КТО ЕСТЬ КТО В РОССИИ

WHO IS WHO IN RUSSIA

© - RFSA

PAGE 1

rfsa ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Бестужев-Лада И.В. ОТВЕТЫ И ПРОГНОЗЫ ПРОШЛОГО ВЕКА

I. Bestuzhev-Lada POPULATION. CIVIL SOCIETY. POLITICS. Forecasts of last century.

Бестужев-Лада И.В. КТО ЕСТЬ КТО В РОССИИ

Бестужев-Лада И.В. БУДУЩЕЕ РОССИИ в свете современных технологических прогнозов.

Бестужев-Лада И.В. ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО “АНДРАГОГИКА”

Бестужев-Лада И.В. ОТВЕТЫ И ПРОГНОЗЫ ПРОШЛОГО ВЕКА

НАСЕЛЕНИЕ

1. Да, Россия вот уже почти 10 лет находится в состоянии нарастающей депопуляции. Превышение смертности над рождаемостью таково, что убыль населения идет со скоростью до миллиона в год при 146 миллионах населения. В ближайшие 5-10 лет в Москве и других крупных городах коренное население уменьшится на 10-20%, а детей - на 20-30%. В обозримом будущем ситуация не изменится, потому что даже для простой стабилизации нужна программа мероприятий, которой нет.

2. Да, на 146 миллионов насчитывается около 40 миллионов пенсионеров по старости и инвалидности и столько же нетрудоспособных детей. Первое имеет тенденцию к возрастанию, второе - к уменьшению. Среди первых более 90% принадлежат к беднякам и нищим (низше-средний и низший классы населения с доходами соответственно в несколько десятков и в несколько USD per capita: средняя пенсия = $20. Никаких программ и реформ с целью улучшения их положения не было и нет. Даже разговор о них может начаться только при новом президенте, которого изберут 26 марта 2000 года или, в случае массовой неявки избирателей на выборы, спустя еще 3 месяца и еще 3 месяца etc.

3. Да, убыль населения частично восполняется притоком беженцев из других республик бывшего СССР, что порождает межкультурные конфликты. Кроме того, среди пришлого населения гораздо выше уровень организованной преступности (рэкет, мафия). Особенно это относится к почти миллиону чеченцев, две трети которых расселились по всей России и преступные элементы здесь составляют сеть тесно связанных друг с другом группировок. То же самое относится к нескольким миллионам эмигрировавших в Россию азербайджанцев, грузин, представителей других национальностей. С другой стороны, быстро уменьшается население Сибири и Севера европейской части России. Люди миллионами переезжают в южные регионы. Никакх программ регулирования этой проблемной ситуации тоже нет.

4. В международном плане наибольшее значение имеют две тенденции миграции. Одна - утечка на Запад специалистов, особенно молодых научных работников; масштаб - десятки тысяч в год, что подрывает кадровый потенциал страны. Другая - заселение пустеющего Дальнего Востока России китайцами де факто, безо всяких виз и разрешений. Масштаб - сотни тысяч в год. В обоих случаях близок предел, за которым начинаются катастрофические последствия.

5. Россия имеет серьезные территориальные проблемы почти со всеми своими соседями, кроме Белоруссии, Монголии и США, начиная с Финляндии, Эстонии, Украины, Молдавии (русский анклав в Тирасполе) и кончая Грузией, Казахстаном, Китаем, Японией. Пока эти проблемы как бы “заморожены” по молчаливому согласию сторон. Однако в случае дестабилизации положения в России или на мировой арене каждая такая проблема чревата полномасштабной войной.

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО.

1. В русском языке понятие “гражданское общество” есть пустой популистский лозунг того же типа, что и “правовое государство”. Оба означают разные характеристики пресловутой “рыночной демократии”, к которой желательно идти от 1000-летнего авторитаризма и 75-летнего тоталитаризма в истории России, учитывая подавляющее преобладание элементов того и другого в российском обществе до сих пор. Русские озаглавили бы этот раздел “Социальные проблемы”, в отличие от проблем экономики, демографии, политики и культуры.

2. Формально в России декларировано гражданское общество, неотличимое от Италии или США. Есть якобы разделение властей, гражданские свободы, права человека и пр. И некоторые элементы этого имеют место в действительности. Но в целом в России ничего не изменилось ни за тысячу, ни за последние сто лет. Полным хозяином страны был и остается государь (штатгальтер типа Кромвеля), носящий разные названия: царь, председатель совета народных комиссаров, генеральный секретарь, президент - и являющийся фактически автократом-диктатором. Правительство - это его бесправные слуги, как у Людовика Х1У, которых он может менять по своему усмотрению. Губернаторы - даже формально избранные - это не более, чем сатрапы персидского царя, всевластные в своей области, но полностью зависящие от произвола государя, который разными способами тоже может принуждать их к повиновению. То же самое относится к любому чиновнику, вплоть до самых низших. Парламент похож на английский или французский накануне революции. Он бессилен перед произволом автократора. Судьи всех уровней тоже полностью зависят от произвола авторитарных властей.

После краха тоталитаризма в 1991 г. постепенно установилась сравнительно слабая личная диктатура Ельцина или, точнее, его ближайшего окружения. Но перед Путиным, которого он назначил своим преемником, стоят такие сложные проблемы (война в Чечне, упадок экономики, ограбление страны олигархами-плутократами, коррупция, преступность и пр.), что их трудно решить без ужесточения личной диктатуры, что и ожидается в обозримом будущем. Правда, для соблюдения чисто ритуальных приличий, Путин должен будет в 2000 году и, возможно, в последующем пройти сугубо церемониальную процедуру имитации выборов с заранее предрешенным результатом, ввиду заблаго-временного устранения всех серьезных соперников.

3. Как явствует из изложенного выше, главные действующие лица в России сегодня - президент и его ближайшее окружение (семья, руководство личной канцелярией, преемник и его личные советники). Путин, которому с 2000 г. переданы все властные полномочия, вынужден, как и Ельцин, считаться только с двумя силами. Во-первых, это кучка олигархов типа Черномырдина или Березовского, которые после переворота 1991 г. присвоили себе огромные состояния, измеряемые миллиардами долларов и оказывают огромное влияние как лично на любого государя, так и на экономику и политику страны в целом. К несчастью для России, почти все они принадлежат к так называемым компрадорам, т.е. торгуют национальными богатствами страны (нефть, газ, руда и пр.), а выручку складывают на личные тайные счета в швейцарских и других зарубежных банках - несколько сот миллиардов долларов за 90-е годы, намного больше, чем требуется стране на все её социальные нужды. Тем самым изначально обескровливается экономика и исключается возможность её стабилизации. В

Во-вторых, это высший генералитет и бюрократия. Конечно, каждого из них можно назначать и смещать по личному произволу диктатора. Но как социальная группа или, точнее, каста, они представляют силу, которая заставляет прислушиваться к их мнению. Тем более, что от их позиции полностью зависит судьба диктатора в критические моменты, как это было, например, осенью 1993 г. при конфронтации президента с восставшим против него парламентом. Никакие другие социальные группировки, включая парламент, суд, политические квазипартии, общественные движения и организации, в политической жизни России практической роли не играют.

4. В России нет политических партий типа западноевропейских. После крушения правящей коммунисти- ческой партии СССР, которая на деле была не партией, а тоталитарной организацией того же типа, что и в фашистских Италии или Германии, возникли сотни протопартий - зародышей будущих партий, которые быстро деградировали в“личные команды” массы политиканов с их корыстными устремлениями Нет ничего похожего на партии социал- или либерал-демократического толка - только названия. Вновь созданная коммунистическая партия России, электорат которой составляют пенсионеры и люмпены, несколько лет была сильна угрозой кровавого реванша, что заставляло большинство населения под-держивать Ельцина как наименьшее зло. Теперь от неё откололись несколько враждующих с ней группировок и она превратилась в удобного для любого диктатора спарринг-партнера на президентских выборах, поскольку заранее обречена на поражение, и может победить только на волне социального взрыва. Остальные “партии” представляют величину, которой можно пренебречь. Профсоюзы и моло-дежная организация были в СССР простым придатком правящей псевлопартии. С 1991 г. они возро-дились в новом качестве: нет никаких организаций, никто не платит никаких членских взносов и никто никого не избирает, а есть сохранившаяся с советских времен верхушка профсоюзов и комсомола, удержавшая в своих руках огромные материальные ценности - счета и недвижимость на миллиарды долларов. Получилось еще несколько “коллективных олигархов”, с которыми нельзя не считаться. При существующих условиях, ни одна “партия”, ни одно общественное движение или организация не имеют никаких шансов на реальную роль в политической жизни страны в обозримом будущем. Только кризис типа ноября 1640 г. в Англии или июля 1789 г. во Франции может изменить ситуацию.

5. Все основные средства масс медиа находятся в руках олигархов и выполняют их волю - вплоть до заказного публичного шельмования оппонентов. Никаких изменений в этом положении не предвидится, поскольку всякое независимое предприятие разными способами ликвидируется или ассимилируется.

6. Политические квазипартии выступают в масс медиа только как марионетки. Экономическое лобби очень сильно и здесь, и в парламенте. Но оно представляет только интересы отдельных олигархов, большей частью несовместимые друг с другом. Эта тенденция полностью сохраняется на перспективу.

7. В настоящее время правительство вынуждено уступать давлению олигархов и в масс медиа, и в политике вообще. Выступить против них любому диктатору будет потруднее, чем Ивану Грозному или

Петру Первому против их бояр, Сталину или Хрущеву против их номенклатуры. Если такое произойдет - Россию ждет переворот посильнее, чем в 1917 или 1991 г.

8. Иностранная собственность в масс медиа незначительна и не играет большой роли. Да этого и не требуется, потому что компрадоры сделали контролируемые ими масс медиа прямыми проводниками интересов своих партнеров на Западе. На всех почти каналах TV и радио с утра до вечера идут американские боевики и рок-концерты, перемежаемые американской рекламой и порнографией. Многие полосы ведущих газет и журналов также словно сверстаны в Нью-Йорке или точнее на Брайтон-Бич.

9. По официальной статистике, половина населения России живет у черты бедности (доход позволяет только не голодать, более или менее прилично одеваться и иметь постоянную крышу над головой). Еще треть - в нищете (питание впроголодь, одежда из старья и жизнь в хижинах или трущобах). Средний класс численно ничтожен (около 10%) и по уровню жизни близок нижне-среднему классу на Западе. Только 10% выиграли от переворота 1991 г., из них 2% сильно обогатились, сравнявшись с западным высше-средним и даже высшим классом. Поляризация общества растет: богатые становятся богаче, бедные - беднее. Эта тенденция сохраняется на обозримую перспективу, поскольку любое общество при засилье компрадоров неизбежно скатывается к структуре типа той, что в Колумбии и других “бына-новых республиках” Третьего мира. Но это - только в рамках легальной экономики. Теневая экономика (её удельный вес сопоставим с легальной) в среднем примерно удваивает доходы, в высшем классе даже удесятеряет, а в низшем дает возможность не голодать, за исключением случаев пьянства, наркомании или рокового стечения обстоятельств (несчастный случай, болезнь, жертва преступления и т.п.)

10. Как и во всех странах западной цивилизации (Россия является маргинальной окраиной этой цивилизации, подобно многим странам Латинской Америки, Тропической Африки или Восточной Европы) при господстве однодетной системы и наблюдающейся депопуляции происходит физиологи-ческая и психологическая деградация населения, особенно в неимущих слоях. Количество детей-невротиков перевалило за половину, аллергиков - за две трети. имеющим серьезные проблемы с ухом-горлом-носом, зрением, позвоночником, гинекологией и урологией - за четыре пятых. Полностью здоровы не более 5% детей. На сто с лишним миллионов взрослых - около двадцати миллионов пьяниц и алкоголиков, около двух миллионов наркоманов, количество бездомных бродяг-взрослых и беспризорных детей также исчисляется миллионами, не менее двадцати миллионов стариков-пенсионеров жестоко страдают от нищеты и одиночества. Требуются чрезвычайные меры и международная помощь, чтобы хотя бы приостановить рост масштабов этого бедствия в обозримом будущем.

11. Принципы оптимизации социальной политики давно разработаны специалистами в нескольких вариантах. Они предусматривают адресную помощь разным группам нуждающихся - главным образом, продовольствием и одеждой, а также бесплатностью жилья и помощью в повышении урожайности на маленьких участках земли (0,03-0,06 га), которыми владеет большинство российских семей и которые спасают их от голода. Неэффективно только резкое повышение зарплат и пенсий, поскольку мафиозный рынок немедленно реагирует на это адекватным повышением цен в пользу мафии.

ПОЛИТИКА.

1. Да, современная политическая элита России, если не произойдет международных осложнений или социального взрыва, имеет все шансы сохранить власть минимум на следующее 10-летие. 26 марта 2000 г. ожидается узаконение Путина, назначенного Ельциным своим преемником, в качестве президента России путем фактически заранее предрешенных выборов, которые будут откладываться каждые три месяца в случае массовой неявки избирателей. Пока что Путин - всего лишь ставленник ведущей группировки этой элиты. Но теоретически, как только он станет автократором-диктатором официально, он может произвольно повернуть курс политики в любом мыслимом направлении.

2. Приоритетов политики существующего правительства Путина три: 2-1. Война в Чечне. Она должна быть доведена до полного уничтожения или капитуляции нескольких тысяч боевиков под страхом новой консолидации сепаратистско-бандитских формирований (на средства исламских фундаменталистов) и нового наступления бандитов на Северном Кавказе и далее вглубь России, с наращиванием масштабов работорговли и захвата заложников на выкуп, по- скольку в этом - единственный смысл существования боевиков: Чечня слишком мала и слишком разорена для миллиона чеченцев (“Эффект Косово”). От исхода войны целиком зависит судьба прави-тельства Путина.

2-2. Борьба с коррупцией и мафией, которые разрослись настолько, что подрывают дееспособность правительства. Кроме того, лозунги этой борбы настолько популярны среди населения, что эта проблематика неизбежно выйдет на первый план, как только будет решена проблема Чечни.

2-3. Поддержание мирных отношений со всеми соседями России и прежде всего - с Западом (США, НАТО, ЕС). Не только из-за потребности в займах: новые транши почти целиком “съедаются” выплатой процентов по прежним займам. Но и из-страха потерять доступ к тайным вкладам в западных банках - смысл жизни всякого компрадора. Все остальное отходит далеко на задний план или вообще безразлично.

3. В России участие в политике, как и многое другое, различается по форме и по факту. Формально могут быть очень бурные и многочисленные демонстрации. Фактически вся полноста власти на всех уровнях - от деревни до Кремля - принадлежит локальному, региональному или федеральному лидеру и его ближайшему окружению с полным подчинением низших уровней высшему. Это положение не имеет никаких шансов измениться в обозримом будущем, если не произойдет упоминавшегося между-народного осложнения или социального взрыва. Да, возможна массовая неявка на выборы и их бесконечный перенос,что не изменит ситуации в целом.Нет,пока не существует и даже не зарождается никакой партии, движения, организации, способных изменить ситуацию. Повторим: трудность проблем, стоящих перед правительством, заставит его скорее ужесточить политический режим, нежели либерали-зовать.

4. Серьезные конфликты при такой ситуации неизбежны и происходят непрерывно - главным образом, в форме политических скандалов. Но это - главным образом в среде правящих кругов, поскольку все остальное разными способами быстро подавляется силой. Напомним, что попытка Примакова и Лужкова составить реальную конкуренцию Путину была подавлена их тотальной диффамацией. Сепаратистские тенденции отдельных региональных лидеров тоже быстро сводятся к нулю. А в остальном деморализация и социально-психологическая усталость населения таковы, что трудно ожидать какого-то выступления снизу, если не случится какого-то чрезвычайного происшествия.

5. Главные действующие лица - президент и его окружение, находящиеся под сильным влиянием плутократов-олигархов, с одной стороны, и высшей бюрократии/генералитета, с другой. Более мелкие лобби решают более мелкие задачи. Партии, движения, организации - бессильны. Никаких новых сил на стадии становления пока не видно. Политическую повестку дня сегодня целиком определяют личные тайные советники исполняющего обязанности президента.

6. Диссидентство минувших десятилетий выродилось в демагогию. Почти все идеологи “перестройки” либо вымерли, либо деморализованы, либо отошли от политики. Нелегальные политические группы, ничтожные количественно, имеются только в стане ультра - левых и правых. Они организуют прово-кационные демонстрации типа взрывов памятников, осквернения кладбищ и т.п. Их роль в политике близка к нулю. Гораздо сложнее проблема запрета тоталитарной идеологии, поскольку она сделалась знаменем массового протеста против плутократии (примерно треть населения поддерживает комму-нистов). Самое радикальное лекарство в данном отношении - конструктивная правительственная программа. Но от неё до президентских выборов стараются уклоняться из страха потерять часть голосов электората.

7. В отношении этнических меньшинств проблема осложняется наследием СССР. Коммунисты в демагогических целях создали национальные квазиреспублики даже там, где коренное население составляло не более 10% русских. Напомним, что две трети татар и чеченцев живут в других регионах, а половину населения той и другой республики составляют русские. Раньше это не имело никакого значения, поскольку “республики” были чистой бутафорией. Сегодня идеология сепаратизма выгодна местным чиновникам, которые таким образом получают приоритет при распределении должностей и связанных с ними благ. С этой целью они раскручивают чисто демагогический национализм, пытаясь уйти от федеральных налогов, что подрывает государство в целом. Здесь положение на перспективу определяется положением правительства: усиливаются его позиции - сепаратизм автоматически затухает, ослабляются - столь же автоматически нарастает.

8. Первый фактор дестабилизации национальных отношений в стране - любая неоправданная льгота какой-то нации, что сразу вызывает лавину аналогичных требований других. Второй - какая-то непопулярная мера, которая выглядит как дискриминация (хотя наиболее дискриминировано во всех отношениях прежде всего русское население). Особенно опасен спровоцированный в чьих-то корыстных интересах межэтнический конфликт, который сразу пойдет волнами по стране. Горючего материала со времен СССР накопилось достаточно. Напомним, что фиктивные национально-государственные образования делились на 4 ранга: союзные и автономные республики, национальные области и округа. Теперь три последних ранга стали равноправными субъектами Фелерации с крайне запутанными отношениями меж ними. К этому добавлялся добровольный массовый отток учащихся из национальных школ, так как после русской школы легче было сделать карьеру. Было также недовольство налогами, доходившими, как и сейчас, до 80-90% всего произведенного на местах, в связи с чем приходилось давать налоговые льготы всем, кроме русских. Сегодня к этому добавились национальные мафиозные группировки, фактически собирающие дань со всех городов и областей России, начиная с Москвы.

9. Наиболее тревожно положение в исламских республиках - Татария, Башкирия, Северный Кавказ - что связано с идеологической агрессией исламского фундаментализма. Сегодня это положение целиком зависит от судьбы войны в Чечне. Никаких проблем не возникает в угро-финских республиках, а в Сибири - проблемы, общие для всех. Все остальное целиком зависит от стабильности ситуации в самой России.

10. Главная причина социального кризиса и политической неустойчивости в России - последствия краха тоталитаризма, реализованной утопии казарменного социализма. В какой-то мере схожие с тем, что творилось по той же причине во 2-й половине 40-х гг. в Германии, Италии, Японии. Напомним, что Россия изнемогла под бременем гонки вооружений: 88 копеек с каждого рубля национального дохода против 16 центов с доллара у противника - и фактически капитулировала. Теперь ей, как Германии, Японии, Италии в конце 40-х гг., можно помочь снова встать на ноги только аналогом Плана Маршалла - но так, чтобы помощь не разворовала мафия и коррумпированная часть правительства. Альтернатива - продолжающася “югославизация” России с катастрофическими последствиями не только для неё.

11, Большинство населения России сегодня поддерживает решительные действия Путина в Чечне, его призывы покончить с преступностью и коррупцией, стабилизировать экономику. Кроме того, Путин, как и Ельцин, для двух третей населения - гарант против опасности кровавого реванша коммунистов. Еще один аргумент консенсуса: все остальные кандидаты - кроме диффамационно отстраненных - слабее, хуже. Поэтому примерно половину голосов избирателей с первого или последующего заходов Путин должен собрать точно. У коммунистов, по зондажным опросам, должно быть не более 30-40%, у остальных - считанные проценты. Любое негативное происшествие - активизация действий бандитов в Чечне, крупная катастрофа, сбой в поставках продовольствия, теплоносителей и т.п. - может резко сократить путинский электорат, так что сохранять власть придется введением чрезвычайного положения, что нежелательно для всех. Наиболее явной формой социального протеста является коммунистическая идеология (треть населения), в меньшей мере - нацистская (несколько процентов). Все остальное - величина, которой можно пренебречь.

12. Через 5-7 лет Россия, в её настоящем виде, либо стабилизирует свое положение более твердой и последовательной внутренней политикой (особенно по отношению к преступности и коррупции) - либо вступит в следующую стадию коллапса, граничащую с распадом и фактическим исчезновением с карты Евразии. По крайней мере, на большей части своей территории.

I. Bestuzhev-Lada POPULATION. CIVIL SOCIETY. POLITICS. Forecasts of last century.

POPULATION.

1. Yes, Russia here already almost 10 years is in a condition of increasing depopulation. The excess of mortality above birth rate is those, that the decline in population goes with speed up to one million per year at 146 millions population. In nearest 5-10 years in Moscow and other large cities the native population will decrease on 10-20%, and children - on 20-30%. In the foreseeable future the situation will not change, because even theprogram of measures necessary for simple stabilization is not present.

2. Yes, on 146 millions is totalled nearly 40 millions pensioners on old age and physical inability and as much of children under 18. First has tendency to increase, second - to reduction. Among first more than 90% belongs to the poor men and very poor man (low-middle and low classes of the population with the monthly incomes accordingly in some tens USD and in some USD per capita. The average salary = $40 and the average pension = $20 (truth, food set of the cheapest products for one week for two men costs about $5 and approximately as much monthly payment of usual habitation. Any programs and reforms with the purpose of improvement of their situation were not and is not present.

3. Yes, the decline in population partially is filled with inflow of the refugees from other republics former USSR, that derivates the intercultural conflicts.Besides among coming population the level of the organized criminality (racket, mafia) is much higher. Especially it concerns to almost one million of Chechens of them two thirds are settled on all Russian regions and criminal elements here make a network of groupings closely connected with each other.That most concerns to several millions Azerbeidzhans, Georgians, Armenians, representatives of other nationalities immigrated in Russia. On the other hand, population of Siberia and of North of European Russia quickly decreases. The people of millions move in southern regions. Any programs of regulation of this problem situation too are not present.

4. In the international plan the greatest meaning have two tendencies of migration. One is outflow on West of the experts, especially of the young science fellows. Scale is about tens thousands per year, that undermines personel potential of the Russian science. Another is settling of depopulased Russia Far East by Chineses de facto, without any visas and sanctions. Scale is hundreds thousands per year. In both cases the limit is close, behind which the catastrophic consequences begin.

5. Russia has serious territorial problems almost with all neighbours, except for Byelorussia, Mongolia and USA, since Finland , Estonia, Ukraine, Moldavia ( Russian enclave in Tiraspol) and finishing Georgia, Kazakh-stan, China, Japan. While these problems as though “are frozen” in the silent consent of the parties. However in case of destabilization of situation in Russia or on global arena each such problem is fraught with a full-scale war.

CIVIL SOCIETY.

1. In Russian concept “the civil society” is rather a populist slogan like the same of “the lawful state”. Both mean different characteristics of a more general slogan “market democracy”, towards which it is desirable to go from 1000-year’s of authoritarianism and 75-year’s of totalitarianism in the history of Russia, taken into account overwhelming prevalence of elements that and another in the Russian society till now. Russians would entitle this section “Social problems”, as against economic, demographical, political, cultural and other problems.

2. Formal in Russia is declared a civil society of the same type as for example in Italy or in USA. There is ostensibly division of authorities, civil rights etc. And some elements of it take place actually. But as a whole in Russia nothing has changed neither for last thousand, nor for last hundred years. The complete owner of the country was and remains Gossudar (dictator, autucrator, stateholder like Caesar or Cromwell), carrying the different names: kniaz (konungs, king), tsar (caesar), predsedatel soveta narodnykh comissarov (chairman of the people’s comissioners council), generalny secretar (secretary general), president (president) - and being actually an autocrator-dictator-rex. The government is in fact a kind of some personal servants (doubled by another servants of autocrator’s camarilla) of the same type as ministers of Louis XIY, which he can change at his own discretion. The governors of any Russia’s areas - even formally elected - are no more than sartaps of Persian shakhinshakh,each also a“mini-autocrator” in his area,but completely dependent from an arbitrariness of Gossudar, who by different ways too can force them to obedience. That most concerns to any officers, dawn to most lowest. The perliament is similar on English or French on the eve of revolution. It is powerless before an arbitrariness of autocrator.The judges of all levels too completely depend on an arbitrariness of authoritarian authorities. After crash of totalitarianism in 1991 the rather weak personal dictatorship of Eltsin or, more precisely, of his nearest environment was gradually established. But before Putin, who was nominated by Eltsin as his successor, such complex problems appear ( war in Chechnia, decline of economy, robbery of this country by oligarchs-plutocrats, corruption, criminality etc), that it is difficult for solving without much more hard personal dictatorship, as it is expected in the foreseeable future.

3. Main working persons in Russia today as stated above are the president and his nearest envoronment (family and top clercs of personal administration). Putin as well as Eltsin is compelled to be considered only with two powers. First is a group of oligarchs like Tchernomyrdin or Berezovsky who after revolution of 1991 have appropriated to themselves huge properties measured in $ billions and render huge influence personally on president as well as on economy and policy of this country at the whole. Unfortunately for Russia, almost all of them belong to so-called compradors,i.e.sellers of national riches (petroleum, gas, ore etc) putting proceeds on personal secret accounts in Swiss or other foreign banks: some hundreds billions USD in 1992-2000 - much more than it is required to all social needs of Russia. Under such circumstances there is impossible any development or even any stabilization of the economy. Secondly, it is the top of bureaucracy, especially of generals. Certainly, each of them can be to be nominated and displace on a personal arbitrariness of the president. But as a social group or, more precisely, caste they represent power, which forces to listen to their opinion. Becouse in critical moments the destiny of any president completely depends on ther position, as it was the case in autumn 1993 during confrontation between president and some rebelling leaders of the parliament. Any other social groupings, including parliament, court, political quasi-parties, public movements and organizations do not play any important role in political life of Russia.

4. There are in Russia no political parties like in Western democracies. After wreck of the ruling USSR communist party, which in fact was not a party but a totalitarian structure like the same organizations in fascist Italy or nazist Germany, there were arisen hundreds “protoparties”- germs of the future parties, which are fast degradated in “personal teams” of some politicians with their mercenary tendencies. There is nothing similar to a party of social- or liberal-democratic sense - only sign-boards. The reestablished “Russian communist party” with electorate mainly of old pensioners and lumpens was during some last years very dangerous due the threat of a bloody revenge, that forced the majoriry of Russian population to support Eltsin as the least evil. Now from it have broken away some hostile groupings and it has turned to a kind of a “sparring-partner”, convenient for presidential elections, as beforehand is doomed on defeat, and can win only on a wave of social explosion. Other “parties” represent a quantite negligeable. The trade unions and youth organizations are no more as rudiments of USSR times, where it were a kind of appendage of ruling structures Since 1991 it have revived in a quite new quality: there are no organizations, nobody pays any member fees, nobody elects anybody, but some top clercs of Soviet profsojuz and comsomol kept in their hands since Soviet times huge material “inheritance” - money and real estate on many billions USD - transformed in a kind of “collective oligarch”, with which it is necessary to be considered as with any other oligarch. Under existing conditions, any such “party”, any public movement or organization have not any chances of a real role in political life of the country in the foreseeable future. Only a great political crisis such as in November, 1640 in England or in July, 1789 in France or in February, 1917 in Russia can change this situation.

5. All basic means of mass media are in hands of oligarchs and carry out their will - down to custom-made public diffamation of the opponents. Any change in this situation is not expected, becouse any independent enterprise by different ways is liquidated or assimilates.

6. Political quasi-parties act in mass media only as puppets. Economic lobbies are very asrog here, as well as in parliament. But it represents only interests of separate oligarchs, mostly incompatible with each other. This tendency is completely kept on prospect.

7. Now government is compelled to concede to pressure of oligarchs in mass media as well as in policy at the whole. To act against them for Putin is much more difficult, than for John the Terrible or for Peter the Great to act against their barons, for Stalin or for Khrushchev to act against their “nomenclatura”. If such conflict will take place, so Russia waits a revolution much more radical then in 1917 or in 1991.

8. The foreign property in mass media is insignificant and does not play any important role. Yes, it is also not required, because compradors have made mass media controlled by them as direct conductors of their Western partners interests. On almost all TV and radio channels since morning till night there are American hits-clips-rocks alternated by American advertising (three-four times more frequent then in the USA!) and as if “erotics” (pornography, forbidden even in the USA). Many strips of newspapers and magazines also made so as if it was “made in USA”.

9. According statistics half of Russia population lives at feature of poverty (income allows only not to hunger, more or less decently to dress oneself and to have a constant roof above a head). Nearly a third lives in hard poverty (feed half-starved, clothes from second-hand articles and homeless or life in huts and slums). The middle class numerically is insignificant (about 10%) and on standard of living is close to a low-middle class in West. Less then 10% have won from revolution of 1991. From them nearly one fifth (2% of population) is strong enriched with promotion to Western high-middle or even high class ( oligarchs mentioned above). The polarisation of Russian society grows: rich become richer, poor become poorer. This tendency is kept on foreseeasle prospect, becouse any society at dominance of compradors is inevitable degradated to structure like in Colombia and others “banana republics” of the Third world. But social structure mentioned above exists only within the framework of legal economy. Shadow economy (its densities is comparable with legal one) on the average approximately doubles the incomes so that an officially very poor man in fact can drink everyday a glass of vodka what is eqivalent in roubles to a lanch or a dinner. The “shadow incomes” are as much as 90-99% of all incomes in high class and enable not to hunger in low class, except for cases of hard drunkenness, drugs or fatal confluence of circumstances (accident, illness, victim of a crime etc).

10. As well as in all countries of Western civilization (Russia is a marginal sub-civilization of it, similarly to some countries of East Europe) at domination of “one-child system” and observed depopulation here occurs physiological and psychological degradation of the population6 especially in deprived layersThe quantity of children-neurotics has passed for half, allergics - for two thirds, having serious problems with ear-throat-nose-sight-backbone, hynecology or urology - for four fifth. Completely healthy are no more than 5% children. Out of 110 millions adults in Russia more then 15 millions are harddrinkers or alcoholics, more than 1,5 million are drug addicted, some millions are homeless tramps - adults and children, majority of 40 millions aged pensioners severly suffer due poverty and loneliness. The extreme measures and international help are required even to suspend growth of this disaster scales in the fore seeable future.

11. The principles of social policy organization for a long term are developed by the experts in several variants. They provide the address help to different groups requiring - mainly foodstuffs and clothes, and also gratis for habitation and public transportation, help in increase of productivity on small sites of ground (0,03-0,06 hectar), which are owned by the majority of Russian families and which rescue them from famine. Inefficiently is only sharp increase of the salaries and pensions, becouse totally criminalized market immediately reacts to it by adequate increase of the prices for the benefit of mafia.

POLITICS.

1. Yes, existing political elite of Russia, if not will take place a serious international conflict or social explosion, has all chances to keep authority for a minimum next four-eight years. Putin now is only protege of a leading group of this elite. But theoretically as soon as he will be a legal president (Gossudar), he could turn the course of his policy in any conceivable direction.

2. Priorities of existing Putin government are three as follows: 2-1. War in Chechnia. It should be lead up to utter annihilation or capitulation of some thousands terrorists under fear of a new consolidation of separatist-gangsters formation (supported by islamic fundamentalists) and a new offensive in Northern Caucasus and further deep into Russia, with escalating of scales of slave trade and capture of the hostages on the repayment as a unique sense for existing terrorism. Chechnia itself is too small and too ruined for one million of chechens. And either they will be organically incorporated into Russian socio-economico-political life or it will be full-scale war without end. The destiny of Putin government today wholly depends on outcome of war. 2-2. Struggle against curruption and mafia (“organized criminality”), which have grown so, that undermine any capacity of government. Besides the slogans of this struggle are so popular among the population, that this problematics inevitably will leave onthe foreground as soon as problem of Chechnia will be decided.. 2-3. Maintenance of the peace relations with all neighbours of Russia and first of all - with West (USA, NATO, EC). Not only because of need for the loans: new tranches are almost wholly annihilated by payment of percents under the former loans. But also from fear to lose access to the secret contributions in western banks - sense of life of everyone comprador. All other aspects depart far on a background or are indiffirent for authoritis in general.

3. In Russia participation in politics as well as much another differs uder the form and the fact. Formally there can be very rough and numerous demonstrations. Factually all completeness of authotity at all levels - from Cremlin and down till the last village - belongs to an appropriate federal, regional, or local boss and his nearest environment with complete submission of the lowest levels to the highest. This situation has not any chances for changes in the foreseeable future, if not will take place any mentioned above international conflict or social explosion. Yes, the mass absence on elections and its infinite carry is possible but can not change the situation as a whole. Is not present, does not exist and does not even in progress any party, movement, organization capable to change the situation. Let’s repeat: the difficulty of problems facing to government will force it to make more hard the existing political regime rather than to liberalize.

4. The serious conflicts in ruling circles at such situation are inevitable and occur continuously - mainly, in form of political scandals. Let’s remind, that an attempt of Primakov and Luzhkov to make a real competition for Putin was supressed by their total diffamation. Separatist tendency of some regional leaders too are quickly reduced to zero. And in rest demoralization and socio-psychological weariness of the population are those, that it is difficult to expect any of performance from below, if not happen any of extreme incident.

5. Main acting persons in Russia are president and his nearest environment who are acting under strong influence of plutocrats-oligarchs on the one hand, and top bureaucrats/generals on the other. Fineer lobbies decide fineer tasks. the parties, movements, organizations are powerless. Any new forces at a stage of formation are not yet visible. The political agenda today is wholly determined by personal advisers of the acting president.

6. The dissidency of past decades has degenerated into demagogy. Almost all ideologists of perestroyka 1985-1991 either have died out, or are demoralized and far from political life. Some illegal political groups, insignificant quantitatively, are available only in area of ultra-extremists - left and right.They organize provocative demonstrations such as explosions of monuments, deseccration of cemeteries etc. Their role in politics is close to zero. Much more difficult is problem of an interdiction of any totalitarian ideology, as it has become a banner of the mass protest against plutocracy (about a third of electorate voting for communists, some percents - for nazists). The most radical medicine in the given relation may be a constructive govern-mental program. But till now no such program is developed.

7. Concerning ethnic minorities the problem is complicated by a USSR heritage. The communists with their demagogic purposes have created many national quasi-republics even there, where the native population made no more than 10% of Russians. Let’s remind, that 2/3 of tatars and chechens live in other regions , and half of population of that and other republic make Russians. Earlier it had not any meaning, as “republics”were a pure window-dressing. Today ideology of separatism is favourable for local officials, who thus receive a priority at distribution of posts and boons, connected to them. With this purpose they untwist demagogic nationalism, trying to leave from federal taxes, that undermines the state as a whole. Here situation on prospect is determined by a situation of Putin government: are strengthen its positions - so separatism automatically amplify fades, are weakened - so also automatically accrues.

8. The first factor of any national relations destabilization in the country is any unjustified privilege of any nation, that at once causes an avalanche of the similar requirements by others. The second factor is any unpopular measure, which looks as discrimination (though the most discriminated in every respect is first of all namely Russian population). The interethnic conflict is especially dangerous provokated in someone’s mercenary interests which at once will go by waves on the country. A combustible material from USSR times was collected enough. Let’s remind, that the fictitious national-state formations were divided into four ranks: allied and autonomous republics, national provinces and districts. Now all allied republics are independent states, UNO members, and last three ranks become the equal in rights subjects of Russian Federation with extremely confusing relations between them. To this the voluntary mass outflow of school children from their national schools was added, as after Russian school it was easier to make career. There was also discontent the taxes reaching, as well as now, till 80-90% ofn all made on places, so in this connection it was necessary to give tax privileges to everybody, except for Russians. Today to this were added national mafia groupings actually assembling contributions from all cities and villages in Russia, beginning from Moscow.

9. The most disturbing situation is in islamic republics of Tatarstan, Bashkortostan, in Northern Caucasus, that is connected to ideological aggression of islamic fundamentalism. Today this situation wholly depends on destiny of war in Chechnia. No problems with all Ugro-Finnish republics and in Siberia - or rather there are problems common for Russia at the whole. All rest wholly depends on stability of situation in Russia.

10. The first cause of social crisis and political instability in Russia is concequence of totalitarianism crash, i.e. catastrophe of barracks socialism utopia. In any measure similar to the situation created in the second half of 40s in Germany, Italy, Japan. Let’s remind, that Russia was exhausted under burden of arms race: 88 kopecks from each rouble of the national income against 16 cents from each dollar at the opponent - and actually was capitulated. Now for Russia as well as for Germany, Italy, Japan at the end of 40s it is possible to help again to rise on legs only by analogue of the Marshall Plan, but so that the help has not plundered by mafia and corrumped part of government. An alternative is proceeding “jugoslavization”of Russia with catastrophic con-sequences not only for it.

11. The majority of Russia population today supports actions of Putin in Chechnia, his appeals to finish with criminality and corruption, to stabilize economy. Besides Putin, as well as Eltsin, for 2/3 of population is a garant against danger of a bloody communists revenge. One more argument for concensus: all other candidates - except for diffamated and discharged - are weaker, worser. Any large accident may provoke the necessity of extreme rule introduction, that is undesirable for all. Here we see causes of a relative stability today.

12. In next four-eight years Russia, in its present kind, either stabilizes the situation by firmer and consecutive policy (especially in relation to criminality and corruption) either will enter the following stage of collapse close to disintegration and actual disappearance from the Earth surface. May be together with Euroamerican and Euroasian civilizations from San-Francisco to Vladivostok under pressure of more aggressive Southern civilizations.

Бестужев-Лада И.В. КТО ЕСТЬ КТО В РОССИИ

Много вздора было нагромождено в так назывемой “теории научного коммунизма”. И самое вздорное - “социально однородное”, оно же “бесклассовое” общество. Которое якобы было, потом сплыло, развалилось на классы, но снова возродится в Светлом Будущем. Неизвестно, как обстоит дело в обществе вирусов и микробов, но уже этажом выше - картина до боли знакомая. Начиная с собачьей или обезьяньей стаи и кончая детской, подростковой, молодежной, взрослой компанией, а также тюремной камерой или солдатской казармой и так далее со всеми остановками, вплоть до любого государства, всегда и всюду всякое сообщество живых особей, словно некий чертов коктейль, делится ровно на пять слоев-классов: вожаки, они же паханы; их прихлебатели - шестерки; просто мужики (вариант: бабы), носящие странный титул “козлы”; те же “козлы”, но более убогие с титулом “хмырей”; наконец, самое “дно общества” - изгои, “опущенные”.

В масштабах государства паханы могут называться по-разному: брамины-кшатрии, аристократия номенклатура, “новые русские”, высший класс - разве это имеет значение? Важно другое: на самом деле - это горстка отъявленных негодяев (не более 1-2% населения, считая с членами семей), которые захватили львиную долю национального богатства и всю фактическую власть. Точно так же следующие три слоя могут именоваться вайшьями-шудрами,трудягами-работягами средним классом, котоорый подразделяется на высше-средний, просто средний и низше-средний. Суть одна: это - основа общества, на которой держится и высший, и низший класс ( о последнем - чуть позже) В благополучном государстве - например, в Швеции - средний класс, включая “высше” и “низше”, составляет подавляющее большинство, свыше 90% всех членов общества. При этом разница в доходах между высше-средними и низше-средними не превышает пропорции 3 : 1. В неблагополучном государ-стве - например, в России, Колумбии и любой другой Руанде-Бурунди - в собственно среднем и тем более в высше-среднем классе обретается в совокупности не более 15-20% населения, а большинство составляют бедняки низше-среднего класса. В сегодняшней России это - больше половины населения.

Наконец, на дно любого общества опускается “низший класс”: парии, кочевые инородцы, колхозники 30-50-х годов, которых гнали на принудительную работу без зарплаты, только за право пользования приусадебным участком, чтобы не умереть с голода. Сегодня это - бомжи и другие обездоленные. Не просто бедные, а просто нищие, известные в просторечьи как “голь перекатная”. В благополучном государстве удельный вес этого класса сопоставим с высшим. То-есть, те же считанные проценты. В России сегодня это - каждый третий. Можно произвести сколько угодно революций, хоть завтра повесить на фонарях всех “новых русских” - послезавтра “чертов коктейль” восстановится заново один к одному. Только “новые русские” станут называться снова “номенклатурой” или, скажем, “ более равными”. А парии-бомжи станут опять “колхозниками” или, допустим, “блаженными”. Суть останется прежней.

К сказанному необходимо сделать два пояснения.

Первое. Мы так нехорошо отозвались о “высшем классе” только потому, что туда редко кто попадает за исключительное трудолюбие или выдающиеся заслуги перед обществом. Хотя случается и такое. Дело в том, что если бы, вопреки известной пословице, палаты каменные наживались трудом праведным, то сегодня Россия целиком состояла бы сплошь из березовских-абрамовичей, а бомжей показывали бы в музеях. Ясно, что это - ненаучная фантастика. В реальной жизни разве лишь одна Алла Пугачева может более или менее внятно спеть, откуда такие деньжищи. На всех остальных негде ставить пробы с надписью “хапанул”.

Второе. Применительно к России в классовом делении общества необходимо учитывать удельный вес “теневой экономики”, сопоставимый с нетеневой, нормальной. Да, формально, высший класс - это те, чей доход на душу населения в месяц измеряется тысячами долларов. Высше-средний класс на порядок меньше - сотнями. Просто средний - еще на порядок: десятками. Низше-средний - какая-нибудь десятка, плюс-минус пятерка. Низший - всего несколькими долларами, прожить на которые целый месяц просто физически невозможно.

Но на эти формально-статистические гроши никто и не живет. “Наверху” воруют, кто умеет, не формально-налоговыми тысячами, а десятками и сотнями тысяч на тайные счета в зарубежных банках. “Внизу” больше разнообразия. Там, конечно, тоже повальное воровство и тоже десятками и сотнями, но уже не тысяч и не долларов, а более родных купюр, которые плохо лежат. Но есть и вариант: “левые приработки”. Официально семья живет на зарплату отца и матери, измерямую в совокупности несколькими сотнями “деревянных”. Фактически же мать, скажем, ходит к кому-то мыть полы-окна и каждый раз возвращается с суммой, превышающей зарплату. Отец же копается на своих шести сотках, чинит кому-то утюг или крышу, тащит домой то ведро грибов из леса, то ведро лещей с реки, то моток “плохо лежавшей” проволоки на продажу. В итоге каждодневно происходит обыкновенное чудо тиражом в полсотни миллионов экземпляров. Формально доход, допустим, 2-3 доллара на человека в месяц, и он давно должен был бы, по всем законам природы и общества, окочуриться от такого богатства. Фактически же у главы семьи на столе всякий день стакан водки. Чего не может позволить себе никакой Рокфеллер. И когда кто-нибудь из семьи умрет-женится - застолье тоже “ как у всех”, доотвала.

Как же нам ухитриться догнать и перегнать Швецию, сведя процент бедняков с 50 до 5 , а процент нищих - с 33 до 3? И чтобы все остальные крутились вокруг средней зарплаты. В понимании, что 1-2% березовских-абрамовичей все равно никуда не денутся в любой Швеции, при любом режиме.

На этот счет существует детальным образом разработанная технология - да еще в нескольких вариантах. Только она ни к чему ни 1-2% “наверху” (а у них, повторяем, вся реальная сила и власть), ни 80-90% “внизу” - тотально обездоленным, деморализованным, подавленным.

Россия, словно Спящая Красавица (мертвецким сном беспробудного повального пьянства), все еще ждет своего Прекрасного Принца. Вот придет он, возьмет за руку и поведет в Светлое Будущее.

Впрочем, нечто в этом роде уже вроде бы было десятков восемь лет назад.

Хотите повторения?

Или есть другие варианты?

Бестужев-Лада И.В. БУДУЩЕЕ РОССИИ в свете современных технологических прогнозов.

Врез: Историк знает прошлое, но не может изменить его. Футуролог не может знать будущее, но способен изменить его, анализируя назревающие проблемы и неизбежные последствия намечаемых решений, подсказывая выбор оптимального из них. Именно за это их всюду в мире терпеть не могут управленцы. Только аппарат наметил решение, только начальник важно озвучивает его, как вдруг из темного леса навстречу ему идет очередной заветов грядущего вестник и предупреждает: “Примешь ты смерть от коня своего!” Ну, кому такое понравится? Справедливости ради надо сказать, что когда начальству приходится очень туго, то обращаются не к цыганкам, а именно к футурологам (разумеется, не у нас). И тогда эффективность управлен-ческих решений становится намного выше. Но когда опасность миновала - футурологов снова гонят с глаз долой. А в СССР и ныне вРоссии их обычно либо держат на положении цыганок, либо напрочь игнорируют.

Вообще-то, понятие “футуролог” - сугубо образное. На деле это обычный научный работник - технарь, экономист, социолог, биолог и т.д., занятый исследованием перспектив того или иного процесса. На Западе его так и зовут: исследователь будущего. Ведутся такие исследования путем изучения инерционных или аналоговых процессов, опросами экспертов, разработкой вероятных сценариев ожидаемых и желаемых изменений того или иного объекта. И меньше всего думают при этом о предсказаниях. Больше всего - о выявлении оптимального решения назревающей проблемы. Все это называется технологическим прогнозированием.

Игорь Васильевич Бестужев-Лада - один из старейших футурологов мира (в 2001 г. - полувековой юбилей его деятельности на этом поприще). Один из основателей и Почетный член Всемирной федерации исследований будущего, президент Академии прогнозирования - российской фракции создаваемой ныне Всемирной академии будущностей, автор нескольких десятков книг и нескольких сотен статей по истории и теории технологического прогнозирования. Его последние книги: “В преддверии Страшного суда, или Избежим ли предреченного в Апокалипсисе?” (1996), “Перспективы развития культуры” (1997), “Россия накануне ХХ1 века: от колосса к коллапсу и обратно”(1997), “Перспективы трансформации России: экспертный сценарно-прогностический мониторинг”(1998), “Альтернативная цивилизация” (1998) и др.

Мы обратились к ведущему футурологу, академику Росийской академии образования, доктору исторических наук, профессору МГУ, зав. сектором социального прогнозирования Института социологии РАН и пр. с просьбой поделиться своими мыслями о будущем России.

СУДЬБЫ ЕВРАЗИИ: ИЗМЕНИТЬСЯ ИЛИ ПОГИБНУТЬ.

Говоря о будущем России, нельзя забывать, что при всем своем своеобразии, она - всего лишь органическая составная часть одной из десятка современных мировых цивилизаций и должна - если ничего не изменится - разделить судьбу именно этой, а не какой-то другой. Не западной, не исламской, не индийской, не китайской, а именно евразийской.

Надобно уточнить, что понятие “Евразия” само по себе - не хула, но и не хвала. У этой мировой цивилизации, как и у всех остальных, есть свои плюсы и минусы, свое особое лицо. Положительные черты евразийцев - русских, украинцев, белоруссов и многих других народов Восточной Европы и Сибири - общеизвестны. К ним относится прежде всего с трудом перево- димая на иностранные языки, но высоко ценимая во всем мире душевность. Еще одной черте трудно подобрать адекватное название даже по-русски. Я бы назвал её философичность - способность размышлять о разных высоких материях. И если первая черта поставила русских женщин вне конкуренции на мировом брачном рынке, то вторая породила анекдот, будто американский университет - это место, где русский профессор читает лекции китайским студентам. Третья черта - самоотверженность, именуемая во всем мире героизмом, а в Евразии - страдой, составляющей повседневную жизнь туземцев. Там, где любой другой землянин сдастся на милость победителя или стихии, либо предпочтет самоубийство - евразиец выстоит. И если бы евразийцы жили во времена гибели динозавров, то они, наверное, единственные выстояли и в таком ката- клизме. Этот перечень можно продолжать.

Но у всякой медали - две стороны. И негативные черты евразийцев столь же известны. сколь и позитивные. Одна из них - леность, заполняющая обычно долгую паузу меж двумя приступами страды и подкрепляемая убеждением, что всякий труд есть удел раба, а посему работа любит только дураков. И уж если работы не избежать, то надо по крайности делать её так, чтобы было мучительно больно при виде результатов. Другая черта- специфическое отно- шение ко всему, что плохо лежит, обобщаемое обычно присказкой насчет охулки, которую якобы недопустимо класть на руку (еще одно непереводимое словосочетание). Третья черта - отношение к любому наркотику, начиная с никотина и алкоголя, как к противному, но не- обходимому лекарству, которого чем больше втянешь, содрогаясь от омерзения, тем лучше (правда, неизвестно, для кого и для чего).

Этот перечень тоже можно продолжать, но достаточно перечисленных трех черт, чтобы уверенно поставить диагноз: цивилизация с таким набором метастазов не переживет ХХ! век, может быть, даже 1-ю четверть грядущего столетия. В условиях лавинообразной комплексной компьютеризации общественного производства, когда каждое рабочее место на вес золота, любой, не выдерживающий конкуренции на мировом рынке труда, пусть даже при сколь угодно низкой оплате, должен будет уступить место под солнцем более трудолюбивому и, главное, более добросовестному. В условиях жестко компьютеризованной экономики, вообще жизни, невозможно давать волю сильно развитым хватательным инстинктам. Да, один раз можно предъявить к оплате фальшивую кредитную карту и потом долго скандалить, почему вдруг она недействительна. Но второй раз такой номер не пройдет. Наконец, одно только повальное пьянство существующими темпами и масштабами четко определяет пределы существования цивилизации с подобными питейными традициями: два-три десятилетия, а затем - судьба всех племен и народов, которых алкоголь уже стер с лица земли.

Увы, помимо перечисленных, существует еще целый букет не менее гибельных черт. Евразия - не единственная мировая цивилизация, где злодейка-история подавила Чувство Прекрасного, и люди привыкли к вони и грязи, немыслимых в быту ХХ1 века, как он рисуется в свете прогнозного фона на долгосрочную перспективу. Подавила Чувство Человеческого Достоинства, а без него немыслима жизнь в мире “умных машин” близкого будущего. Привила повальный правовой нигилизм, убеждение, будто закон - это куда повернешь, туда и вышло. Как жить с таким убеждением, когда иное правонарушение может обернуться катастрофой континентальных масштабов? Наконец, установила жесткий личностно-авторитарный режим, при котором в иерархии всевластных “хозяев”каждый помыкает нижестоящим и пресмыкается перед вышестоящим.

Мы очень критически относимся к нашим законодательным, исполнительным и судебным властям, но стараемся не вспоминать, что все они - плоть от плоти нас, евразийцев. Нередко избранные нами самими. Нередко за десятку или бутылку водки, а порой просто назло властям предержащим (и, как оказывается потом - самим себе). Вот почему, если не изменить радикально вековые устои евразийства, то любое российское правительство будет неотличимо от прошлого и настоящего даже столетие спустя, когда для его бывших и настоящих художеств просто не оста- нется политического пространства. И тогда нам не жить только по одной этой причине.

К этому добавляется еще одно трагичное обстоятельство. Из истории известно, что поразительное долготерпение евразийцев сопрягается с периодическими бунтами - бессмыслен- ными и беспощадными. В настоящее время есть против чего бунтовать, но нет идеологии бунта. Вакуум заполняется ностальгией тоталитарного характера. В свое время начальство не решилось запретить правый и левый экстремизм. Теперь он все более агрессивно вторгается на политическую арену. Вы только представьте себе, если бы в Германии не запретили нацизм и сегодня бундестаг обсуждал бы, на какой площади Берлина восстанавливать памятник Гитлеру...

Да, сегодня мы, благодаря компрадорской политике предшествующего правительства, движемся прямиком в Боготу, столицу Колумбии, и лет через 10-15 окажемся целиком там. Но разве лучше Пхеньян с его марксизмом-чучхеизмом или Сараево с его резней всех против всех?

Более десятка лет назад один из наиболее интеллигентных людей нашей страны печатно призвал ко всеобщему покаянию за все, что произошло со страной с 1917 года. Читатели (и я тоже) очень удивились: нам, жертвам сталинизма, каяться за злодейства оного? И только теперь стано- вится яснее и яснее: либо всеобщее покаяние как основа духовного, а на этой базе - экономи-ческого, социального и политического возрождения России, с минимизацией негативных и максимизацией позитивных черт типа помянутых выше - либо полное исчезновение евразийской мировой цивилизации, как заведомо неконкурентноспособной в ожидаемой геополитической обстановке ХХ1 века.

Ибо проблемная ситуация, быстро перерастающая в катастрофическую, касается не только нас, евразийцев.

ЭСХАТОЛОГИЯ ТРЕТЬЕРИМСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.

Понятие “эсхатология” до недавних пор означало различные религиозные концепции “конца света”. Но недавно состоялась научная конференция по теме “Эсхатология современной цивилизации”. Это означает, что о приближении “конца света” заговорила и наука.

Впрочем, судите сами. Полторы тысячи лет назад. Всесильный Рим, тогдашняя супердержава, заживо разлагается. Некогда непобедимые легионеры погрязли в саморастлении. И их, как баранов, перерезала жалкая орда варваров. Античная цивилизация приказала долго жить.

Полтысячи лет назад. Византия, тогдашняя супердержава, заживо разлагается. Аристо- кратия погрязла в саморастлении. И тогдашние талибы - сельджуки - захватывают одну про-винцию некогда могущественной империи за другой, а затем берут штурмом Константинополь. Второй Рим -Византийскую империю сменяет Османская.

Конец ХХ века. Единственная оставшаяся супердержава, скрывающаяся под псевдонимом “НАТО”, заживо разлагается. Её сытых и благополучных обывателей постигло величайшее не- счастье: они решили все свои бытовые проблемы и полезли на стенку от тоски беспроблемного бытия. Телекульт насилия погнуснее античного гладиаторства. Культ чисто животной случки на пепелище погибающей семьи. Культ наркокайфа как единственный свет в конце такого тоннеля. Разрыв поколений и повальная инфатилизация молодежи, превращаемой обществом в капризных детей от 16 до 96 лет. И, кажется, единственная забота: как дела с правами заключенных в тюрьме.

Общество, которое больше всего заботит судьба преступника, и меньше всего - судьба его жертв, само себе подписывает смертный приговор.

А миру обезумевших от беспроблемного бытия противостоит мир, где 9/10 населения живет в бедности, из них 1/3 - впроголодь и каждый третий - без работы, во всяком случае - без постоянной работы. Для этих сотен миллионов здоровых, работоспособных мужчин единственный свет в их безысходной судьбе - тоталитарные, изуверские или открыто мафиозные структуры, которые обещают изменить к лучшему их ужасное положение. Но такие структуры, как известно, способны существовать только в условиях беспрерывных военных авантюр и террора. Чем они и занимаются.

Пока что римские легионеры... Простите, натовские ракеты безнаказанно громят сов- ременных сельджуков. Но в руки последних день за днем плывет оружие массового поражения - не только ядерное, но также химическое и бактериологическое. И вот в один отнюдь не прекрас- ный день, когда тысячи людей станут гибнуть от ядовитого газа не в токийском, а в нью-йоркском, лондонском и парижском метро, когда в этих городах водопровод окажется зараженным смерто-носными бациллами - в этот день начнется 4-я мировая война (cчитая 3-й недавно проигранную нами “холодную” 1946-89 гг.). Начнется в отличие от “Бури в пустыне”, так сказать, на равных. Впрочем, может ли быть “равным” в такой войне слюняво-сопливый натовский (и нашенский) инфантил чеченскому или талибскому боевику?

Теперь понимаете, почему “эсхатология”?..

Самое печальное для нас, что евразийская цивилизация, будучи вроде бы самостийной, ухитрилась соединить в себе все перечисленные выше пороки Запада и все жуткие проблемы Востока. Да еще оказавшаяся раздавленной противником, вчетверо превосходившим её эконо- мически и на целый порядок - технологически. Противником, который вовсе не заинтересован вновь получить конкурента на мировом рынке и соперника на мировой арене. Противника, который загнал нас в долговую яму и теперь пытается упрочить кабалу с помощью своих марионеток в Кремле образца 1992-лета 1998-го. Напомним, что в результате этой диверсии за рубеж утекло более полутриллиона раскраденных долларов - сумма, более чем достаточная, чтобы решить насущные экономические и социальные проблемы страны. И пока политика не будет радикально изменена с компрадорской на отечественно-реанимационную - Россия так и останется одной из самых жалких окраин американоевроцентристской цивилизации. Наравне с Латинской Америкой, Экваториальной Африкой и Восточной Европой.

И полностью разделит их эсхатологическую судьбу.

Нормативные технологические прогнозы (желаемые изменения) подсказывают оптималь- ное решение проблемы: переход от существующей к качественно иной, альтернативной цивили- зации: предельно экономная энергетика, устойчивое развитие без катастрофичных дисбалансов ХХ века, спасение гибнущей природы, всеобщее и полное разоружение, гуманизация образования и культуры в смысле культа милосердия, а не насилия, культа любви, а не случки, культа разума, а не наркокайфа, культа семьи, а не звериной стаи, культа добра, а не зла... Но для этого надо прежде всего отказаться от вышепомянутого саморастления. А кому же хочется лишать себя разнообразного, пусть гибельного“кайфа”? Это уже вроде лекций “о вреде курения”...

ИНТЕРНЕТ: “НОВОЕ НЕБО И НОВАЯ ЗЕМЛЯ” ?

А ведь все равно придется отказываться - добровольно или принудительно, это зависит от нас. Ибо, как предупреждал полвека назад Норберт Винер, появилась машина, которая диктует правила качественно нового образа жизни людей. Прямо как Пятый всадник из Апокалипсиса.

Эта машина называется компьютер.

Она поможет одному фермеру накормить 99 нефермеров, пяти техникам - снабдить всеми мыслимыми промтоварами 95 потребителей, пяти работникам сферы обслуживания - обслужить 95 клиентов, пяти банковским и управленческим клеркам - справиться с их 95 жервами, пяти полицейским - изловить оставшихся 95 ворюг. Возникает огромной сложности проблема: куда девать высвободившиеся 80% работоспособного потенциала? По одному из нормативных прогнозных сценариев всем им судьба стать социальными работниками сфер образования, здравоохранения, досуга и охраны природы. По другому, ненормативному, сценарию Курта Воннегута их предлагается разделить на “трудовую армию” и жандармерию, хотя писатель признает, что это чревато катастрофой.

Эта машина делает окончательно бессмысленной нынешнюю зубрежную бурсу в школе и вузе, поскольку ответ на любой вопрос получается на мониторе простым нажатием соответ- ствующей клавиши кейборда. Эта машина способна помочь сочинить любой текст - хоть в прозе, хоть стихами - не- отличимый от классиков или от любого модного бреда , и даже исправит постыдные грамма- тические ошибки автора; сочинить за минуту любой шлягер, неотличимый от первейших хитов сегодняшнего дня; за минуту нарисовать картину - хоть сейчас на любой вернисаж; за минуту вычертить стандартную хрущобу - обычное творение современной архитектуры. Сказанное отнюдь не означает конца искусства, означает только, что к писателю, поэту, композитору, художнику, архитектору ХХ1 века придется предъявлять качественно иные требования, нежели к нынешним.

Вместе с тем, эта машина несовместима не то что с преступлением - просто с мельчайшим злодейством, до привычных ныне шалостей нашей шпаны включительно. Это как если бы под- ростки не только расписали и описали подъезд, но отключили электричество, воду и лифт, переби- ли бы в доме все стекла и подожгли его. Иными словами, возникает суровая дилемма: либо все- могущий компьютер-интернет - либо всемогущая шпана-мафия. Есть несколько прогнозных сценариев, как именно эта проблема будет решаться. Но ясно одно: Россия в её прошлом и настоящем виде в комплексную компьютеризацию общества никак не вписывается.

Да что там компьютеризация. Когда видишь колонки цифр, знаменующих наблюдаемые тенденции - просто оторопь берет. Вымирание со скоростью миллиона человек в год. Кошмарный рост процентной доли инвалидов с детства и с любого года последующей жизни, от которых труд- но ждать здорового потомства. Разруха промышленности. Разверзающаяся долговая яма. Пол-страны - зона экологического бедствия, расползающаяся, как клякса на промокашке. Повальное воровство и пьянство. Надвигающееся цунами еще более сильнодействующих наркотиков. И самое настоящее половодье преступности, когда уже непонятно, где кончается чиновник и на-чинается уголовник.

Как вы думаете, какие поисково-проблемные прогнозы получаются при осмыслении подобных динамических рядов?

С другой стороны, нормативно-целевые технологические прогнозы убедительно пока- зывают конкретные возможности подъема экономики, укрепления государства, стабилизации семьи, конструктивной школьной реформы, спасения гибнущей науки и культуры, повышения эффективности здравоохранения, более рационального расселения, спасения гибнущей природы, обуздания преступности, постепенной дезалкоголизации, вообще денаркотизации общества, наконец, воссоздания боеспособной армии. Только эти прогнозы задевают своекорыстные интересы могущественных кланов “новых русских” и потому изначально отвергаются.

Выше мы уподобили футуролога пушкинскому волхву из “ Песни о вещем Олеге”. Вполне уместно продолжить эту песнь известными строчками Высоцкого. Помните?

“Ведь каждый волхвов покарать норовит. А нет бы послушать их, правда? Олег бы послушал - еще один щит прибил бы к вратам Цареграда...”

Бестужев-Лада И.В. ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО “АНДРАГОГИКА”

Русские были бы неотличимы от цивилизованных людей, если бы не их необъяснимая страсть к чинам и значкам. Только русский может пойти в гости или в театр, облачившись в комбинезон танкиста, скафандр космонавта или мундир с эполетами и значками, обозначаю-щими, кто еще настоящий полковник, а кто - уже ненастоящий генерал. Только русские разделили своих невтонов, подобно буфетчику у Булгакова, на ученых первой свежести (член-корр) и второй (академик). Никто не знает, кто такие Зюганов и Жириновский. Но разбуди любого русского среди ночи, и он без запинки выпалит: это - доктора наук (неважно, каких). На концерте ведущий торжественно объявляет: выступа-а-ет на-а-родная артистка! И только потом шопотом добавляет никого не интересующие фамилии каких-то там Аллы или Филиппа. Самым любимым вождем и учителем был и остается Брежнев. По единственной причине: из-за обилия значков на нем не видно было лица. В подражание ему все русские - от первого бомжа до последнего академика - даже спать ложатся, увешанные значками до пупов. Во имя чина и значка готовы перенести на академических выборах любой инфаркт-инсульт. Короче, все люди на земле, если верить Мефистофелю, гибнут за металл, и только русские - за чин и значок. Нет такого подвига или преступления, на которое они не пошли бы во имя этой возвышенной цели.

Возникает вопрос: нельзя ли эту колоссальную энергию использовать в мирных целях всеобщего просвещения? Выясняется: не только можно, но в незапамятные времена как раз использовали с огромных успехом.

Помню огромный, уходящий в небеса, зал Центрального лектория Всесоюзного общества “Знание”. Первые ряды по традиции занимала клиентура психдиспансеров. Это сегодня она совершенно рас-поясалась и завалила книжные магазины маниакальным бредом о том, что Дмитрий Донской якобы и есть хан Тохтамыш,а хан Батый,наоборот, - батька Махно. А тогда это были самые смирные слушатели, правда, устрашающе поводившие своими безумными очами. Галерку, тоже по традиции, занимали хорошенькие студентки, которых, судя по их запискам, интересовало только одно:”любил ли лектор?” А на всем остальном пространстве располагалась публика, скрывавшаяся под псевдонимом ИТР (для молодежи поясняю: это вовсе не НТР - научно-техническая революция, а всего лишь инженерно-технические работники, в каковые зачислялись все, кому не повезло выбиться в колхозники или хотя бы в рабочие). Меж ними там и сям виднелись строгие классные дамы с журналами явки в руках. И весь смысл присутствия их подопечных заключался в глаголе “отметиться”. Ибо оказаться “в нетях” было связано с жутким риском навлечь на себя довольно неприятные оргвыводы.

Все это в совокупности называлось народным университетом (в отличие от антинародного государственного). Иногда для разнообразия применялся эпитет “вечерний” или даже целое слово-сочетание “университет марксизма-ленинизма”. Чтобы подрастающие поколения уяснили себе, насколько все это, говоря их языком, было в натуре круто, вспоминаю, как моя собственная супруга, при всем своем высшем образовании, дважды должна была сдавать экзамены по марксизму в этом далеко не богоугодном заведении каждые шесть лет буквально на пороге роддома. И каждый раз качество произведенного на следующий день потомства точно соответствовало полученной накануне оценке. А охватывала эта сеть “народно-вечерних марксизмов-ленинизмов” ни много ни мало 15 млн. чел. - в несколько раз больше, чем все вузы и ссузы, вместе взятые. Тогда мы были убеждены, что это всего лишь - очередная придурь начальства, вроде кукурузы или стахановского движения. Теперь выясняется, что не придурь, а особая подсистема образования, равнопорядковая госуниверситетской или школьной, именуемая “общим самообразованием взрослых” и ведомая особой педнаукой андрагогикой (в буквальном переводе с древнегреческого - “человеко-воспитание”). Наверное, в этом есть какой-то особый смысл, поскольку пациентов всех остальных под-систем образования, особенно родителей, школьников и студентов, можно относить к категории “человеков” лишь с очень существенными оговорками. Во всяком случае, горький опыт показал, что человек, пропустивший хотя бы один день повседневных занятий в этой подсистеме - будь он хоть с наивысшим специальным образованием, хоть архипрофессор, хоть разакадемик - рискует оказаться позорнейшим невеждой даже с любой ученой степенью и званием. Тут все дело в том, что и как в этой подсистеме преподавать.

Словом, яснее ясного, что в интересах личности и общества сделать рассматриваемую под-систему возможно более всеохватывающей на протяжении всей жизни человека. Это единственный случай, когда становится позитивным в общем-то негативное понятие “тотальное”. Только вот как это сделать, когда все наше нерабочее время распределяется поровну между ТВ, гостями и сном? Вот тут вполне уместно вновь вернуться к нашей извечной пассии - к чинам и значкам. Воображению представляется густая сеть учебных заведений, куда не только идут добровольно толпой, безо всяких “журналов явки”, все поголовно жители страны, окончившие школу или даже вуз, но и охотно несут свои кровные в качестве платы за учебу. Потому что знают: только здесь они могут получить действительно общее среднее и высшее образование,всю свою сознательную жизнь узнавая как говорится, понемногу обо всем, а также очень много о чем-то, для них весьма интересном, но в “обычной” школе и в “обычном” вузе не преподаваемом. Только здесь скромный бухгалтер может стать заодно и авторитетнейшим дипломированным специалистом, скажем, по эстетике подростковой суб-культуры или по философии восточных единоборств. Только здесь заурядный станочник или шофер может приобрести квалификацию второго Леонардо да Винчи, второго Ломоносова и всех французских энциклопедистов, вместе взятых. С роскошным дипломом после каждого цикла образования, каковой можно тут же не менее роскошно “обмыть”. С потрясающим значком, способным лишить покоя и сна любого академика-значконосца, плюс всех фалеристов мира, а главное - соседей и сослуживцев. С вожделенными чинами лиценциата, бакалавра, магистра и даже, может быть, такой забытой ныне экзотики,как “член-соревнователь”,что,согласитесь, намного круче приевшегося “члена-корреспондента”.

Разумеется, можно обойтись и безо всей этой мишуры, лишь бы только за уже существующими “НИИ образования взрослых” стояла такая же еще не существующая подсистема, как за “НИИ общего среднего образования”, т.е. десятки тысяч учебных заведений с десятками миллионов учащихся. Может возникнуть вопрос: к чему эти “десятки тысяч” дублеров школ и университетов, если общеизвестно, что подсистема общего самообразования взрослых напоминает айсберг - львиная доля образования здесь получается не в учебных аудиториях, а через средства массовой информации, от радиотелевизионных образовательных передач с соответствующими дискетами, кассетами и сидерома-ми до научно-популярной и учебной литературы, специально на эту подсистему рассчитанных. А ныне, со стремительной комьютеризацией всей системы образования, удельный вес дистанционного обучения в данной подсистеме увеличится еще более значительно. Да, это правда, Но не вся правда. А вся правда заключается в том, что и в этой подсистеме образования, как в театре, люди будут стре-миться к общению с талантливым лектором или руководителем семинара, что называется, “вживую”. Кроме того, заведомой “очности” требует значительная часть консультаций за рамками ТВ, Интернета, радиотелефона. Наконец, очень важен фактор личного общения между собой самих слушателей - и не только в смысле стимулирования соревновательности. Как известно, половина, если не три четверти, информационного значения каждой конференции - это общение участников в кулуарах. То же самое относится и к самообразованию.

Зато никаких вопросов не возникает относительно “десятков миллионов учащихся”. Как показы-вает опыт, андрагогике, подобно любви, поистине все возрасты покорны. В идеале даже наиболее “продвинутые” старшеклассники могут найти в этой подсистеме нечто интересное для себя, “недополу-ченное” в родной школе. А уж любознательные студенты - тем более. Для работающей публики само-образование может и должно явиться как бы “оборотной стороной” постоянного повышения квалифика-ции и периодической переподготовки кадров: какая там квалификация и какая переподготовка, если по уровню общего самообразования ты остался на уровне Х или ХХ века - что с позиций ХХ1 века будет почти одно и то же? Наконец, для пенсионеров подсистема общего самообразования может открыть в самом прямом смысле нечто вроде “второго дыхания”. Менять профессию в этом возрасте поздновато. Повышать квалификацию и тем более заниматься переподготовкой маловато стимулов. А вот узнавать “понемногу обо всем” и очень многое о том, что интересовало всю жизнь, но времени не хватало - можно с увлечением до самого колумбария.Так что рассматриваемая подсистема, в отличие от всех остальных рассчитана не на какую-то часть, а на все поголовно население страны,кроме разве детей и подростков.

Что касается диапазона самообразования, то он исчерпывающе характеризуется эпитетом “общее”. Это подразумевает весь комплекс естественных, технических и общественных знаний, включая философию и право, политику и мораль, литературу и искусство, физическую культуру и спорт, религи-озную культуру и знакомство с эзотерикой. Весь вопрос в том, чтобы знания приобретались не “на оценку”, а “на интерес” (хотя и оценка в подходящих случаях никак не помешает, лишь бы она не была репрессивно-унижающей, как в современной школе). В школе надо, как минимум, знать, кто такой был Пушкин и что такое “Пифагоровы штаны”. А в подсистеме самообразования можно соредоточиться на вопросе, действительно ли Пушкин был талантливее, скажем, Хвостова, и если да - то в чем и почему. Действительно ли упомянутые штаны, как поется в школьных куплетах с незапамятных времен, “на все стороны равны” или есть какие-то альтернативы? Улавливаете разницу?

Подходы к общему самообразованию взрослых могут быть самые разные. Лишь бы эти самые взрослые не коснели в своем невежестве, получив очередной вожделенный чин-значок. Лишь бы не забыли, что человек живет полноценной жизнью только тогда, когда, помимо всего прочего, еше и с интересом знакомится с новым и новым знанием. Лишь бы полностью восторжествовало в системе образования это сладкое слово “андрагогика”.

rfsa главная страница

© - RFSA