Доклады членов Академии

Announcements of memberships of Academy

© - RFSA

PAGE 1

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Агеев А. И. Реализация экономических стратегий на гиперконкурентных рынках.

Азроянц Э. А. Будет ли XXI век Новым американским веком?

Антонов А. И. Депопуляция в России 2002-2050 гг.

Бестужев-Лада И. В. Исследования будущего: проблемы и решения.

Доброчеев О. В. Энергия общества.

Карташова К. К. Прогноз развития расселения и жилой среды в России.

Константиновская Л. В.,Синельников С. И. Электрические явления при падении метеоритов и безопасность космических полетов.

Корсунская В. О. Некоторые вопросы прогнозирования развития сети Интернет, как одного из важнейших факторов процесса глобализации.

Кузин В. В., Бестужев-Лада И. В. Ожидаемые и желаемые изменения в физическом и психическом облике человека. Проблематика антропологического прогнозирования.

Наместникова Г.А. Прогностическое образование в России: опыт и перспективы.

Поляков В. В. Прогнозы мировых цен: апостериорная оценка результатов.

Проурзин Л.Ю. Двадцать одна нерешенная проблема прогнозирования (футурологии) XXI века.

Селиванов.С. Н. Теоретические основы прогнозирования возможностей достаточной обороны государства.

Сенкевич В. П., Бестужев-Лада И. В., Флоров В. И. Космическое хозяйство Земли - парадигма решения проблем цивилизации в ХХI веке.

Сидельников Ю. В. Системный анализ технологии экспертного прогнозирования.

Тимофеева Н. М. Прогнозирование развития технологий на базе документальной информации.

Хвастунов Р. М. Капцов В. А. Некоторые перспективы управления здоровьем из космоса.

Яковец Т. Ю. Учет особенностей современного международного разделения труда при разработке методологии прогнозирования внешней торговли Российской Федерации.

Яковец Ю. В. Цивилизационные циклы и кризисы XXI века.

Агеев А. И. Реализация экономических стратегий на гиперконкурентных рынках.

1. Стратегический менеджмент как практическая футурология. Футурология на практике есть не что иное как стратегический менеджмент, определяемый как целенаправленный перевод систем в качественно новые состояния. Такой переход возможен только как результат неустанных попыток приведения целеполагания в соответствие с возможностями как самой управляемой системы, так и среды ее обитания. Цели, предписывающие желаемые результаты и алгоритмы действий, являются каркасом любой стратегии, отличающей ее от сиюминутных реакций на импульсы внешней среды или собственные побуждения. Источником планирования стратегических маршрутов могут быть как случившиеся или ожидаемые открытия, новые идеи, изменения технологий, спроса или производственных возможностей, так и утопии, иллюзии, фантазии, самодурство и волюнтаризм, попытки воплощения которых ведут к растрате ресурсов вплоть до гибели самих организаций. При этом любая стратегия строится в сложном игровом многосубъектном пространстве, знание и учет тенденций и законов которого – предпосылка успеха реализации стратегий как способа формирования фрагментов будущего. Оценка и выбор траектории развития – ключевая проблема и футурологии, и стратегического менеджмента. Ее сложность предопределяется, прежде всего, информационной недостаточностью, особенно в отношении поведения и взаимосвязей других участников процесса, информированность которых ограниченна, а ожидания изначально неточны. Действия управленцев скованы и энтропией Колмогорова: чем дальше в будущее они заглядывают и чем дальше уводят организацию от ее первоначального состояния, тем менее полезна имеющаяся в их распоряжении информация. Таким образом, реализация стратегий происходит в пространстве информационных лакун и невозможности точного предсказания конфигурации внешней среды. Кроме того, процесс формирования целей и самоидентификация системы являются открытыми для воздействия и манипулирования со стороны других игроков. Отсюда особую ценность в стратегическом планировании имеет понимание ценностных и регулирующих основ их поведения. Среди этих подходов стоит, прежде всего, упомянуть модели нового миропорядка, гиперконкуренции, сетей и сверхрентабельности.

2. Концептуальное моделирование миропорядка Россия в лице своих руководящих институтов пока не выдвинула собственного видения мироустройства и собственной геоэкономической миссии. Отсутствие этой макростратегии самым непосредственным и негативным образом сказывается на поведении и компаний, и граждан, принуждая их к хаотичному приспособлению вне какой-либо системы координат. В этой ситуации на лидерах организаций лежит ответственность за творческую и инициативную разработку стратегии и собственного развития, и страны, и мира. Ставки в борьбе за будущее мироустройство как никогда велики, а точность целеполагания и эффективность в самых прагматичных и конкретных планах развития начинается с преодоления концептуальной растерянности в самых глобальных вопросах.

3. Гиперконкуренция как искусство рыночной войны Деловая жизнь соткана из причудливых гибридов многих производных от внутренних образов и образований тех, кто в ней участвует. От этих образов – и свет, и тьма, окутывающие реалии бизнеса. Добросовестность, честность, ответственность, продуктивность и созидательность экономических игр - фундаментальная основа не только эффективности экономик, но самого выживания государств и обществ. Тенденцией, выражающей это здоровое начало развития бизнеса и глобализации проявляется в стремлении сформировать международное правовое пространство с равными возможностями участия для всех контрагентов. Но есть и другая сторона рынка, где атмосфера определяется не столько высоким динамизмом условий ведения бизнеса, сколько целенаправленными действиями по подрыву стабильности рынков по непредсказуемому и часто меняемому, как шифры, алгоритму – алягер ком алягер! На этих рынках даже лучшие по рыночным меркам товары и услуги, даже демпинговые цены на них не гарантируют факт встречи спроса и предложения, а способность компаний изменять статус-кво, используя методы на грани допустимого с точки зрения закона и морали, сродни законам боевого искусства, уловкам военной хитрости. Особую роль в гиперконкурентных стратегиях имеет навязывание рынку правил игры по праву первопроходца или праву силы. Такие решения принимаются на высоких скоростях, с проведением разного рода отвлекающих маневров, ювелирным созданием паутины ложных ожиданий, резко повышающих неопределенность конъюнктуры и вызывающих растерянность и толкающих соперников на приостановку своих действий впредь до уточнения обстановки или на непродуманные действия с растратой ресурсов, а главное - времени. Результатом такого стиля конкурентного поведения становится хаотизация информационного пространства и парализация воли соперников к борьбе. Перипетии реальных и вымышленных событий вокруг нескольких волн реструктуризации оборонно-промышленного комплекса, приватизации, заключения контрактов на состоявшиеся и изначально обреченные на провал поставки истребителей, систем ПВО и бронетехники в ряд стран – поучительные истории гиперконкуренции, отличавшей и зарубежных, и наших доморощенных игроков. Одностороннее изменение правил игры под силу, конечно, игрокам - тяжеловесам, чьи контуры влияния вряд ли охватываются рамками юридических лиц. Собственно говоря, в этом нет ничего нового – просто приемы военного дела переведены на язык экономических стратегий: наносить удары, не заходя в зону поражения, блицкриг, скрытность приближения к цели - «стелс», создание помех и т.п. Разработка и внедрение в практику рыночного поведения новых методов конкуренции провоцируют форсированный прогресс в разработке средств раннего обнаружения и предупреждения о готовящихся шагах, чтобы избегать противодействия противника на ранних, наиболее чувствительных фазах переговорного процесса с клиентами. Подобно радиолокации, структуры деловой разведки стремятся сделать сюрпризы все менее вероятными, что, в свою очередь, раскачивает рыночные регуляторы, проблематизируя весь рыночный ландшафт. Очевидно, что здесь налицо конфликт между растущими требованиями прозрачности и конкурентоспособности, который решается не тотальным засекречиванием всего и вся в ущерб эффективности собственных внутренних и внешних коммуникаций, а быстрыми и высокоточными решениями аккупунктурного типа, эффективность которых напрямую определяется мощностью систем стратегического менеджмента. Эта гонка сюрпризов и темпа, действий и противодействий, атак и контратак, новых находок и их копирования, скрытности и разоблачений означает ограниченность любого преимущества во времени и, соответственно, повышенную ценность каждой единицы времени, в течение которой удается удержать плацдарм конкурентного преимущества, и конкретных тактических ходов. Тактические решения разнообразны и уникальны в каждом случае, составляя, возможно, главную коммерческую тайну организаций.

4. Неулавливаемость паутинных структур. Фундаментальной находкой и проблемой современного управления стали сети. Хотя находка эта условна – сети пронизывают всю историю человечества, а феномен борьбы окружающих тканей с рождающимся организмом был открыт биологами еще в прошлом веке, все-таки экспансия сетевых, ячеистых форм организации социальной жизни застала врасплох всю сложившуюся в последнем веке массовую культуру менеджмента, основанную на принципе иерархий и алгоритмов, стремящихся к двузначности (хорошо-плохо, свой-чужой, верно-ложно и т.д). Сети же порождают контексты многозначных логик, где требуется иная культура принятия стратегических решений. Сети динамичны. Смена правил игры – хронический аттрибут сетевого существования. И не в силу чьего-то коварного умысла, что вовсе не исключено, а просто из-за множественности смысловых полей, в которые может попасть действующее лицо, далеко при этом не всегда по своей воле, по-грибоедовски – «шел в комнату – попал в другую» или по-черномырдински – «хотели как лучше»…Сетевое существование – это работа в многомерном пространстве, где главное измерение – смысл. Смысл придает значение, бессмыслица – убыточна. Победа в этих условиях – за смыслоемкими технологиями. Сети живучи. Если вертикальные пирамиды иерархий разрушались неприятелем или через многократное превосходство сил и средств, или через выведение из строя высшего звена управления (в том числе путем введения в заблуждения), или путем слабых воздействий на критические параметры («удар кнута»), то сетевые структуры сродни многоголовому саморегенерируемому чудищу. Эффективные сетевые структуры создаются по принципу волейбола, когда интегратором является не поле, не сетка, не игрок даже, а мяч, т.е. проект, зона переменных, где генерируется добавленная стоимость за счет захвата клиентских предпочтений, создания барьеров доступа, урезания издержек. Сети опасны. Они изначально строятся на конспиративных началах хотя бы потому, что необозримы и неисчислимы все пучки взаимосвязей, их составляющих. Сеть душит тех, кто не знает ее правил и, пытаясь справиться с управлением ею, все больше и больше запутывается. Сети – это творческий вызов. Они требуют дальновидности в своей высшей ипостаси – искусства управления аккупунктурного типа. Снайперская точечность и точность решений, своевременность («сегодня – рано, завтра – поздно»), игра по всей клавиатуре во всех мыслимых тональностях… Все это встречалось в истории, но искусство не в изобретении новых нот – а в их новых комбинациях.

5. Рентабельность как компетенция завтрашнего дня. До сих пор у нас сохраняются технократические рецидивы, отдающие приоритет инженерным, технологическим факторам в бизнесе. Однако самая серьезная проблема коренится в своего рода алхимической некомпетентности – неспособности капитализировать имеющиеся материальные и нематериальные активы, что обрекает подавляющее большинство российских фирм на хронические потери технологической ренты. Ведь капитализации любой компании на 9/10 - это репутация, капитал доверия и связей, кредитная история, раскрученность брэнда, защищенность прав собственности. Особую роль играет страновой рейтинг, низкие значения которого автоматически ведут к удорожанию входящих потоков ресурсов, удешевлению исходящих, и как следствие к снижению прибыльности. Между тем, об участии в этом виде высокотехнологичного рейтингового бизнеса мы всерьез и не задумываемся, отдавая оценку самих себя на откуп внешним оценщикам и заранее таким образом уступая потенциальные доходы, а с ними и контроль над многими тенденциями будущего.

Азроянц Э. А. Будет ли XXI век Новым американским веком?

На этот вопрос есть разные ответы. Даже американцы, которым трудно отказать в высоком чувстве патриотизма и знании предмета не со стороны, весьма неоднозначно оценивают перспективы США в ближайшие десятилетия. Америка находится в зените своего величия и, естественно, пытается использовать эти уникальные возможности для сохранения и упрочения своей глобальной гегемонии. Глобальное лидерство США признается, пожалуй, большинством стран Мира, но из этого совершенно не следует (хотя на это и рассчитывают американцы), что все готовы идти в фарватере лидера. На сегодняшний день в стороне от американской глобальной системы остается еще достаточно много стран, среди которых можно найти и нейтрально, и враждебно настроенных по отношению к США. В частности, в этом лагере три мировые державы: Китай. Россия и Индия, и многие страны мусульманского мира. Агрессивность политики американского глобализма не может не вызвать вопросов и сомнений, а у отдельных стран и отторжения, попыток защищать свою самобытность. Их пугает мессианская одержимость Америки навязать миру свой образ жизни. Над многим заставляет задуматься крушение двухполярного мира. Неординарное явление второй половины XX века, которое получило определение “холодной войны”, поскольку оно обслуживало самый острый период противостояния двух глобальных систем и поддерживало баланс сил между ними, шокировало весь мир характером своего завершения. Конец “холодной войны” застал ее участников врасплох, причем победителей даже больше , чем побежденных. Этот пораженческий “стриптиз” оказался столь стремительным, что и одна, и вторая сторона оказались перед лицом совершенно новой реальности без стратегически продуманной политики. Еще не смолкли минорные звуки траурных маршей на Востоке и фанфары на Западе, а головы некоторых “победителей” начинают посещать кощунственные мысли: – не Пиррова ли эта победа, к таким ли результатам они стремились. Когда была сломлена ось противостояния Запад – Восток, предполагалось, что не только “продукты” распада, но и все государства Мира устремятся к центру, и победителю только останется размещать их на соответствующих орбитах благосклонности вокруг себя. Но произошло нечто обратное: новые и старые образования начали укреплять свои национальные границы, искать новые конфигурации своей интеграции, болезненно воскрешать в памяти свои исторические притязания и обиды. Цементирующая сила внешней угрозы исчезла, и из трещин ее былой монолитности мгновенно вылезли на свет многочисленные побеги заглушенных (законсервированных) источников локальных конфликтов. Более зримо и скоротечно эти особенности разрушительного процесса демонстрируются на обломках поверхностей сверхдержавы. Однако не менее опасны, поскольку замедлены и потому менее заметны данные деформационные тенденции и для другой стороны. Закономерность процесса, по нашему мнению, заключается в том, что развал одной чаши геополитических весов не может не вызвать симметричных разломов другой – атлантического натовского пространства. И на этом поле исчезновение сплачивающей внешней угрозы создает уникальные условия для реализации возрастающих планов по осуществлению собственных национальных амбиций (особенно для таких государств, как Германия и Франция). Потенциал Европы вполне сопоставим с потенциалом США, если не принимать в расчет военный потенциал (см. таблицу № 1). Поэтому Европа имеет все предпосылки для самостоятельной активной игры на геополитической сцене мира, но ей для этого надо разобраться в своих отношениях с США.

Старый свет, обремененный большой исторической памятью и не столь зараженный массовой культурой, не может не тяготиться подчиненностью менее “интеллигентному” партнеру, не может не видеть его стратегических устремлений, опасных как для мира, так и для своих национальных интересов. Трещина между Западной Европой и США, как сказали бы геологи, глубокого заложения. Она пока почти не просматривается на поверхности, но для этого нужно время. Достаточно сказать, что специалисты этот разлом видят. Но говорят о нем в основном американцы и видимо не случайно. Можно предполагать, что югославская силовая авантюра НАТО задумана как многоцелевая задача. Во-первых, завершение расчленения многонациональной Югославии, как территории стратегического для Европы значения, на целый ряд малых, слабых, а следовательно, зависимых государств. Во-вторых, противостояние несогласной с методами НАТО части мира (возрождение для внутреннего пользования цементирующей внешней угрозы) и дискредитация ООН с ее международным правом. В-третьих, демонстрация нестабильности Европы, а следовательно, и обрушение главного долларового конкурента – евро. США продемонстрировали всему миру: финансовый кризис в Юго-Восточной Азии и Южной Америке, нестабильность на ближнем Востоке и в Европе. Каждый обязан сделать нужный вывод – только рынки США являются стабильными. Основные исторические события происходили и происходят на Евразийской сцене. В этом плане для США отношения с Европой и другими сателлитами являются определяющими. Соединенные Штаты видят назревающую необходимость отпускать Европу и Японию “на длинный поводок”, но как это сделать, и какими будут последствия, не знают. Органическое единство США и Западной Европы никогда не было монолитным. Как только ослабло связывающее напряжение “холодной войны”, разломы потихоньку стали оживать. Европа сосредоточилась на своих проблемах и том вакууме, который возник в Восточой Европе. Оценивая взаимоотношение США и Западной Европы, в первую очередь, следует отметить, что состояние их экономик находится, если так можно выразиться, в противофазе. Состояние американской экономики в последний период оценивается комплиментарно: высокие темпы ВВП, низкая безработица, профицитный бюджет, укрепление позиций в технологических приоритетах. На Западе минорные тона: низкие темпы роста, близкие к стагнации, высокий уровень безработицы, нарастающие социальные протесты. С другой стороны, между США и Западной Европой есть еще, так сказать, фундаментальное различие структурного плана, определяющее особенности их экономический моделей. В США государство значительно меньше вовлечено в экономику, чем в Европе. Объясняется это для США не обремененностью историческими традициями и сравнительной изолированностью от воюющей Европы, отсутствием серьезных социальных обязательств государства перед обществом, доведенным до предела императивом личного успеха. Взращенные в таких условиях крупные монопольные образования, не обремененные обязательствами перед государством и обществом, выходя на международную арену, оказываются в предпочтительном положении по сравнению со своими европейским конкурентами и по масштабу, и по национальной обремененности. Культурно-исторические традиции Европы не позволяют ей принять американскую модель. Западная Европа, родина классического капитализма, всех буржуазных и пролетарских революций, выработала свой социальный баланс, и в нем роль государства достаточно весома, а значит, весома его роль и в экономике. Социальная “легкость” Америки, дающая некоторые выгоды предпринимателям, как бумеранг вернется, и это возвращение уже заметно отрицательными социальными и культурными последствиями. В определенной мере данный дисбаланс компенсируется в обратном соотношении затрат рассматриваемых сторон в области расходов на свой военный потенциал. США расходует на оборону 4% своего ВВП, Франция и Англия – по 3,1%, Германия – 1,7%. Судя по всему, Западная Европа не может в силу объективных причин менять свой экономический механизм, а США, в свою очередь, не хочет “учиться” у Европы. В ближайшем будущем, видимо до тех пор, пока США не наступят на “европейские грабли”, эти системные различия будут углубляться. Немаловажный фактор, который внешне не очень бросается в глаза, но методично работает на разведение курсов США и Западной Европы – это разные масштабы геополитической озабоченности. Америку интересует весь мир, у нее везде есть интересы и амбиции. “Старушка” Европа мудрей и скромней. Ее геополитические интересы в основном не выходят за рамки европейского континента. В этом плане достаточно сравнить два таких института, как НАТО – ведомый США и ЕС – ведомый Германией. Во-первых, между ними практически отсутствует связь. Во-вторых, в условиях отсутствия угрозы с Востока буквально прозрачным стало основное предназначение НАТО в качестве инструмента активного участия США в решении европейских вопросов и сохранении их доминирования в этом районе. При этом нельзя сбрасывать со счетов существенный фактор исторической памяти и в определенной мере национального унижения. Ведь в течение XX века три столицы – Лондон, Берлин и Париж, потеряли ранг столиц великих держав. Европейская интеграция и, в частности, Европейский Союз – это их реванш. Франция уже высказывала свое мнение, что с завершением “холодной войны” исчерпана и миссия США в НАТО, и блок должен реконструироваться в чисто европейский орган. У Франции в такой постановке вопроса есть сторонники, в частности, Бельгия, Греция, Испания и Италия. Таким образом, Европа на перепутье: уходить ли в самостоятельное плавание или продолжать еще в какое-то время идти на буксире США. В свою очередь, в Америке вышли из моды атлантисты, на сцену входят их критики, убежденные (правда, в разной степени), что Европа уходит в собственное плавание. Спор идет не о самом процессе – он достаточно очевиден, а о способе участия в нем США: противодействовать процессу, тормозить динамику процесса и превратить союзника в противника или наоборот разумно и скоординировано действовать вместе с Европой, помогая ей и постепенно встраиваясь в него в новом качестве, не гегемона, а партнера – союзника. Неопределенность характерна для обоих берегов Атлантики. При этом, как нам представляется, главная трудность европейского сообщества кроется в отсутствии общего для всех участников комплекса идей и четко сформулированной на его основе цели. Из этого понятна и очевидная неспособность выдвинуть консолидированного лидера интеграционного процесса. Создается ощущение своеобразной патовой ситуации: Германия боится напугать Европу всем памятными ассоциациями; Великобритания слишком откровенно демонстрирует свой про американизм и материнскую преданность своему “блудному сыну”; а Франции не хватает потенциала, имиджа и поддержки малых стран, входящих в союз. Казалось бы, самый подходящий и эффективный способ выйти из пата и объявить противнику мат – это организовать коллективное лидерство – триумвират. Если присмотреться внимательней к Европе, то можно обнаружить особую сторону уже не столь нового процесса ее интеграции, которая при определенных условиях может породить весьма важные последствия для истории XXI века. Я имею ввиду добровольный и равноправный характер интеграции и ее мирный характер; престижнось стран– членов и стремление многих соседей получить этот статус. Складывается по существу новый тип центра силы, не просто удаляющийся от США, но становящийся их конкурентом. В подтверждение серьезности этой тенденции можно привести европейский валютный союз и введение своей валюты – евро. С другой стороны, у всех в памяти так называемый “банановый” конфликт между США и ЕС, когда на попытку изменения регламентации на импорт бананов, последовала резкая реакция, и Клинтон пригрозил обрушить на европейские страны лавину жестоких экономических санкций. В части последствий, о которых я упомянул вше, имеется ввиду, что эта принципиально новая форма интеграции, имеющая достаточно “простора” для своего как экстенсивного (по количеству стран – членов), так и интенсивного (совершенствование и создание новых институтов ЕС) роста, может явить нам в первой половине XXI века новую империю – империю возрождающейся Европы. Американцы – одна из тех наций, которым присуща идеология “богоизбранности” и мессианства. Этот императив коллективного эгоизма сам по себе не уникален и не опасен до тех пор, пока он не соединяется с силой и не навязывается другим. Это тот случай, когда людей против их воли хотят сделать счастливыми. В США сейчас как раз произошло соединение идеи “богоизбранности” с громадным экономическим и военным потенциалом, мессианства с тотальным мировым лидерством. Исчезнувшая опасность должного противодействия и явно выраженного превосходства притупляет чувство ответственности и уровень контроля за собственными поступками, приводит к некритическому завышению реальности своих амбиций, вселяет уверенность в свою непогрешимость, толкает на присвоение права неконтролируемого судьи, определяющего, кто виноват, и как следует наказывать виновных. В конечном итоге это выражается в уверенности, что американский образ жизни, американские правила игры в экономике и политике, американский подход в международных отношениях и международном строительстве, есть истина в последней инстанции, то благо, которое дарят миру американцы, и все им за это должны быть благодарны. Но большая часть мира почему-то не радуется и ведет себя совсем не так, как хочется американцам, у которых в результате этого возникают неприятности. В частности, говоря о своей “богоизбранности”, они, с одной стороны, представлены более чем сотней различных религиозных направлений, а, с другой – так мало оставили места для веры в своей жизни, что большим богом для них кажется успех и удовольствие. “Богоизбранность” глобального превосходства, превращенная в агрессивный императив внешней политики, таит в себе серьезные угрозы безопасности мира. Яркими примерами того служат известные события во Вьетнаме, Ираке, на Балканах, игнорирование ООН, расширение НАТО и т.п. Растущая волна изоляционизма несет в себе скрытый заряд дезинтеграции атлантического союза. При этом, как мы понимаем, процесс изоляционизма имеет сугубо внутренние источники, питающиеся идеологией общества потребления: индустрия удовольствий, “культура смерти”, философия успеха, секуляризация и утрата нравственных ориентиров. Самое страшное, что ждет Америку – это проблемы с обществом, которого она может лишиться. Экономический, финансовый и политический кризисы можно пережить, какой бы тяжелой не была бы их форма. Кризис социальный, культурный в качестве альтернативы может иметь и летальный исход. В любом случае он всегда продолжителен во времени и более катастрофичен по последствиям. Если США найдут в себе мужество самокритично, с присущей американцам рациональностью оценить современную историю и складывающие се тенденции мирового развития, то, внеся соответствующие коррективы в императивы своей внешней и внутренней политики, они могли бы катастрофу заменить болезнью с известным диагнозом и методами лечения.

Антонов А. И. Депопуляция в России 2002-2050 гг.

Депопуляция в Россию пришла надолго- большинство составляемых сейчас различными научными организациями прогнозов численности населения страны являются депопуляционными. И это похоже на правду, но в этих прогнозах отсутствует социолого-демографическое обоснование дальнейших тенденций рождаемости в зависимости от инерционного влияния существующих норм малодетности и от возможных социальных воздействий на репродуктивное поведение. В них не ставится задача разработки социальных сценариев, в которых бы изменялись цели и средства демографической политики по стимулированию рождаемости и в которых также учитывалась бы реальная динамика репродуктивного поведения семьи.

Поэтому все нынешние прогнозы рождаемости (главной причины наблюдающейся депопуляции) постоянно пересматриваются экспертами ООН и отечественными демографами в связи с ошибками в прогнозируемых величинах суммарного коэффициента рождаемости. Эти экстраполяционные картины демографического будущего далеки от строго научного предвидения, поскольку строятся на постоянном ожидании роста коэффициентов суммарной рождаемости в развитых странах- по мере улучшения условий жизни, и на ожидании более медленных (чем на самом деле) темпов падения рождаемости - в развивающихся странах.

В фамилистической парадигме ( в отличие от модернизационной или прогрессистской) историческое снижение рождаемости рассматривается в контексте взаимодействия социальных институтов, перехвата семейных функций институтами образования, воспитания, здравоохранения и т.д. Двигателем рождаемости является не пресловутый инстинкт размножения, а социально обусловленная потребность в детях, постоянно требующая поддержки и угасающая при строе жизни, направленном против семьи и рождения нескольких детей в семье. Во второй половине ХХ века в развитых странах мира потребность в трех и более детях стала исчезать, и сегодня примерно половина населения испытывает потребность в двух детях и другая - в одном ребенке. Без специальной политики укрепления потребности личности и семьи в двух и более детях рождаемость обречена сокращаться и дальше.

При разработке 5 вариантов аналитического прогноза рождаемости и численности населения России в 2002- 2050 гг. учитывались достижения теории репродуктивного поведения, разрабатываемой автором совместно с В.А Борисовым, В.Н. Архангельским, В.М. Медковым, А.Б. Синельниковым и др. с 1967 гг. Первый постулат этой теории гласит, что потребность в детях снижается на 1.0 за 30 лет и примерно на 0.3 за одну декаду. Второй постулат связан с гипотезой о лаговом эффекте сложившихся норм малодетности, равном длине одного демографического поколения (примерно 30 лет). Это значит, что при исчезновении условий, поддерживающих эти нормы они будут продолжать свое негативное воздействие на ценностные ориентации и репродуктивные установки еще 30 лет. Другими словами речь идет о негативном потенциале демографической убыли -как только остаточное действие норм малодетности прекращается сразу же создается возможность увеличения суммарного коэффициента рождаемости выше отметки простого воспроизводства поколений -2.15 детей на одну женщину за всю жизнь. Третий постулат утверждает возможность нейтрализации лагового эффекта норм при осуществлении активной просемейной политики по стимулированию норм среднедетности и увеличению доли семей с 3-4 детьми до 50% в семейной структуре.

На основе этих постулатов были разработаны социальные сценарии, влияющие на динамику рождаемости и численности населения России. Расчеты производились В.М. Медковым. Рассмотрим вариант №5 -наименее реальный, поскольку по нему до 2015 г. проводится политика улучшения условий реализации имеющейся у населения потребности в детях на основе весомых пособий для семей с 2 и более детьми, а после 2015 года осуществляется мощная политика повышения престижа семьи с 3-4 детьми на базе новой системы доходов-налогов-кредитов для таких семей. Подобная спецполитика -мало реальная - дает медленное повышение суммарного коэффициента рождаемости с 2015 г. по 2050 г. в пределах 1.050 -2.150, что снижает темпы убыли населения, но тем не менее ведет к убыли населения страны до 107 млн. чел. Иными словами, если с завтрашнего дня начнется необходимая по научным меркам политика стимулирования рождаемости, то рост населения будет наблюдаться лишь с 2051 г. и потребуется не одно десятилетие, чтобы достигнуть нынешней численности населения страны. В этом варианте ярче всего показано действие бытующих норм малодетности и их лаговый эффект, который невозможно преодолеть сразу. Следует отметить, что если мощная спецполитика начнется с 2005 г., а не с 2015 г. то ситуация будет несколько лучше, и вопрос в том лишь, насколько уменьшится население - на 30 млн. или в лучшем случает на 25 млн. Эти цифры говорят о принципиальной возможности поворота событий вспять, о возможности обуздать депопуляцию - но не сразу, а на протяжении многих лет. И в этом вся острота этой проблемы- и социальной и научной.

Вариант №1 показывает, что если до 2015 г. ничего не будет делаться по стимулированию рождаемости, то ее падение до 0.8 в 2015 г. и сокращение численности до 131 млн. может привести к политике запретов на аборты и разводы. Эта “черная политика” ухудшит ситуацию еще более - рождаемость упадет в 2030 г. до 0.7 а население сократится до 112 млн. И тогда можно будет ожидать снятие запретов и переход в 2031-2050 гг.к политике стимулирования 2-3 детей в семье ( не 3-4), что даст в итоге сокращение численности до 83 млн. и рождаемости до 0.6. Вариант №3 смягченный -политика запретов не проводится, но и нет улучшения условий реализации потребности в 2-3 детях. Поэтому рождаемость падает в 2050 г. до 0.7 а население сокращается до 84 млн. В вариантах №3 и №4 увеличиваются пособия на детей и на завершающих этапах прогнозируемого периода проводится активная просемейная политика, что ведет к постепенному увеличению рождаемости до 0.9- 1.0-1.5 в варианте №3 и до 0.9-1.25-1.8 в варианте №4. Население соответственно уменьшается в 2050 г. до 93 млн. и 98 млн. чел. Таким образом, отказ от активной демографической политики резко ухудшает демографическую ситуацию в стране и в вариантах №№1-4 после 2050 г. стране потребуется еще 30-40 лет для достижения нынешней численности населения 145 млн. чел. Никакие меры по снижению смертности не улучшат этого положения дел, а привоз молодых иммигрантов в пустеющие регионы России потребует еще больших затрат, чем стимулирование рождаемости.

Все вышесказанное заставляет внимательнее отнестись к тому, что такое депопуляция. Численность населения, его структура и режим воспроизводства, включая размещение населения в геополитическом пространстве, есть коренная основа существования суверенного государства. С 1992 года в России впервые за всю тысячелетнюю историю началась депопуляция, т.е. процесс, по социальному смыслу обратный развитию (под которым в демографии всегда понималась не какая -либо социальная абстракция, а конкретное представление о прогрессивной направленности естественного движения \эволюции\ населения в сторону роста). Таким образом, депопуляция в демографическом смысле противоположна росту населения. Это движение населения в отрицательном направлении уменьшения численности, т.е. убыли населения из-за снижения уровня рождаемости ниже уровня смертности. Депопуляция измеряется посредством соотношения общих коэффициентов рождаемости и смертности, и выражается величиной естественного отрицательного прироста. В случае притока населения извне, -положительного сальдо миграции- убыль населения может перекрываться мигрантами и не проявляться вовсе, либо может маскировать подлинную картину уменьшения численности.

Депопуляция как социально-демографический процесс характеризуется прежде всего таким сокращением рождаемости, которое не компенсирует имеющийся уровень смертности. Смертность может не расти, а даже уменьшаться , но если падение рождаемости опережает по темпам снижение смертности, тогда все равно наступает депопуляция. Собственно говоря именно это происходит в странах Запада, где уровень смертности весьма низкий и близок к минимальным пределам человеческой смертности. Сверхнизкая рождаемость, продолжающая своё сокращение - не имеет в отличие от смертности естественных пределов этого снижения, поскольку может, в принципе, опуститься до нуля, хотя для того, чтобы негативные последствия этого процесса стали заметными для большинства людей, вполне достаточно достижения уровня однодетности семьи.

Итак, депопуляция не есть повальная бездетность по причине полного отказа от деторождения из- за исчезновения потребности в детях, либо отказа от сексуальных отношений (абстиненция, воздержание), или же в связи с часто описываемой в фантастических романах внезапно возникающей эпидемией бесплодия. Тем более, это не глобальный и гибельный для человечества взрыв сверх-смертности, либо постоянный подъём её уровня. Депопуляция не связана с горами трупов, валяющихся на улицах. Напротив, депопуляция как непрерывный «недород» младенцев, нужных для восполнения всех уходящих, происходит на фоне бытового комфорта и технологического прогресса при переходе семей к привычной практике малодетности, и тем быстрее, чем скорее распространяется превышение однодетной модели семьи над двудетной.

Факт массовой малодетности говорит о том, что для самой семьи, для полного удовлетворения потребности родителей в семейном образе жизни вполне достаточно в принципе одного ребенка, и что прежние социальные и экономические стимулы обзаведения двумя и более (несколькими) детьми перестали действовать в обществе, а новые стимулы такого рода само собой не появляются в социальной системе и специально не создаются социальными институтами, государством в целом. Но именно прекращение постоянной поддержки семьи с детьми, исчезновение направленности социума на интересы воспроизводства населения и поощрения побуждений к браку, рождению детей, ведет в конечном счёте к невыполнению семьей репродуктивной функции и тем самым, к депопуляции.

Депопуляция представляет собой глобальную проблему и окончательно обозначит собой где-то в середине ХХ1 века рубеж между двумя «историями человечества»- между концом цивилизации, опирающейся на рост населения мира (происходивший медленно- до новой эры, и быстро- в течение двух последних тысячелетий, когда население с 300 млн. увеличилось в 20 раз до 6 млрд. чел. в конце 1999 года ), и началом цивилизации, ввергающей себя в процесс убыли мирового населения в целом, но с разной скоростью вымирания отдельных наций, что может обострить конфликты между развивающимися и развитыми, большими и малыми, христианскими и мусульманскими, и др. странами.

Эта острейшая социальная проблема, не считается общественным мнением проблемой вовсе, поскольку в основе её -привычная малодетность семьи, когда в семьях рождается и имеется 1-2 детей, что явно «мало» даже для сохранения существующей численности, для простого воспроизводства населения. Сегодня пока еще не уделяют должного внимания этим цифрам, не оценивают известную всем низкую рождаемость, исходя из перспективы снижения численности населения отдельных государств и всего мира. Минисемья -именно так называл новую форму семьи наш выдающийся демограф Б.Ц. Урланис, оказалась столь удобной и привычной, что люди просто не в состоянии разглядеть в этом новом обличье какую-либо социальную проблему, касающуюся их собственного благополучия.

Однако, именно малодетность в экономически развитых странах с низким уровнем смертности сейчас является причиной латентной депопуляции. Убыль населения (явная) начинается когда исчезает демографический потенциал. Этот запас прочности постепенно «съедается» сверхнизкой рождаемостью ( в нашей стране для этого потребовалось 30 лет). Минисемья является также причиной постарения общества, что связано с рядом последствий и с острой необходимостью пенсионного обеспечения в ближайшем будущем более трети населения, и с заботой об одиночках- пожилых, родившихся единственными детьми и потому не имеющих никаких родственников. Малодетность кроме того -причина притока мигрантов в развитые страны из многодетных регионов, т.е. причина остроты межнациональных отношений, нарастания конфликтов между коренным и пришлым (как правило, менее профессионально квалифицированным) населением.

Малодетоцентризм в государствах с этнически смешанным населением характеризуется нетерпимостью к типам образа жизни, выходящим за пределы одно-двухдетного стандарта, причем эта нетерпимость оказывается неминуемо шовинистической. Неожиданное для многих появление в Австрии в феврале 2000 года националистически ориентированного правительства, сыгравшего на чувствах коренных австрийцев - печальный пример того, что ожидает всю депопулирующую Европу в скором времени.

Распространение малодетного образа мыслей, чувств и действий несёт с собой комплекс социальных и политических изменений, антиэкзистенциальных по сути. Возникают разного рода ассоциации и движения, навязывающие в качестве подобающих норм поведения феминистско-либертианскую окрошку из осколков послеразводных семей и внебрачных сожительств. В результате создается общественная атмосфера, направленная против стабильной семьи с двумя родителями и несколькими детьми.

Для вымирания, т.е. сокращения на две трети численности населения отдельных стран и человечества в целом, вполне достаточно сплошной однодетности семей, сохраняющейся всего на протяжении 70 - 80 лет. Воздержание от семьи и деторождения, даже неполное- на уровне малодетности- можно приравнять к суициду всего общества, растянутому во времени. Малодетность продолжает свое шествие и теперь уже в общей численности мира доля развитых (и богатых по уровню жизни) стран сократилась до 20% (предполагается, что она сократится до 6% в 2025 г. и до 4% в 2050 г. - хотя к этому времени в мире, вероятно, уже не останется ни одной страны со средним числом рождений свыше 2,0 ). К сожалению, такое изменение демографических пропорций неизбежно, если даже начнется с завтрашнего дня активная просемейная политика. В структуре населения накопился «отрицательный заряд»демографической убыли, в связи как минимум 30- летним действием социальных норм малодетности, инерцией потребности семьи в 1-2-х детях детях и возможностью повышения её уровня лишь через несколько десятилетий при смене поколений.

Жизнь в режиме депопуляции вызывает множество новых явлений, к которым не готовы ученые, администраторы, предприниматели, финансисты, представители общественных и религиозных организаций, партий и движений. Прежде всего надо ждать обострения геополитического взаимодействия стран мира, что чревато международными конфликтами, поскольку для малодетоцентризма характерна нетерпимость к противостоящим ему жизненным ценностям. Но главное, что все мы не готовы к сокращению доли детей и юношества в населении, к свертыванию производства детских товаров и услуг, закрытию дошкольных и школьных учреждений, перемещению рабочей силы в сферах образования и воспитания, к изменению структуры профессиональной занятости и безработицы, к росту социальной патологии из-за ухудшения качества социализации единственных детей (неприятия ими мира взрослых т.к. они воспитывались «всегда младшими», готовыми к бунту против старших), к росту девиантности ( в т.ч. криминальности в связи с обострением потребности в раздельном проживании в условиях жилищного кризиса и роста разводов).

Поглощенность общественного мнения, к сожалению, фиктивной угрозой «перенаселённости земли» и факт превращения малодетной семьи в абсолют, в безусловную норму комфортного человеческого бытия, заставляет видеть в перспективе сокращения численности земли до «золотого миллиарда», увы, лишь «огромное благо». При этом депопуляция не воспринимается как проблема, поскольку верят в то, что сокращение рождаемости остановится на «оптимальном уровне». В теоретическом оправдании малодетной семьи, в искусственном раздувании её мнимых достоинств и в попытках дискредитации политики стимулирования рождаемости следует видеть конвенциональное влияние малодетного образа жизни большинства людей и самих ученых на концептуальные построения. За всем этим стоит непомерное преувеличение прав и интересов индивидуума в сравнении с интересами общества и его правом обезопасить себя от перспективы суженного воспроизводства населения, от депопуляции. Противостояние парадигм кризисного и прогрессистского изменения института семьи проявляется в обыденной жизни, в деятельности общественных и религиозных организаций, в политике партий и парламентских фракций, в административном управлении и приоритетах правительств. Ближайшее будущее обещает ожесточение этой борьбы pro и contra семейной политики.

Бестужев-Лада И. В. Исследования будущего: проблемы и решения.

Античная традиция учит нас, что все живое на земле проходит циклы рождения, молодости, зрелости и старости. А затем наступают смерть и вновь рождение. Древние называли это Золотым, Серебряным, Бронзовым и Железным веком. Сказанное полностью относится к истории исследований будущего(ИБ) во 2-й пол. ХХ века.

Золотой век классики современных ИБ, по нашему мнению, открылся в 1952 г. книгой Р. Юнгка «Будущее уже началось» и завершился в 1970 г. книгой А.Тоффлера «Футурошок». У этой истории, как всегда, была предыстория. Чтобы не говорить о тысячелетиях эсхатологии, утопий, философии истории, а также о ранней футурологии 2-й пол. Х1Х – 1-й пол. ХХ вв., упомянем лишь о статьях 20-х гг. В.А.Базарова-Руднева, где впервые был сформулирован принцип проблемно-целевого подхода в ИБ, а также о статьях Дж.Бернала и Н.Винера 40-х гг., где была выдвинута идея научно-технической революции, послужившая основой идеологии современных ИБ. Но собственно история началась, конечно же, в 50-х гг. рождением технологического прогнозирования и окончилась в 60-х гг. разработкой теории, методологии и технологии разработки поисковых и нормативных прогнозов, полностью сохраняющихся до сих пор без каких-либо существенных изменений и дополнений. Общеизвестны имена титанов Золотого века: Р.Юнгк, Т.Гордон, О.Гелмер, Б.де Жувенель, Д.Белл, Э.Янч, О.Флехтгейм, Г.Кан, Дж.МакГейл, Ф.Полак, И.Галтунг, А.Печчеи, А.Тоффлер и др. Они не устарели и по сей день.

Серебряный век открылся в 1972 г. книгой “Пределы роста” Д. и Д. Медоуз с соавторами, включил в себя всю первую десятку докладов Римскому клубу, открывших целое особое направление ИБ – глобалистику (анализ и прогноз развития глобальной проблемной ситуации современности) , и завершился к началу 80-х гг. книгами Г.Гендерсон и ряда других авторов, открывшими еще одно направление ИБ – альтернативистику (пути перехода к цивилизации, альтернативной существующей и способной успешно справиться с глобальными проблемами современности).

Бронзовый век открылся в 1982 г. последним сенсационным бестселлером в ИБ – книгой «Мегатренды» Дж. Найсбитта и завершился к 90-м гг. переходом в качественно новое состояние, существующее до сих пор. Можно сказать, что ИБ вышли как бы на высокое плато, но без дальнейшего подъема. Теперь каждый год выходит много книг, ничуть не уступающих по качеству содержания лучшим произведениям Золотого, Серебряного и Бронзового века, но уже не являющихся более какой-то сенсацией, подобно «Футурошоку», «Лимитам» или «Мегатрендам». Наверное, это и есть Железный век. Сколько он продлится? И чем закончится? Постепенным умиранием, как это произошло со многими другими междисциплинарными направлениями исследований? Или рождением нового Золотого века с новой теорией, методологией, технологией, с новыми сенсациями в открытии будущего?

Технологическое прогнозирование принципиально отказывается в подобных случаях от каких бы то ни было предсказаний. Оно предлагает выявлять назревающие проблемы и возможные пути их решений.

Какие проблемы стоят сегодня перед ИБ?

Первая. Аудитория психологически устала от апокалипсических картин будущего, которые открывают поисковые прогнозы. Да, видимо, человечество не переживет ХХ1-го века – возможно. даже первых двух-трех десятилетий его – но только при наблюдаемых тенденциях. Это очень важное научное открытие, которое, по нашему мнению, вполне заслуживало бы Нобелевской премии , если бы эти премии выдавались не только за исследования прошлого и настоящего. Но его нельзя повторять бесконечно, не выявляя путей выхода из кризиса. Иначе получается психологический эффект «отторжения информации» и футурология начинает работать вхолостую.

Вторая. Аудитория психологически устала от радужных картин будущего, которые открывают нормативные прогнозы. Да, все знают, что курить вредно. Еще более вредны алкоголь и более сильные наркотики. Ну, и что? Мы же видим рост потребления наркотиков, несмотря на все уговоры резонеров. Точно так же все знают, что расточительство в потреблении энергии, загрязнение окружающей среды, нарастающий дисбаланс всей системы геобалансов, на которых держится человечество, угроза распространения и применения оружия массового поражения (особенно микробиологического), триумфальное наступление антикультуры на собственно культуру – что все это очень плохо. Мало того, гибельно для человечества. Ну, и что? Сегодня, в 2000 г., мы так же далеки от альтернативной цивилизации, как и в 1979-м, когда эта концепция только рождалась. И сколько еще лет можно пытаться голыми словами загнать человечество в рай?

Третья. Научный инструментарий ИБ разработан, в основном, в 60-х гг. С тех пор ничего существенного не прибавилось. Ну, и что? Мы знаем много наук и междисциплинарных направлений, где научный инструментарий создан еще раньше и используется без существенных изменений до сих пор. Тем не менее, успехи впечатляющи. Что необходимо в ИБ, чтобы добиться того же самого при тех же условиях?

На наш взгляд, необходимо обратить внимание в первую очередь на три возможных «точки роста».

1.Не секрет, что большинство решений до сих пор принимается интуитивно, волюнтаристски. Сначала решение, затем проблемы с последствиями – таков общий алгоритм. Здесь роль ИБ исключается изначально. Но даже в тех случаях, когда решение готовится заблаговременно, сначала вырабатывают решение, а уж затем приглашают футуролога. Естественно, последний оказывается в роли критика, оппонента, антагониста первого. Разумеется, неизбежен конфликт. И происходит своего рода полуаннигиляция: от футуролога избавляются, а управленец остается наедине с последствиями намечаемого им решения. Надо попытаться найти общий язык между разработчиками прогнозов и решений. Не уставать напоминать о том, что волюнтаристское решение всегда сопряжено с излишним риском. А в современных условиях риск все чаще есть риск катастрофы. Подготовка решения должна начинаться с заблаговременного «взвешивания» его возможных последствий. Что составляет суть технологичес-кого прогнозирования. При таком подходе ИБ получают дополнительный стимул развития.

2. До сих пор проблемы, цели и возможные решения глобального, регионального и локального уровня в «литературе о будущем» представляются большей частью бессистемно, что значительно снижает эффективность такого рода информации. Необходимо сделать акцент на построении «дерева проблем», «дерева целей», «дерева решений» на всех уровнях, от глобального до локального. Может быть, такая прогностическая информация позволит поднять ИБ на более высокий уровень.

3. Опыт показывает, что разрозненность прогнозов тоже значительно снижает их эффективность. Может быть, целесообразно больше внимания уделять мониторингу – периодическому анализу трендов и опросам экспертов. С тем, чтобы вырабатывать своего рода динамические ряды прогнозов, видеть их эволюцию и вносить соответствующие коррективы. Можно ожидать, что и таким образом уровень ИБ существенно повысится.

В секторе социального прогнозирования Института социологии Российской академии наук в 1991-95 и 1996-2000 гг. по этой методике были реализованы два исследовательских проекта: «Перспективы трансформации России. Экспертно-сценарный мониторинг» и «Ожидаемые и желаемые изменения в системе народного образования России». Опыт показал, что это достаточно эффективно. В 1999 г. создан Организационный комитет Международной академии исследований будущего. Предполагается, что это будет не альтернатива Обществу мира будущего, Всемирной федерации исследований будущего и другим ассоциациям футурологов, а своего рода их "«дочерняя организация"» Никаких конференций и семинаров, только совместные исследовательские проекты с обменом информацией через факс, e-mail, Интернет, телеконференции. Первый проект такого рода «Страны мира в 2001-2010 гг.: проблемы и решения» уже запущен в производство.

Может быть, это – тоже один из путей выведения ИБ на более высокий уровень развития?

Доброчеев О. В. Энергия общества

Социальная энергия и физическая, промышленная - в какой мере они соотносятся друг с другом, есть ли между ними что-либо общего?

Это далеко не праздный вопрос, как может кому-то показаться, а принципиальный и сугубо практический, от понимания которого зависит решение не только энергетических, но и более общих социальных и политических проблем человечества.

Связано это с тем, что энергетика не самостоятельная и далеко не самодостаточная часть общества и нужна она не сама по себе, а только лишь в связи и в меру решения общих человеческих проблем. Поэтому для установления как минимум не противоречивых, а как максимум полезных конструктивных взаимосвязей между энергетикой и общественной жизнью в ее самых разнообразных проявлениях нужно: а) понимание феноменологии “общественной энергии”, назовем ее так, или “энергии общественной жизни” и б) установление каких-либо корреляций между ней и промышленно вырабатываемой обществом энергией.

Прямого равенства между этими двумя понятиями нет, хотя бы потому, что “социальная энергия” к настоящему времени не только не определена каким-либо точным образом в серии фундаментальных опытов, как, например, электрическая, химическая или ядерная, но для нее не описана сколько-нибудь подробно даже феноменология. Мы, например, знаем, что свет лампочки связан с электрической энергией, а падение яблока с гравитационной. Укоренившихся же представлений о феноменах, связанных с социальной энергией нет, если не считать таковыми социальные взрывы или, по-другому социальные революции. Поэтому можно сказать, что современная наука в понимании «общественной энергии» находится, как бы на уровне науки XYII столетия в понимании электрической, когда последняя была известна преимущественно лишь в форме грозовых разрядов. Не будучи же точно идентифицированной и измеряемой социальная энергия не может быть ни корректно сопоставимой со всеми остальными известными видами энергии, потребляемыми обществом, ни, тем более, регулируемой или управляемой ими! (При сложившемся понимании социальной энергии, как энергии взрыва, человечество только взрывным образом на нее и может воздействовать, что мы и наблюдаем повсеместно в истории - в виде войн и революционного террора.)

Посмотрим, поэтому, насколько можно подробно, на физические и, в частности, пространственно-временные феномены общественной жизни, определяющие в своей основе его фундаментальные энергетические характеристики, а затем попытаемся связать физическую энергию общества с энергетикой и экономической жизнью общества в целом.

Первым, кто систематически исследовал общественную жизнь с физической точки зрения, был А. Чижевский. Ему принадлежит основополагающий труд в этой области, о влиянии физических факторов на историческое развитие, опубликованный в 1924 году. А. Чижевский, в частности, статистически достоверно установил прямую пропорциональность числа важнейших исторических событий за тот или иной период времени и масштабов солнечной активности, измеряемой числом солнечных пятен в единицу времени (числом Вольфа). Кроме того, выражаясь современным языком, он обнаружил периодический характер социальной активности, модулируемый Солнцем.

Понимание количественной взаимосвязи фундаментальных физических характеристик социальной среды – пространственных и временных масштабов эволюции общества, пришло на много лет позже. Лишь 70 лет спустя, в 1994 году, удалось обнаружить степенной характер отношений максимальных размеров государственных образований в процессе их исторического развития и максимального времени их существования. На этой основе представилось возможным сделать первые физические оценки кинетической энергии общественного развития. Оказалось, что энергия социального строительства на исторических масштабах времени в среднем пропорциональна размерам государственных образований в степени 2/3.

E ~ l2/3. Т.е. оказалось, что на исторических масштабах времени общество развивается приблизительно так же, как растут облака, для эволюции которых А. Колмогоровым в 1942 году была предложена аналогичная зависимость.

Дальнейшие исследования проблемы обнаружили, что аналогичным степенным образом от масштабов социального пространства зависит не только кинетическая энергия исторического развития, но и тепловые выбросы человечества, начиная с образований размером с Москву и остров Манхеттен в Нью-Йорке и заканчивая крупнейшими государствами современности и даже целыми континентами [4]. Т.е. оказалось, что между энергией социальной эволюции, в форме физической энергией исторических движений социальных масс, и тепловой энергией, вырабатываемой обществом, порой имеет место прямая пропорциональная связь

Eсоц ~ Eфиз = E.

Положим эту зависимость в качестве основы для дальнейших изысканий взаимосвязи между энергетикой и социально-экономическим развития общества.

Предварительно, однако, подчеркнем еще раз, что с точки зрения выполненных физических исследований феномен Человечества на больших интервалах времени и масштабах пространства представляется вполне природном, а значит и детерминированным

явлением. Причем явлением, как оказалось, достаточно строго описываемым уточненным уравнением А. Колмогорова, связывающим энергию социальных флуктуаций масс (E) с размерами общества (l или S=l2), а так же с мощностью процессов его жизнедеятельности (W), и некой мерой динамической социальной устойчивости (De)

E ~ С (1 + De)2 W2/3 l2/3 . (1) где C – эмпирический коэффициент.

Рис. 1. Доходы на душу населения в различных странах мира в зависимости объемов потребляемой энергии.

Рассматривая подобным образом общество, под его характерным физическим размером можно понимать площадь социального образования S = l2, а под работой, затрачиваемой на поддержание жизнедеятельности W - ее экономический эквивалент в виде валового внутреннего продукта (ВВП). Определенные трудности возникают с количественной оценкой меры неупорядоченности, «хаотичности» хозяйственной и общественной жизни – De (в условиях упорядоченности критерий De отрицательная величина), хотя на качественном уровне правдоподобный характер влияние этого критерия на энергозатраты общества в формуле (1) не вызывает сомнения. Действительно, и согласно этой формуле и социальному опыту, повышение организованности общественной и хозяйственной деятельности (понижение отрицательного De) сопровождается уменьшением энергозатрат и наоборот повышение хаотичности жизни приводит к излишним энергозатратам.

Среди физических характеристик как социальной, так и окружающей, природной среды исключительное значение на масштабы энергопортребления оказывает климатический фактор. Анализ общественных энергозатрат в различных по климатическим условиям регионах планеты позволил недавно обнаружить их отрицательную экспоненциальную зависимость от средней температуры окружающей среды.

C ~ 10-bT.

Как оказалось, представленные физические закономерности энергоэкономики имеют не только общетеоретический, но и вполне практический характер. Они, например, позволяют объяснить статистические данные [6] которые показывают, что ВВП ряда развитых стран мира оказался в 90-х годах XX столетия непропорционально высоким по сравнению с энергозатратами на него (рис. 1). Речь идет об Австрии, Швейцарии, Дании, Японии. На одну тонну условного топлива в год продукции, измеряемой в долларах США на человека, в этих странах порой производилось раз в пять больше, чем в иных, менее благополучных государствах мира, например, России и Венесуэлле. Тридцать лет назад, когда проводилось первое исследование подобного рода, столь значительного рассогласования в мире не наблюдалось, – энергозатраты практически всех стран линейно зависели от их ВВП. На этом основании тогда даже появились идеи об оценке реального ВВП тех или иных стран по масштабам в них энергопроизводства.

Как хорошо видно на рис.1. уравнение (1) (линия с крестиками) демонстрирует приблизительно тот же нелинейный характер роста ВВП с ростом энергопотребления, как и «аномальные» статистические данные работы [6]. Кроме того, расчетные кривые рис.1 показывают, что с 1968 по 1987 год рост ВВП в СССР, в расчете на душу населения, а в 1993-1996 годах падение ВВП изменялись так же практически по соотношению (1) (линии с точками).

Эти результаты сравнения можно рассматривать первым достаточно строгим подтверждением теоретической гипотезы (1) на качественном уровне. Если же перейти к количественным сопоставлениям теоретической модели экономики энергетики с практическими данными, то с помощью уравнения (1) и на основе известных макроэкономических данных [6] можно оценить степень неустойчивости или, по другому, динамической разбалансированности экономик тех или иных стран мира – критерий De. Для этого необходимо на основе статистических данных о ВВП (W) различных стран мира, размерах их территории (S), среднеклиматической температуре (t) и ежегодно потребляемых энергоресурсах (E) рассчитать по формуле (1) критерий De.

Выполняя оценки, мы обнаружили, что для экономик абсолютного большинства стран мира от Австралии и Италии и до Аргентины и США, критерий De не отличался от нуля более чем на 0,1. Т.е., по сути, подтвердили, таким образом, и на количественном уровне гипотезу (1) о нелинейной взаимосвязи энергопотребления с ВВП.

Обнаружился, однако, и ряд стран с резко отличной от равновесия экономической и общественной жизнью. Китай, например, с точки зрения нелинейных законов экономической эволюции оказался самым высоко организованным государством из всех исследованных (De<-0,2). Одновременно обнаружилась некоторая энергетическая расточительность хозяйств Великобритании, Норвегии, Швейцарии (De>0,1) и чрезмерная Венесуэлы (De>0,5). Любопытно, но степень упорядоченности использования энергии в холодной России в середине 1990-х годов тоже оказалась достаточно высокой - на уровне Канады (De = - 0,2), несмотря на наше внутреннее убеждение о крайней энергетической расточительности хозяйственной жизни страны. Этот результат достаточно трудно объяснить, не зная деталей и механизмов переходной экономики. Можно только предположить, что имевшая место у нас достаточно высокая для самой северной страны мира эффективность использования энергии могла быть обусловлена не столько организационными мерами государственного или рыночного регулирования, сколько сохраняющимся еще на большей части страны традиционным «энергосберегающим» или по меркам западного мира чрезвычайно низким уровнем жизни населения. Из ряда благополучных в смысле рационального использования энергии государств, как ни странно, выпал Израиль. Степень его расчетной нестабильности оказалась экстремально велика (De=0,5). Установить конкретную причину и тем более механизм разбалансированности хозяйственной жизни Израиля фактически в рамках лишь балансных оценок довольно трудно, это предмет внутриэкономических изысканий. Можно только заметить, что с формальными оценками состояния энергетики Израиля коррелирует его известная сегодня политическая нестабильность.

Продолжая рассмотрение взаимосвязи энергетики с экономикой с естественнонаучной точки зрения можно прийти и к довольно парадоксальным выводам качественного характера, давно, правда, замеченным на бытовом уровне. О том, например, что приоритетная забота об энергообеспеченности хозяйства, которая, например, имела место в советские времена, может стать тормозом социальных преобразований. Действительно, согласно формуле (1) рост энергетики, если он не сопровождается соответствующим ростом промышленного производства, дестабилизирует общество De + 1 ~ E1/2. (2)

Или о том, что сегодня отмечается повсеместно, - недостаток энергии является существенным ограничителем экономического роста. Это прямо следует из высокой степени зависимости ВВП от энергозатрат

W ~ E 3/2. (3)

Как следует из этого нелинейного соотношения, аппроксимирующего эмпирические данные рис. 1, сокращение производства энергии всего на 40% может уменьшить валовой внутренний продукт на все 100%.

Согласно построенной методами физической аналогии аппроксимационой социально-энергетической модели общества, оказывается, так же, что масштабы экономики, отражаемые объемами ВВП, в наибольшей степени определяются механизмами и системами ее организации и управления, которые формально отражаются масштабами хаотичности (De>0) или организованности (De < 0) процессов управления

W ~ (De + 1)-3. (4)

Объемы производства, поэтому, могут иногда троекратно откликаться на единичные масштабы социально-экономической стабилизации и, наоборот, дезорганизация общественной жизни способна по кубической гиперболе, т.е. фактически взрывным образом, погасить общественное производство.

Результаты рассмотрения энергоэкономики с естественнонаучной точки зрения показывают, кроме того, что энергоемкость хозяйства нельзя рассматривать независимым индикатором состояния экономики страны. Согласно теоретическому обобщению опытных данных, представленных на рис.1, энергоемкость (E/W) является обратно пропорциональной функцией ВВП страны вида

E/W ~ 1/ W1/3. (5)

Из уравнения (1), следует, кроме того, что энергоемкость помимо природно-климатических условий существенным образом зависит еще и от размеров хозяйствующего субъекта (S), а так же степени организованности систем и структур его управления (De). Поэтому, как это ни странно для линейных принципов мышления, у государств с относительно высоким ВВП и малой хозяйственной территорией энергоемкость всегда будет ниже, чем у государств с низкими объемами ВВП и большой территорией. В рамках нелинейной логики получается, что увеличивать энергоэффективность экономики можно далеко не только путем ограничения потребления энергии на единицу продукции, сколько путем увеличения ВВП на душу населения или сокращения физических размеров хозяйства или, что еще более эффективно, путем повышения устойчивости функционирования отрасли за счет рационализации систем и структур управления.

Рассмотрение экономики России в плоскости переменных – ВВП на душу населения – потребление энергии на душу населения, показанное на рис. 1, говорит, так же, о принципиальной возможности долговременной, не менее чем 20-и летней, эволюции энергетики и экономики страны в сторону Канады путем увеличения энергопотребления в два раза и роста ВВП - в три. Возможность же когда-либо сравнятся с США по эффективности экономики, как видно на том же рис. 1, страна потеряла в 1989 году.

Карташова К. К. Прогноз развития расселения и жилой среды в России.

С начала 90-х годов в нашей стране коренным образом изменилось положение в экономике, производстве, управлении. Общество находится в точке "бифуркации", состоянии, когда его будущее многовариантно и зависит от множества факторов. Страна стремительно включается в мировое информационное пространство.

В этих условиях одним из наиболее актуальных аспектов развития нашего общества на перспективу являются проблемы формирования и прогноз развития искусственной среды обитания, обеспечения ее безопасности и устойчивого развития. Это касается проблем расселения, судьбы мегаполисов и групповых систем расселения, вопросов формирования и развития городов и сельских поселений, общей направленности развития жилой среды, типов жилых и общественных зданий, основных принципов развития дизайна.

Как известно, сфера архитектуры, как большая система, прогноз ее развития тесным образом связана с другими тремя большими системами:

• социально-экономическими особенностями общества и перспективами его развития;

• техникой и прогнозами ее развития;

• природой и проблемами ее сохранения и защиты.

Из множества свойств указанных трех больших систем выделим основные факторы, современное состояние и прогноз развития которых непосредственным образом отразятся на прогнозе развития архитектуры и градостроительства в России.

1). Социально-экономические условия. Переход страны к рыночным отношениям связан с изменениями в обществе, государстве, законодательстве, с трансформацией экономики, социального положения и экономических возможностей большинства членов общества, а также отражается на демографии населения и его размещении на территории страны. Назовем основные направления этих изменений: • одновременное развитие разных форм собственности; углубление рыночных отношений и формирование многоукладной экономики; существенное перераспределение капиталовложений в пользу частного сектора; • свобода предпринимательства, увеличение свободы в выборе видов деятельности, места работы и жительства, обеспечение свободы в выборе форм и места реализации культурно-бытовых потребностей, гарантия свободы расселения, отмена паспортов и прописки; • децентрализация управления, усиление роли местной администрации при одновременной децентрализации экономической деятельности и стремлении регионов к самообеспечению. Развитие собственных ресурсов регионов, в том числе на основе зарубежных инвестиций; • усиление государственного сектора, появление государственной градостроительной политики и градостроительного законодательства переоценка отношений к поселениям; • развитие межнациональных и межэтнических отношений; • возможное усиление роли культуры и образования; • восстановление в обществе нравственных ориентиров; Наряду с этим наблюдается возрастание социального и имущественного расслоения и неравенства в обществе, прогрессирующее формирование двух четко читаемых полюсов-богатых и бедных, сокращение численности населения, продолжение его чрезмерной концентрации в городах и опустынивание села, увеличение социальной подвижности населения и его миргация в Европейскую часть страны из стран СНГ и районов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока (беженцы и вынужденные переселенцы).

2). Техника и ее развитие: • коренная переориентация промышленного производства страны и всего народно-хозяйственного комплекса, который в настоящее время стоит на пороге своего многовариантного развития; • научно-технической революция (НТР), развитие новых форм и видов производства, трансформация существующего и отчасти его совершенствование; • развитие новых, на порядок более эффективных видов транспорта, развитие скоростных дорог и переустройство существующих дорог всех видов, реконструкция железных дорог и развитие электротранспорта и малой авиации, появление дешевого и экономичного автомобиля. Все это позволит увеличить "радиусы расселения" и пространственную мобильность населения; • внедрение новейших видов связи: развитие всех видов коммуникаций, включая телекоммуникации, интернет, сотовую связь, интенсивная компьютеризация всех видов деятельности. По существу говоря, это решающий фактор, который активно повлияет на расселение в части размещения жилища и мест приложения труда. Он усилит центробежные явления, будет способствовать разукрупнению поселений и развитию густоты их сети. Он должен существенно уменьшить количество трудовых (работа дома) и бытовых (разные услуги через, например, интернет) поездок. Это создает также предпосылки для пригородного расселения, основанного на свободе выбора мест проживания. В сельской местности будет увеличиваться население, связанное с высокоинтеллектуальным трудом, наукой, сферой услуг (туризм, рекреация), что резко расширит здесь диапазон занятости и расширит формы расселения. • развитие инженерной инфраструктуры городов при сохранении и реконструкции существующих систем; • появление новых строительных материалов, внедрение современных и новейших технологий в строительстве, включая развитие "легких" быстро монтируемых зданий; • удешевление строительства, возврат к местным материалам.

3). Природа и экология. • принятие чрезвычайных мер по защите природы; • совершенствование технологий производства, инженерное оснащение урбанизированных образований, использование экологически безопасных источников энергии; • вывод вредных промышленных предприятий из городов, перевод их на замкнутый цикл или безотходное производство, защита всех водоемов; • развитие понимания пределов допустимого вмешательства человека в природу, отказ от "догматической" защиты природы и переход к существованию в природной среде; • прекращение территориального роста существующих городов, предотвращение развития расселения в виде "масляного пятна", избирательное расселение, не наносящее урона природе; • возможность выбора природных условий для места жительства. Без этих усилий в экологическом плане неизбежно усугубление экологических проблем, когда естественные экосистемы отступят далеко от ареалов расселения. На основе сказанного возможно составление представления о развитии архитектуры и градостроительства в перспективе.

1. ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО.

Для осмысления общей направленности развития расселения в нашей стране в современных условиях по инициативе автора в 2000г. был проведен экспертный опрос. На его основе составлен ориентировочный прогноз (на уровне словесной модели) развития системы расселения по стране в целом, развития мегаполисов и групповых систем расселения, формирования и развития городов и сельских поселений. Данный прогноз в сфере градостроительства базируется исключительно на материалах экспертного опроса, проведенного среди архитекторов, специалистов в области градостроительства и расселения. Среди них члены и члены-корреспонденты РААСН (отделение Градостроительства), профессора и доценты Московского архитектурного института (МАРХИ). Как известно, экспертный опрос является одним из методов исследования будущего, который исходит из концепции того, что специалисты высокого класса, владеющие исчерпывающей информацией в своей профессиональной сфере, хотя и интуитивно, но достаточно четко могут предвидеть будущее. Они в состоянии генерировать альтернативные направления развития, а также сформулировать и оценить наиболее вероятные (поисковый прогноз) и желательные (нормативный прогноз) пути развития рассматриваемых систем.

1. Большинство экспертов (76,2%) считает, что расселение в нашей стране будет меняться. В перспективе характер наиболее существенных изменений расселения будет обусловлен, как указывалось, общей направленностью трансформации общественно-политической системы и экономических форм нашего государства. Поскольку тенденция их развития до сих пор до конца не ясна, точка зрения экспертов в описании грядущих изменений системы расселения в России многомерна и даже отчасти противоречива. В целом она характерна либо пессимистической экстраполяцией современного состояния, либо оптимистическими представлениями "образа будущего". На основе анализа мнений экспертов можно выделить по крайней мере три наиболее четко читаемых сценария развития расселения, составляющих в целом определенного рода "шкалу": от урбанизации - к дезурбанизации:

1 - продолжатся негативные тенденции: чрезмерный рост агломераций, дальнейшее опустынивание села, миграция населения с Севера на Юг.

2 - замедлятся темпы роста современных мегаполисов, крупнейших городов и агломераций и параллельно с этим активизируется развитие больших, средних и малых поселений, обладающих демографическим, экологическим и сырьевым потенциалом, на основе их социально-пространственной и географической целесообразности.

3 - система расселения станет более равномерной, рассосредоточенной без ясно выраженных концентраций и "разрывов", приблизится к источникам энергии, к "земле" и сельскохозяйственным ресурсам: разовьется сельская система расселения, разукрупнятся города за счет создания пригородных коттеджных поселков. Любая из этих моделей будет реализовываться на фоне снижения существенных территориальных различий и диспропорций, повысится социально-экономическая и пространственная сбалансированность расселения в национальном, региональном и агломерационном масштабах. Вполне возможно одновременное существование указанных моделей развития, когда произойдет географически детерминированная интеграция различных форм расселения. Кроме того в части приоритетного развития расселения на отдельных территориях страны высказаны три существенные точки зрения: * в перспективе сменятся фокусы притяжения населения с переориентацией их на восточные территории (Сибирь, Дальний Восток, Север). Это связано, во-первых, с экономическими вопросами: более выгодной добычей сырьевых ресурсов и развитием обрабатывающих отраслей (это подсчитано еще в советское время академиком А.Аганбегяном); во-вторых, с геополитическими соображениями, поскольку, по мнению ведущих политологов, центр мировой цивилизации постепенно перемещается из Европы в Азиатско-Тихоокеанский регион. В связи с этим ориентация России на страны юго-восточной Азии (Япония, Китай, Корея и др.) станет определяющей в развитии новых структур расселения нашей страны; * процесс активного формирования и развития систем расселения будет наблюдаться в поясе наиболее благоприятном для жизнедеятельности населения с соответствующим преобразованием сложившихся поселений и активизацией связей между отдельными существующими системами. Это будет сопровождаться переориентацией в методах освоения северных территорий, решительным преобразованием существующих там городов, переосмыслением систем базовых городов и вахтенных поселений; * формирование новых поселений, преобразование существующих будет связано также с обеспечением наших новых государственных границ.

2. Указанные выше факторы начнут влиять на расселение, по мнению большинства экспертов, только через 20-25 лет (55%).То, что изменения начнут сказываться на расселении уже через ближайшие 10 лет считает всего 30% экспертов, остальные придерживаются мнения, что изменения в расселении наступят позже - через 50 лет. Высказаны также и соображения, что эти факторы будут влиять "всегда", а что изменения наступят "постепенно" в силу большой инерции систем расселения, размещения, размеров и планировочной структуры отдельных городов.

3. Из всех сфер приложения труда наибольшее влияние на расселение, согласно мнениям экспертов, будут оказывать в первую очередь следующие ( расположены в порядке уменьшения величины баллов):

-------T-------------------------------T-------------------
  место¦ сфера приложения труда        ¦ количество баллов
-------+-------------------------------+------------------
     1 ¦ сфера услуг                   ¦     12
     2 ¦ торговля, сельское хозяйство  ¦  по 11
     3 ¦ наука                         ¦      7
     4 ¦ пищевая промышленность        ¦      6
     5 ¦ образование                   ¦  по  5 баллов
       ¦ строительное дело             ¦
       ¦ легкая промышленность         ¦
       ¦ машиностроение и химия,       ¦
     6 ¦ тяжелая промышленность        ¦      3
-------+--------------------------------+------------------

Кроме того названы еще информатика - 2 балла, новые транспортные коммуникации - 2 балла, энергетика (энергосистемы), добывающая промышленность, а также другие аспекты этой проблемы: безработица, сокращение военных расходов и т.п.. Следует отметить общую направленность мнений экспертов в сторону отраслей, больше связанных с рынком и обеспечением повседневных нужд населения. Ориентация как бы на гуманизацию основ формирования расселения, что является новым в нашей градостроительной практике.

4. В определенной степени будет влиять на расселение и особенности развития рынка, хозяйствования, характер бизнеса. Малый и средний бизнес будет выражаться в создании фермерских и мелких коллективных хозяйств, формировании сервисных центров на крупных транспортных коммуникациях, создании региональных оптовых рынков в пригородных и периферийных зонах крупных городов, организации мелкого производства. Это существенно изменит характер пассажиропотоков, а в отдельных случаях будет способствовать появлению новых малых поселений. Малый и средний бизнес может сыграть также пионерную роль в росте потенциала слаборазвитых, кризисных, периферийных зон расселения. Монополии и государственный сектор должны были бы поддержать этот процесс за счет создания там филиалов своих предприятий и производств. В то же время монополии будут эксплуатировать все, что создано до них. Они сохранят свое влияние, но станут привлекающим и одновременно сдерживающим фактором процессов развития расселения или их развитие будет происходить в направлении собственных интересов, что в отдельных случаях приведет к его "свертыванию". Государственный сектор должен будет восстановить свою роль. Он увеличит свое влияние, станет решающим фактором, будет регулировать процессы, влияющие на развитие расселения. В связи с этим оживится социальное строительство в зонах влияния крупных городов, появятся города-спальни.

2. ЖИЛАЯ СРЕДА, ТИПЫ ЖИЛЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ.

Перспективы развития архитектурно-пространственных форм отечественного жилища были сформулированы автором еще в 80-е годы (Кн: Перспективы развития жилища в СССР. Гл.VII, М.: Стройиздат, 1981). Опираясь на теорию развития, разработанную М. Аптером в его книге: «Кибернетика и развитие» еще тогда были сформулированы основные признаки развития системы жилища, которые состоят в следующем: • увеличение числа типов и разновидностей; • количественный рост элементов системы жилища и всей системы в целом; • дифференциация функций (между помещениями в жилой ячейке и частями жилого дома и т.п.); • усложнение структуры – внутренней системы построения • усложнение композиции и увеличение разнообразия форм (жилых ячеек, жилых домов и жилых комплексов); • многовариантность развития, наличие наряду с перспективными направлениями путей развития жилища, направлений ограниченного срока существования. Эта позиция позволяет четко оценить последние этапы развития жилища в СССР как стагнацию или даже деградацию этой сферы деятельности и отнестись к современному состоянию жилища и прогнозу его на перспективу, как к развернутому развитию. Оно состоит в первую очередь в увеличении числа типов и разновидностей жилища: появилось элитное жилище различной этажности и структуры, малоэтажное сблокированное и коттеджное жилище различного размера и композиции, существенно трансформировалось социальное \ муниципальное жилище, стоит вопрос о создании жилища для бездомных, детей-сирот, а также для беженцев и вынужденных переселенцев, для различного вида общин и т.п.. Необходимо указать на еще большую многовариантность развития жилища в перспективе. Особенно усложнилась общее объемно-планировочное решение жилища, когда вместо простых монофункциональных жилых «коробок» создаются многообразные композиции со сложной внутренней структурой. Здесь объединяются в единый объем наряду с жилищем помещения различного функционального назначения (офисы, торговые галереи и магазины, рестораны, выставки, предприятия по услугам различного вида и т.п.). Указанное направление будет развиваться в наибольшей степени с неуклонным увеличением объемов и площадей жилых комплексов. Особую роль в развитии жилища получают поселки коттеждного и индивидуального строительства для семей с различным потребностями и уровнем экономических возможностей. Они получат еще большую дифференциацию в будущем. Значительную роль в развитии жилища стала играть реконструкция существующей еще дореволюционной застройки и доходных домов в частности. Осуществляется размещение в них вместо прежнего коммунального заселения элитного жилища или перепрофилирование их под нежилые нужды – офисы, банки и т.п.. Особую роль здесь играет массовое переоборудование первых этажей для расширения сети предприятий обслуживания населения и использование подземного пространства для размещения гаражей, что особенно актуально в условиях затесненности, характерной для исторической части города. Этот процесс находится в настоящее время на пике своего развития, однако, он будет иметь место и в дальнейшем.

3. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ЗДАНИЯ.

Типология общественных зданий претерпела за прошедшее десятилетие существенную трансформацию, которая будет еще больше нарастать в будущем. Наряду с этим имеющиеся типы зданий, казалось, досконально отработанные в советское время, получили как бы «второе дыхание», а зачастую и новую трактовку. Наибольшее развитие и разнообразие в настоящее время получили здания сферы обслуживания – торговые центры, торговые ряды и пассажи различного размера и состава предприятий, административные и деловые здания и деловые центры, банки и финансовые учреждения различного типа, автосалоны и автостанции, терминалы т.п.. Наиболее характерно для настоящего времени создание развитых многофункциональных и многоуровневых общественных комплексов с многоплановой композицией. Появление новых типов зданий, увеличение их масштабов и объемов будет следовать за развитием рыночных отношений и социальной сферы общества, развитием его экономики.

Существовавшие ранее типы общественных зданий с отработанным составом и размерами помещений и с достаточно убогой композицией коренным образом преобразились в настоящее время. Это касается например: • школ, превратившихся в лицеи и колледжи различного профиля, уровня и разнообразия форм обучения. Это как правило влечет за собою развитие их функций, номенклатуры помещений, увеличения их объема и усложнения композиции; • гостиниц, получивших различный уровень комфорта с включением в их состав помимо жилой части дополнительных помещений общественного назначения и сервиса; • клубов, которые из унылых типовых зданий на призаводских площадях превращаются в разнообразные учреждения, отвечающие интересам многообразных групп населения. Многие другие типы общественных зданий развиваются в аналогичном направлении. Многообразие вариантов их функционального назначения, состава помещений и объемно-планировочного решения будет только возрастать. Наряду с этим часть применявшихся ранее типов зданий в определенной степени стагнирует. Это в первую очередь касается детских садов, потребность в которых резко сократилась в связи со снижением рождаемости и повышением стоимости содержания ребенка, недоступной для многих семей. В результате многие из зданий детских садов проданы и используются для других нужд. В значительной степени преобразовались и функции зданий различных НИИ, ставших зачастую полигоном для размещения предприятий малого бизнеса, что повело к перепланировке и изменению назначения помещений, демонтажу оборудования, организации дополнительных входов, трансформации фасадов и т.п.

Таким образом последнее десятилетие существенным образом повлияло на развитие и трансформацию архитектуры зданий и сооружений. Этот процесс в ближайшей перспективе будет только усиливаться. Расселение, мегаполисы, отдельные города более инерционны в своем развитии, их изменения предстоят в более отдаленной перспективе.

Константиновская Л. В.,Синельников С. И. Электрические явления при падении метеоритов и безопасность космических полетов

Человечество на протяжении всей своей истории сталкивается с теми или иными природными явлениями, которые на данном этапе развития общества объяснить трудно. Примером может служить гроза. Тысячелетиями люди считали гром проявлением божественной силы. И только в 19 веке с открытием электричества этому явлению дали научное обоснование.

В наши дни тоже существует ряд необъяснимых явлений, которые порой существуют тысячелетиями. К таким явлениям относятся загадочные круги на полях. Первое документальное свидетельство состоялось в августе 1678 года в Хертфордшире, оно вызвало панический ужас и было названо «ведьминым кольцом». Хотя ведьмины кольца были известны и раньше (их объясняли шабашем ведьм).

Загадочные круги продолжают образовываться и в наши дни у нас в стране и за рубежом. Так в августе 1994 г в Ставропольском крае было возбуждено уголовное дело по статье «злостное хулиганство».

Ставропольский край (август 1994 года)

За одну ночь было вытоптано кругами два поля площадью 100 гектаров. Круги колебались от двух до 20 метров. Милицией была выявлена зона нахождения кругов, представлявшая собой эллипс. Все усилия найти хулиганов не принесли никаких результатов. Опрос жителей ближайшего колхоза ничего не дал. Жители сами были крайне удивлены происшедшим. Но милиция «нашла» злоумышленников - ими оказались зайцы, которые по мнению представителей правопорядка в брачном танце (бегая друг за другом кругами) вытоптали за одну ночь 100 гектаров зерновых. Дело было закрыто и сдано в архив.

В 2001 году круги зафиксировали 19-20 августа в штате Дивоншир (Англия) английские полицейские после двухлетнего наблюдения и фотосъемки скрытой камерой (камера фотографировала со скоростью 0,2 секунды). Круги образовались моментально (за 1 кадр) и представляли собой своеобразный цветок, состоящий из 420 окружностей с центральным кругом и шестью спиралевидными лепестками, выходящими из центра. Максимальный диаметр круга был 20 метров. Но «нарушителя» как и в первом случае так и не обнаружили. Но английские исследования показали, что в 90% случаев круги были имитированы самими людьми (фермеры для привлечения зевак-туристов имитировали их с помощью веревок и досок, приминая свои зерновые. Для пущей помпезности они складывали круги в разные узоры - с намеком на посещение инопланетян). 10% же всех остальных кругов были истинными.

Статистика показывает, что наибольшее количество кругов образуется в августе при созревании зерновых. И отмечается это явление только в сухую хорошую погоду. Есть гипотеза (С. И. Синельников), что это явление тесно связано с падением космического вещества (метеоритов) на Землю. Метеорит (астероид), входя в плотные слои атмосферы Земли и сгорая, создает за собой вихревой поток плазмы (турбо–вихрь). Можно предположить, что это явление может быть связано с термоэлектронной эмиссией (испусканием электронов нагретыми телами в вакууме или другой среде). Так ежедневно на Землю падает огромное количество метеоритов, их еще называют болидами (слово «метеор» происходит от греческого «meteora” – атмосферные и небесные явления). Факты падения на Землю крупных метеоритов еще до 18 века считались сказками и вызывали у ученых скепсис. Выдержав 150-летнюю критику, теория катастроф возродилась во второй половине 20-го века. В этом направлении сейчас работают многие научные центры мира. В России это: ВСЕГЕИ в Санкт-Петербурге, ИГиГ СО АН в Новосибирске, ГЕОХИ и КМЕТ АН, МГУ в Москве.

Известно, что в зависимости от времен года интенсивность падения метеоритов меняется. Это связано с тем, что в течение года Земля неоднократно проходит метеоритные потоки. Особенное обилие падающих метеоритов бывает (максимум): 13-14 ноября, 9-13 августа (поток Акварид, Персеид). Самый большой и интенсивный поток в середине августа (время созревания злаков). Метеоритный поток в это время настолько сильный, что носит собственное название – «волосы Вероники». Менее обильны потоки: 2-3 января (Квандратиды), 12-13-19-23 апреля (Лириды), 26-29 июля (Аквариды), 19-25 октября (Ориониды), 14-27-29 ноября (Леониды, Андромедиды), 6-13 декабря (Геминиды). Направление потока (по дням) хотя и перемещается, но в известных пределах. В сутках максимум активности обычно приходится на 2-4 часа утра. В среднем за сутки на Землю выпадает несколько тонн метеоритов. Падающие метеориты вызывают на Земле явление “звездного дождя”. Самый мощный метеорный дождь на Земле (за 1 час вылетало от 60 до 144 тысяч метеоров) наблюдался в ночь с 16 на 17 ноября 1966 года в США. Он «шел» из созвездия Льва (поток Леонид) /5/.

Согласно данным, собранным геофизической ракетой около Земли на высоте 90-170 км, метеоритные частицы имеют радиус 0,1-10 мкм (до 100 мкм). Число мелких частиц радиусом 0,1 мкм на 6 порядков выше, чем число более крупных - с радиусом 100 мкм. Они могут вращаться около Земли, а более крупные могут притягиваться Землей и падать метеоритным «дождем». Большинство метеоритов имеет размер от долей миллиметра до единиц сантиметров (крупные метеориты диаметром от дециметров до метров встречаются крайне редко).

Космические частицы бомбардируют запускаемые с Земли ракеты, оседают на облаках, создавая «серебристые облака» на высоте 100 км от земли, и захватываются ракетами. Так, например, на третьем российском спутнике частота ударов при входе аппарата в потоки частиц в мае (майские Аквариды) возрастала на четыре порядка. А на спутнике «Авангард 3» в 1959 году во время действия потока Леонид (16-18 ноября) за 70 часов было зарегистрировано 2800 ударов, что выше относительной нормы почти в 30 раз /11/.

Вследствие взаимодействия с атмосферой небесные тела частично или полностью теряют свою массу. Метеориты диаметром до 20 сантиметров в атмосфере сгорают полностью (их 99,7%). Диаметром более 20 сантиметров (их только 0,3%) имеют шанс долететь до поверхности Земли. При этом возбуждается свечение и образуется светящийся ионный след. Их появление может сопровождаться сильной ударной волной, дымовым хвостом, звуком (если находиться вблизи падения метеорита, то можно услышать что-то, напоминающее свист артиллерийского снаряда). Самые яркие метеориты (болиды) могут наблюдаться днем даже при солнечном свете. Скорость некоторых метеоритов достигает 73 км/сек. Средняя же внеатмосферная скорость метеорита равна 20-40 км/сек. При движении в атмосфере образующаяся ударная волна приводит к уменьшению теплопередачи и, следовательно, к уменьшению доли начальной массы и интенсивному дроблению (это явление называется абляцией). Хвост метеорита представляет собой ионизированную плазму. Температура поверхности метеорита во время прохождения атмосферы достигает огромной величины (2000? К). Вблизи взрыва на земле образуется вакуум, который затягивает воздух, и в него со стороны втягивается все, что попало. Захваченное вещество может быть поднято на некоторую высоту от поверхности Земли. Такое наблюдалось в Чернобыле, когда столб над атомной станцией (АС) поднялся на высоту до 10 метров.

Известно, что по химическому составу метеориты в основном делятся на две основные группы: каменные (70%) и металлические (30%). Деление это очень условно, потому что в любом каменном метеорите есть металлические включения, точно так же, как в любом металлическом есть различные примеси. Следует напомнить, что воздух является диэлектриком только в сухую погоду.

Термоэлектронная эмиссия обнаружена в 1882 году, а затем хорошо исследована многими учеными. Большой вклад в эту теорию внес английский физик О.У. Ричардсон, поэтому в литературе можно встретить другое название – Ричардсона эффект. Эмиссионная способность зависит от материала и температуры: материал должен быть токопроводящим, а температура должна быть как можно более высокой. Плотность тока при термоэлектронной эмиссии составляет до единиц ампера на квадратный сантиметр (в непрерывном режиме) и до 20 ампер (в импульсном) при температуре 1100-1900? К. На использовании термоэлектронной эмиссии основана работа электронных ламп. Этот эффект, например, используется в лампах дневного света, в электронно-лучевой пушке кинескопа телевизора. Эффект обратимый, из заряда получается поток электронов, а из потока электронов – заряд. На этом же принципе построен газоплазменный термоионный преобразователь энергии (устройство для непосредственного преобразования тепловой в электрическую энергию).

Из всего этого видно, что на поверхности болида создаются все необходимые условия для образования термоэлектронной эмиссии: высокая температура, электропроводность тела. Поэтому при прохождении атмосферы на теле метеорита должна происходить термоэлектронная эмиссия, обусловленная наличием свободных электронов и высокой температурой, которая генерирует электрический заряд. Метеорит должен интенсивно испускать электроны, которые должны уноситься набегающим потоком воздуха вместе со сгоревшим веществом. Величина заряда неизвестна, но по оценочным расчетам она может составлять миллионы вольт. Следует отметить, что КПД при термоэмиссионном преобразовании может превышать 15-20%. Кинетическая энергия метеорита диаметром 2 сантиметра соизмерима с энергией артиллерийского снаряда; диаметром 20 сантиметров - с энергией авиационной бомбы; диаметром 1 метр – с ядерной бомбой. Если предположить, что в электрическую энергию будет преобразовано не 15-20% тепловой энергии, а всего 1%, то и в этом случае энергия будет огромной. При этом на теле метеорита должен образоваться большой электрический заряд. И метеорит может испариться.

Как же быть с законом сохранения энергии? Куда при этом исчезает электрический заряд? Можно предположить, что электрический заряд никуда не исчезает, а в районе сгорания метеорита образуется область заряженного воздуха до очень большой величины. После полного исчезновения метеорита эта область вследствие электростатического притяжения мигрирует к земле и образует всевозможные круги на земле. Вероятно, что механизм образования кругов представляет собой совокупность многих процессов, многие из которых пока не ясны.

Приблизительно то же самое происходит в асинхронном моторе переменного тока с короткозамкнутым витком, который носит название «мотор типа беличье колесо». У него есть и третье название – вращающийся трансформатор. Поле зерновых представляет собой короткозамкнутый виток вследствие наличия влаги в почвенном слое земли и в самих растениях. Принцип работы асинхронного электродвигателя основан на взаимодействии магнитного поля, возникающего при прохождении тока по обмоткам статора, с током, индуцированным полем статора в обмотках ротора, в результате чего возникают механические усилия, заставляющие ротор вращаться. Асинхронный мотор работает следующим образом: на статор подается электрическая энергия, которая образует магнитный поток №1. Этот магнитный поток проходит через ротор, на котором есть короткозамкнутый виток. В короткозамкнутом витке вследствие прохождения этого потока индуцируется ток, который, в свою очередь, создает магнитный поток №2. Магнитные потоки №1 и №2 взаимодействуют между собой, образуя механический вращающий момент. Область воздуха, заряженная метеоритом до очень высокого напряжения, представляет собой как бы статор электрической машины. Когда вследствие электростатического притяжения эта область мигрирует к земле и приближается к поверхности, то на поверхности (как в роторе с короткозамкнутым витком) индуцируется ток, который создает магнитный поток. Эти потоки взаимодействуют, и растения укладываются в круг. Были свидетельства, когда круг на поле образовался прямо на глазах у прохожих. Если соединить все вместе: интенсивность падения метеоритов (в августе), сухая погода (а воздух – это диэлектрик), мгновенная скорость образования кругов (менее 0,2 сек), то можно сделать предположение, что круги являются следствием падения полностью сгоревших метеоритов, не долетевших до земли, но оставивших после себя электрически заряженную область. Следует отметить, что метеориты на последнем этапе сгорания очень часто разрушаются на более мелкие фрагменты, и поэтому кольца на полях образуются группами (как в Ставропольском крае), представляя собой зону разлета (эллипс).

Любая теория, как бы она красиво не выглядела, ничего не стоит, если не подкреплена экспериментом. Но надо отметить, что прямой эксперимент проделать порой сложно. В нашем случае косвенный метод найти удалось. Он предполагает, что, если метеорит генерирует заряд большой величины, то по законам физики от метеорита должно быть электромагнитное излучение, которое можно фиксировать обычным радиоприемником (не защищенный от радиопомех). В нашем случае, используя простейший приемник, в августе месяце (максимальный метеоритный поток) в момент вспышки метеорита в атмосфере действительно фиксировалось наличие помех. Это хорошо знают связисты дальней радиосвязи (по этому поводу имеется научная литература). Данный эксперимент не доказывает связи метеоритов с кругами на полях, но доказывает наличие термоэлектронной эмиссии на поверхности метеорита.

Замечено также, что в районе падения метеорита незадолго до этого события (за несколько секунд или минут) происходит мощный разряд электричества, на который реагируют все электроприборы. Подобное наблюдалось в Москве в 1999 году в районе Щербаковки, когда незадолго до электроразрядного взрыва в соседних домах отключилось электричество.

Вероятно, что с этим же явлением связано пока неразгаданное неожиданное отключение при полете всех приборов на самолете (любых авиакомпаний). Хотя никаких видимых причин для аварии во время полета не наблюдалось: исправные приборы, хорошая ясная погода, чистый горизонт.

Разберем на примере падения большого метеорита степень влияния на Землю крупного литосферного взрыва. Она оценивается выделяющейся энергией. Общая энергия кратерообразования может быть оценена исходя из диаметра образовавшегося конечного кратера (астроблемы). Определено, что среднее значение энергии равно 2х1028 эрг. Центры структур отмечаются отрицательным или положительным магнитным полем. В центре астроблем, как правило, имеется небольшое поднятие (как и в «ведьминых кругах»). Примером может служить внутреннее строение Пучеж-Катункской астроблемы, где имеется сочетание трех основных концентрических элементов: периферической кольцевой террасы, кольцевого желоба и центрального поднятия, известного под названием “Воротиловский выступ” (диаметр в сводовой части 9 км, в основании - 13 км).

Есть гипотеза, что космическое вещество падает ни куда придется, а в очень активные участки Земли, где имеются всевозможные аномалии (разломы). Поэтому наряду с отрицательными последствиями падения метеоритов Щеглов А.Д. (1977) обращает внимание на то, что изучение падения метеоритного вещества приведет нас к открытию новых месторождений полезных ископаемых. Он пишет: «Несомненно, в дальнейшем при получении все большей информации из Космоса по особенностям строения земной поверхности круговые структуры древних метеоритных кратеров будут выявляться все чаще. И не исключено, что их изучение приведет нас к открытию новых месторождений полезных ископаемых, выявлению особенностей взаимосвязей между ударом и взрывом метеоритов и характером развития рудоносных, магматических процессов в земной коре».

continued продолжение

© - RFSA