PROJECT 6 ШЕСТОЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПРОЕКТ



continued продолжение

Исследовательские проекты Академии прогнозирования.

Шестой исследовательский проект:

«Понятийный аппарат научного прогнозирования» (2001 – 2002).

ФИЛОСОФСКИЙ СЛОВАРЬ НАУЧНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ

АКАДЕМИЯ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ (ИССЛЕДОВАНИЙ БУДУЩЕГО) - общественная организация, объединяющая ведущих российских прогностиков (теоретиков прогнозирования) и прогнозистов (практиков разработки прогнозов). Является по сути преемницей аналогичных организаций, существовавших в 1967-70 и 1976-91. Создана в апреле 1997 по инициативе ряда общественных организаций, возникших в конце 80-х гг. в связи с ослаблением запретов со стороны ЦК КПСС (Российская ассоциация содействия Всемирной федерации исследований будущего, ассоциация «Прогнозы и циклы», Общество финансовых аналитиков и прогнозистов, Международный фонд Н.Д. Кондратьева, исследовательские центры «Прикладная прогностика», «Стратегия», «Центр общечеловеческих ценностей» и др.) К 2002 насчитывала около ста действительных и свыше десятка почетных членов. Проводит ежемесячные собрания с обсуждением докладов по теории и практике прогнозирования, ежегодные «летние школы молодых футурологов». Издает «Бюллетень» и «Вестник Академии прогнозирования» (продолжающееся издание на русском и английском языке). Имеет региональные отделения в Санкт-Петербурге, Поволжье и Сибири, а также несколько отраслевых отделений. В сентябре 1999 вошла институциональным членом в Международную академию исследований будущего (см.).

Историческая справка. В 20-х гг. в СССР существовала обширная научная и научно-популярная «литература о будущем», не уступавшая по своему уровню лучшим западным образцам. В начале 30-х гг. она была полностью свернута, а позднее, по ходу Большого Террора 30-х гг., почти все авторы физически уничтожены.

В 1967, после решений ХХШ съезда КПСС о необходимости более основательной опоры планирования на научные данные, была создана общественная «Советская ассоциация научного прогнозирования», которая, с различными изменениями своего названия, просуществовала до 1970. Она насчитывала несколько сот действительных членов и опиралась на несколько тысяч активистов, с региональными центрами почти во всех столицах союзных республик, а также в крупных университетских центрах (Ленинград, Новосибирск, Красноярск, Харьков, Одесса и др.) Практически ежегодно проводились конгрессы с тысячью и более участников, почти ежемесячно конференции, семинары, коллоквиумы, симпозиумы с десятками и сотнями участников. Издавался журнал «Вопросы научного прогнозирования», сотни книг по этой тематике (свыше 500 названий на русском языке в 1967-91, из них почти половина в 1967-71). В 1969 началось формирование первой в стране общественной академии («Академия прогностических наук»). В 1969-71, по ходу очередного тотального погрома советского обществоведения, все это было ликвидировано, а руководители Ассоциации репрессированы.

С конца 1974 в Москве и др. городах стали полуподпольно проводиться общественные семинары по прогнозированию, собиравшиеся независимо от созданной в 1972 государственной службы прогнозирования (известной под названием «Комплексная программа научно-технического прогресса и его социально-экономических последствий» и действовавшей под эгидой Госплана, Госстроя и АН СССР до 1990). В 1976 эти семинары вошли в систему Всесоюзного совета научно-технических обществ на правах одной из комиссий Комитета по математике и вычислительной техники ВСНТО. А в 1979 комиссия была развернута в самостоятельный «Комитет по научно-техническому прогнозированию и разработке программ научно-технического прогресса» с более чем десятком комиссий (по теории и методологии прогнозирования, по методике и технике разработки прогнозов, по организации прогнозирования, по социальным, экономическим, экологическим и глобальным проблемам научно-технического прогнозирования и др.). Вновь появились региональные центры Комитета почти во всех столицах союзных республик и крупных университетских центрах страны. Разрешения на выпуск прогностической периодики получить так и не удалось, но практика ежегодных конгрессов и ежемесячных конференций, семинаров, симпозиумов, коллоквиумов и пр. в разных городах страны возобновилась и до 1988 нарастала по масштабам год за годом. С 1989 она стала свертываться из-за нехватки средств на проведение такого рода мероприятий, а с 1990 Комитет, формально продолжающий числиться в системе Союза научных и инженерных обществ – СНИО, как преемника ВСНТО, фактически прекратил существование. Штаб-квартира Академии прогнозирования находится по адресу: 117217 Москва, Большая Черемушкинская улица, 34. Круглосуточный телефон-факс (095) 128 17 10, e-mail: lada@imce.ru См. также «Исследования будущего».

АЛЬТЕРНАТИВИСТИКА - одно из двух, наряду с глобалистикой (см.), основных направлений современных исследований будущего (см.), предполагающее изучение возможных путей перехода к цивилизации, альтернативной существующей, и способной, в отличие от неё, успешно справиться с глобальными проблемами современности. Сложилась, как реакция на первые доклады Римскому клубу (см.), положившие начало формированию глобалистики. С конца 70-х – начала 80-х гг. до начала ХХ1 века образовала огромный информационный массив, насчитывающий сотни научных монографий, тысячи научно- популярных книг, брошюр, статей, докладов, из которых лишь единицы опубликованы на русском языке с единственной сводной и несколькими обзорными работами на нем (см. литературу).

В самом общем виде проблематика А. распадается на пять основных разделов, посвященных соответственно мировой энергетике, глобальным балансам, демилитаризации (разоружению), «экологизации» (проблеме приоритетности экологического критерия перед всеми остальными), а также состоянию образования и культуры.

В сфере энергетики главный вопрос – как перейти от заведомо бесперспективного, тупикового современного топливно-энергетического баланса в мире, основанного преимущественно на тепловой и отчасти на атомной энергетике, к качественно новому балансу, который получил название «низкой энергетики» (Low Energy) или, по-русски, более точно «чистой энергетики», основанной на возобновляемых, не загрязняющих природную среду источниках солнечной, водной (водные потоки) и ветровой энергии, а также энергии подземного тепла планеты и ряда других, всего числом более десятка. Проблема состоит в том, что «чистые» источники энергии, при максимально возможном их использовании, способны дать не более десятка-полутора процентов современного мирового энергобаланса. Следовательно, требуется качественно новая энергетика, способная удовлетворять потребности людей при меньшем расходовании калорий. Поэтому проблема распадается на две подпроблемы. Во-первых, как избежать необходимости удвоения каждые несколько лет производства и потребления энергии (именно это происходило в ХХ веке, что привело человечество на грань глобальной катастрофы, ибо не может десяток миллиардов землян ХХ1 века жить как две-три сотни миллионов жителей США в ХХ веке – для этого нужно поднять энергетику Земли на уровень энергетики всей Солнечной системы, что невозможно по элементарным законам физики). Во-вторых, как избежать гибельного для здоровья и жизни миллиардов людей роста тепловой энергетики в геометрической прогрессии (тем более, что запасов нефти и газа, при удвоении их потребления каждые несколько лет, хватит лишь на несколько десятилетий, да и угля – ненамного дольше), а также очень опасного развития атомной энергетики («Эффект Чернобыля», который, при масштабах современного международного терроризма, нетрудно вызвать простой диверсией – с миллионами погибших и десятками миллионов пораженных радиацией в каждом таком случае).

Пока что решение проблемы видится в переходе к качественно иному образу жизни, с минимизацией моторного транспорта (пешеходная доступность мест работы, покупок и развлечений включая доступ к «лону природы», и ликвидация всех «встречных» и «избыточных» грузопотоков), с максимизацией энергосберегающих технологий, с экономией всего, на чем можно экономить в данном отношении – от избытка тепла в жилье («отопление улицы») и использования электричества днем для освещения и зимой – для холодильников до рациональности питания, одежды и интерьера жилья, при полном исключении всех и всяческих псевдопотребностей. Ясно, что пока что человечество просто психологически не готово к такой радикальной смене ориентиров своей жизни и, видимо, потребуются серьезные катастрофы глобального масштаба, прежде чем люди будут вынуждены перейти к иному качеству жизни.

Заметим, для точности, что современная техника (портативный компьютер следующих поколений, помноженный на информационные сети типа Интернета) в принципе способна сделать жизнь людей и при качественно новом образе жизни, очерченном выше, не менее, а даже более комфортабельной, чем, скажем, у состоятельных семей нынешних США.

Вторая составляющая А. – «сустенебельность» (sustainability), неточно переводимая на русский как «устойчивое развитие». На деле речь идет о поддержании жизни любого организма, до человечества включительно, в состоянии динамического равновесия, без катастрофических срывов. В данном случае имеется в виду система геобалансов, поддерживающих жизнь на земле. Их около двух десятков, начиная с общепризнанных, типа топливно-энергетического, материально-сырьевого, продовольственного, транспортного, торгового, демографического, экологического и т.д. и кончая сугубо дискуссионными типа градостроительного (снесено - построено), образовательного (принято – выпущено), криминального (преступление – наказание) и пр. На протяжении второй половины ХХ века все до единого балансы – и спорные, и бесспорные – пошли, что называется, вразнос, и это грозит человечеству катастрофическими последствиями не позже второй половины ХХ1 века. Может быть, даже значительно раньше. Короче говоря, произошла дисбалансизация балансов, благодаря которым существует жизнь на земле, и теперь требуется их ребалансизация, т.е. восстановление на новом витке развития жизни на земле. Как это сделать – теоретически почти во всех случаях более или менее ясно, но практически – та же тупиковая ситуация, что и с энергетикой.

Не имея возможности раскрыть всю систему геобалансов, покажем сложность проблемы на одном из них – демографическом.

Успехи науки вообще и медицины в частности привели во второй половине ХХ века к повсеместному снижению детской смертности. Умирало большинство – часто подавляющее большинство – детей, стало умирать меньшинство, все чаще ничтожное меньшинство. При этом человечество начало переходить от сельского образа жизни к городскому, и три цивилизации из примерно десятка (западная, евразийская и японская) уже перешли. А в городе человек, в отличие от села, автоматически теряет потребность в семье и детях: они только осложняют жизнь.

В результате там, где указанный переход еще только начинается, все еще по инерции господствуют многодетные семьи. Они грозят в ближайшие 30-40 лет удвоить население, которое и без того трудно прокормить и нечем занять (набралось до миллиарда безработных). А там, где переход уже совершился и господствовать стали малодетные, все чаще однодетные и бездетные семьи – начинается (еще только начинается!) массовое вымирание населения.

В России, например, со скоростью до миллиона человек в год, по нарастающей. В конечном результате все более значительная часть населения из «трудоизбыточных» регионов правдами и неправдами проникает в пустеющие регионы «трудонедостаточных», где по сути в жестоких родовых муках рождаются совершенно новые этносы. Все это грозит серьезными потрясениями глобальных масштабов, которые начались в Ливане четверть века назад и теперь принимают общемировой характер.

Теоретически решение проблемы элементарно. Раз много- и малодетная семья несет человечеству катастрофу, необходимо брать курс на среднедетную (3-4 ребенка на «средне- статистическую» женщину, причем бездетных или одно-двухдетных должны «компенсировать» пяти-шестидетные: больше детей, если верить социологическим опросам, хотело бы при любых условиях очень мало женщин). Практически решение проблемы тоже элементарно. Достаточно создать для семьи с детьми статус, ставящий её в высше-средний слой населения, тогда как бездетные и однодетные остаются в низше-среднем (сегодня это в странах, перешедших к городскому образу жизни, подавляющее большинство – до 80-90% населения). Сложность в том, что обществу нужен не всякий ребенок. Число дебилов и уродов тоже растет (при существующих родителях), и они тоже представляют для общества смертельную угрозу. Эту проблему и теоретически, и практически оптимально решает наука генетика, которая делает упор на воспроизводство здорового генофонда любой популяции (и человек, как органическая составная часть земной фауны, в данном смысле вовсе не исключение). Но для того, чтобы претворить подобный подход в жизнь, необходимы потрясения похуже энергетических. В распоряжении человечества осталось не больше двух- трех поколений (40-60 лет), чтобы предотвратить почти неизбежную при существующих тенденциях катастрофу.

Третья составляющая – демилитаризация – особых комментариев не требует. Она жизненно необходима не только потому, что почти половиной из примерно двухсот государств на политической карте земного шара правят безответственные, иногда просто криминальные клики, которые ради упрочения и расширения своей власти не задумаются стереть с лица земли все живое. Еще и потому что разработаны портативные образцы оружия массового поражения – ядерного, химического, биологического, которые в руках террориста способны уничтожить не тысячи (это уже свершилось), а миллионы, десятки и сотни миллионов людей. При известном стечении обстоятельств – вообще все человечество. И это не говоря о только что появившемся компьютерном «оружии», которое в руках умелого хакера способно дезорганизовать коммуникации, финансы, всю экономику целой страны, с миллионами жертв без единого выстрела или взрыва. Поэтому вновь становится актуальным известный лозунг 50-х годов: либо мы покончим с оружием – либо оно покончит с нами. Счет идет теперь уже не на десятилетия, а на годы, если не на месяцы.

Четвертая составляющая – «экологизация» – напротив, нуждается в разъяснениях. Слишком уж серьезных изменений в мышлении и психике человека требует она. Дело в том, что в обычных обстоятельствах для человека всегда на первом месте экономический критерий: выгодно или нет. Иногда он отступает на второй план перед политическим: кто-то чего-то добивается ценой подрыва экономики, а кто-то жестоко страдает от этого. Иллюстраций этого – особенно в истории России – хоть отбавляй. Иногда на первый план выходит критерий социальный: скажем, проявить милосердие к обездоленным, пусть крупной экономической и политической ценой. Но такое случается редко. Иногда в чрезвычайных обстоятельствах на первый план выходят другие критерии. Скажем, победить врага любой ценой. Или любой ценой спасти гибнущих. Но чтобы главным было спасти, сохранить и восстановить искалеченную природу, чтобы человек пошел на заведомый убыток, политический ущерб, проявил сугубое немилосердие, лишь бы не нанести ущерба окружающей природной среде – такого в истории человечества еще не бывало. Между тем, «зоны экологического бедствия» расползаются по карте земного шара с такой быстротой (Россия сегодня почти целиком только из них и состоит), что императив экологического приоритета переходит в вопрос: быть или не быть человечеству.

Наконец, пятая составляющая – «гуманность» – относится главным образом к сфере образования и культуры, причем по очень веским основаниям.

В сфере образования при сельском образе жизни главным учебным заведением была и остается семья, где детям, словно по наследству, передавались профессия, мировоззрение, стереотипы сознания и поведения родителей. К пятнадцати годам «выпускник» такой школы был полностью взрослым, социально зрелым членом общества, готовым в любой момент стать отцом или соответственно матерью собственного семейства. Начальной, средней и высшей школе при таких условиях оставались сущие пустяки: научить грамоте и подготовить специалиста за рамками отцовской или материнской профессии. Этим она занимается всюду и по сей день. Но при городском образе жизни в неё пошел совсем другой контингент: дети и подростки, фактически брошенные родителями на произвол судьбы, деморализованные, ожесточенные, не видящие своего места и пути в жизни. Их сначала надо сделать социально зрелыми людьми (чем раньше занималась семья), а уж потом – разными профессионалами. Делать это до сих пор никто в мире не научился – в России тем более. Легким выходом из положения представляется «казарменно-репрессивная педагогика», при которой дети учатся в страхе перед позорящей публичной «двойкой» и поркой за неё дома родителями. Но в таком случае дети и подростки ожесточаются, школа становится одним из социальных источников преступности, уступающим по масштабам только неблагополучной семье. Как сделать учение радостью, а плоды его - не только оптимизацией профессионально-производственной структуры общества, но и хоть сколько-нибудь заметным ростом культуры людей, их человечности, их нравственности – собственно, к этому и сводится проблема гуманизации образования. И от решения этой проблемы тоже в немалой мере зависит судьба человечества отнюдь не грядущих веков.

В сфере культуры, как и в экономике, наряду с собственно культурой, всегда была «теневая культура», по сути – антикультура. Первая держалась на культах Милосердия, Любви, Семьи, Разума, Добра. И всегда давала «эффект катарсиса» – возвышения, очищения духа. Вторая – на прямо противоположных культах Насилия, Похоти, Звериной стаи, Наркодурмана, Зла. И всегда давала «эффект антикатарсиса» – принижения, замутнения духа обращением к самым низменным, звериным инстинктам людей. Тысячелетиями собственно культура и её противоположность знали каждая свое, отведенное ей место. Но во второй половине Х1Х века «антикультура» шаг за шагом начала свое наступление на культуру. В итоге получился Декаданс (упадок). А во второй половине ХХ века «антикультура» словно с цепи сорвалась и сделалась господствующей во всех средствах массовой информации. Началось фактически массовое растление людей, и в первую очередь – подрастающего поколения. Это – все равно, что начать делать всех девушек проститутками, а всех юношей – сутенерами. Это - близкая и неизбежная гибель общества. Как вернуть «антикультуру» на её прежнее место? (ликвидировать её так же невозможно, как и преступность, поскольку та и другая – социальные болезни общества, а организма без болезней просто не бывает). От ответа на этот вопрос тоже зависит судьба человечества ХХ1 века – может быть, даже первой четверти его.

Из сказанного видно, какую роль в современной истории человечества могла бы и должна бы сыграть А. Жаль, что до сих пор она остается чисто умозрительным занятием нескольких тысяч энтузиастов.

Лит. : Henderson, H. Creating Alternatives Futures. The End of Economics, N.-Y., 1978; Satin, M. New Age Politics. Healing Self and Society. N.-Y., 1978 (bibliography); Вдовиченко Л.Н. Альтернативное движение в поисках альтернатив. М., Мысль, 1988; Савельева И.М. Альтернативный мир. Модели и идеалы. М., Наука, 1990; Бестужев-Лада И.В. Альтернативная цивилизация. М., Владос, 1998.

БЕЛЛ, Даниел (Daniel Bell, 1919) – выдающийся американский социолог и футуролог, один из классиков современной прогностики. В 1960-х гг., возглавил «Комиссию 2000 года» Американской академии искусств и наук, где, наряду с Б. де Жувенелем (см.) во Франции, разработал основные теоретические положения современных исследований будущего (см.). Позднее разработал также концепцию «постиндустриального общества», которая стала теоретической базой многих прогностических исследований на Западе.

Лит.: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования.(1973), М.,Academia, 1999; Bell D. (ed.) Toward the Year 2000: Work in Progress., Boston, 1967-68; Bell D. The Cultural Contradictions of Capitalism. N.-Y., 1976. БУДУЩЕЕ – одно из трех состояний времени как формы существования материи (см. Время и Пространство). Имеется в виду еще не свершившееся, но могущее или должное осуществиться в перспективе. В отличие от прошлого (см.), будущее нельзя помнить или знать в событиях. Зато можно изменить – в принципе и в очень малом диапазоне, ограниченном закономерностями эволюции мироздания. В этом ряду настоящее (см.), строго говоря, есть лишь разделительная черта между прошлым и будущим, ежесекундно «перетекающим» в прошлое. Но для удобства существования под «настоящим» обычно понимают сравнительно недавно свершившееся прошлое и почти неизбежное при сложившейся ситуации ближайшее будущее.

Из сказанного явствует, что исследование будущего (см.) принципиально отличается от исследования прошлого.(см. история). На донаучном (например, обыденном), вненаучном (например, религиозном) или метанаучном (например, философском) уровне это могут быть предчувствие, предугадывание, пророчество, философская концепция будущего. На научном – это обязательно либо прогноз-предсказание, основанный на анализе и диагнозе развития того или иного процесса или явления, либо проблемно-целевой подход, при котором будущее исследуется путем выявления назревающих проблем, возможных путей их решения, возможных последствий того или иного решения (см. Предвидение, включая литературу).

ВСЕМИРНАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ БУДУЩЕГО (World Futures Studies Federation) – одна из основных международных общественных организаций, объединяющих специалистов в области исследований будущего (см.). Первоначально замышлялась как федерация всех или нескольких национальных и международных научных обществ исследователей будущего, возникших в 60-х гг. Этот вопрос обсуждался на международных конференциях исследований будущего в Осло (1967), Киото (1970) и Бухаресте (1972), причем первой предшествовали переговоры ведущих футурологов мира в Париже и Москве. Однако идею федерации существующих ассоциаций так и не удалось реализовать. Под этим именем на конференции в Париже (1973) была создана просто еще одна ассоциация, правда, не уступающая по авторитетности другим наиболее значительным.

Основная форма работы В.Ф.И.Б. – ежегодные конференции в разных университетских центрах мира, на пленумах и секциях которых обсуждаются проблемы теории и практики исследований будущего.

В них обычно принимает участие несколько сот человек (большинство – учащиеся или просто интересующиеся). Несколько чаще организуются региональные семинары с несколькими десятками участников, на которых обычно обсуждается только одна проблема. Федерация издает ежеквартальный «Бюллетень». К 2002 В.Ф.И.Б. насчитывала свыше пятисот членов, из них несколько десятков профессионалов.. Штаб-квартира В.Ф.И.Б. располагается по месту работы её очередного выборного президента или генерального секретаря. Адрес её секретариата в 2002: 2nd Floor, Main Adm. Bldg., University of St La Salle, P.O. Box 249, 6100 Bacolod City, Phillipinnes, fax: +63 34 435 38 57, e-mail: secretariat@worldfutures.org ; Web site: www.castlemelody.com

ГЛОБАЛИСТИКА – многозначный термин, в 1990-х гг. ставший связанным преимущественно с процессами глобализации (см.) Возник в 1970-х гг. как обозначение одного из двух основных направлений современных исследований будущего при обсуждении первых докладов Римскому клубу (см. альтернативистика, исследования будущего, Римский клуб). Имеется в виду изучение комплекса глобальных проблем современности.

После 2-й мировой войны до 1991 ключевой из таких проблем была гонка вооружений СССР-США, от того или иного решения её зависели все остальные. Масштабы гонки вооружений возросли к 90-м гг. до уровня триллионов долларов, поглощая все более значительную часть национального дохода многих стран мира и удваиваясь при этом каждые пять лет. По сути, это была новая мировая война в качественно иной форме («холодная»). Более слабый экономически СССР не выдержал такой гонки, потерпел поражение, фактически капитулировал и развалился вместе со всей «социалистической мировой системой». Гонка вооружений перешла в качественно иное состояние и отошла в системе глобальных проблем современности на второй план. Её место заняла следовавшая за ней по актуальности проблема противостояния «Бедный Юг – Богатый Север». Имеется в виду катастрофически растущий разрыв в уровне и качестве жизни между высоко- и низкоразвитыми в социально-экономическом отношении странами мира. На одном полюсе («Бедный Юг») – свыше 80% мирового народонаселения в слаборазвитых странах Азии, Африки и Латинской Америки, более 4,5 млрд. чел. к ХХ1 веку, из которых до 90% бедняки, лишенные полноценного питания, элементарного медицинского обслуживания, живущие в хижинах или трущобах, не имеющие достаточно высокой профессиональной подготовки и достаточного числа рабочих мест: каждый третий из трудоспособных здесь – полный, частичный или скрытый безработный. Естественно, в такой среде появляются тоталитарные, изуверские и мафиозные структуры, смысл существования которых – война. На другом полюсе («Богатый Север») – менее 20% населения развитых стран мира, успешно решившие свои экономические и социальные проблемы, но начавшие деградировать физически и морально, подобно Древнему Риму накануне его падения, и представляющие легкую добычу для любого хищника. До недавних пор соотношение вооруженных сил было настолько в пользу «Севера»,что любая агрессия «Юга» отражалась сравнительно легко.

Однако развитие международного терроризма и «расползание» оружия массового поражения – ядерного, химического, биологического и «компьютерного» (дезорганизация экономики, вообще жизнедеятельности противника вторжением в его информационные сети) в значительной мере уравнивают положение обеих противостоящих сторон, а существенные уступки террористам на Балканах, на Кавказе и на Ближнем Востоке повышают агрессивность «Юга». По сути, идет еще одна мировая война, вновь качественно отличная от всех предыдущих. Она началась в середине 70-х гг. Гражданской войной в Ливане, продолжилась военными действиями на Балканах и на Кавказе и приобрела общемировые масштабы с осени 2001. От хода и исхода этой войны зависит теперь судьба человечества в первом десятилетии ХХ1 века.

Из остальных глобальных проблем современности наибольшее значение имеют связанные с энергетическим, демографическим и экологическим балансом, а также с состоянием образования и культуры (о них говорится в статье альтернативистика).

В сфере энергетики выявляется бесперспективность ориентации преимущественно на тепловую и атомную энергетику, необходимость более основательной опоры на более чистые экологически и менее опасные для жизни людей источники энергии. В сфере демографии явно бесперспективны в равной мере и чисто инерционный рост населения в слаборазвитых странах мира (ожидается удвоение в ближайшие 30-40 лет), и начинающееся массовое вымирание населения (депопуляция) в развитых странах, здесь требуется оптимизация динамики и структуры мирового народонаселения. В сфере экологии явно недопустимо дальнейшее расползание «зон экологического бедствия» разного характера и масштабов, грозящее гибелью человечества. В сфере образования очевиден анахронизм всех учебных заведений мира, поскольку раньше они опирались на контингент, приходивший из «домашних школ», где профессия, мировоззрение, стереотипы сознания и поведения передавались как бы по наследству от родителей детям, а сегодня, в связи с прогрессирующим развалом семьи, задача формирования личности падает целиком на начальную, среднюю и высшую школу. Пока что её «продукция», в смысле будущего Гражданина, Работника, Родителя, Личности, в подавляющем большинстве во всех странах мира неудовлетворительна, что требует радикальной школьной реформы. Наконец, в сфере культуры наблюдается перерастание молодежной «контркультуры» (как формы протеста молодежи против её фактической дискриминации в современном обществе) в тотальную «антикультуру», буквально растлевающую людей, и особенно подрастающее поколение, что грозит катастрофическими последствиями в самом недалеком будущем.

Из других глобальных проблем современности следует упомянуть о связанной с материально-сырьевым балансом («вскрышные работы» при добыче полезных ископаемых открытым способом и сведение лесов растущими темпами и масштабами на огромных пространствах земной суши), с продовольственным балансом (продовольствие для десятка миллиардов человек, ожидающихся на земле к середине ХХ1 века), с транспортным балансом ( четверть миллиона убитых и около миллиона раненых каждый год только при транспортных катастрофах на автодорогах мира с явно выраженной тенденцией роста, плюс повышающийся риск авиарейсов в связи с ростом международного терроризма), с торговым балансом (растущие триллионы долларов долга низкоразвитых стран высокоразвитым, который невозможно выплатить, что превращает мировую торговлю в разновидность политики, сбой в которой может стоить жизни миллиардам людей). Кроме того, безусловно глобальными проблемами становятся преступность, особенно организованная, как бы подминающая под себя одно правительство мира за другим по мере роста коррупции госаппарата, а также «гипер-урбанизация», т.е. скучивание десятков и в перспективе сотен миллионов людей в сверхкрупных городских агломерациях, с неизбежной деградацией окружающей сельской местности и серьезными негативными социальными последствиями для самих горожан. В число глобальных проблем все более настоятельно включается здравоохранение, поскольку раньше, при высокой рождаемости и высокой детской смертности, выживали обычно наиболее здоровые, которые и передавали свою генетику следующим поколениям.

Ныне, при растущем преобладании однодетной семьи в условиях городского образа жизни, наблюдается прогрессирующее год за годом ухудшение состояния здоровья подрастающих поколений. К этому добавляются неслыханные ранее «социальные болезни» типа СПИДа, принимающие характер мировых эпидемий. Все это требует радикального преобразования всей сферы медицины. Наконец, в современных условиях становится явным анахронизмом «суверенитет» отдельного государства, особенно с безответственной правящей кликой. Между тем, эффективность всех без исключения международных организаций, начиная с ООН, не может быть признана удовлетворительной. Пока что в этом плане начинается эксперимент с «объединением» стран Западной Европы, который еще неизвестно чем закончится. Между тем эта проблема относится, конечно же, не только к Западной Европе.

В перечень глобальных проблем современности нередко включают и такие, как освоение космоса, Мирового океана, зоны «вечной мерзлоты» и т .п. Но, при всей своей актуальности и значимости для человечества, они не связаны столь остро с угрозой перерастания проблемной ситуации в критическую и далее в катастрофическую, как перечисленные выше.

Отметим, что до сих пор глобалистика занимается преимущественно лишь анализом глобальных проблем современности, «перекладывая» поиски путей их решения на альтернативистику, что вряд ли правильно. Наверное, в перспективе следует стремиться к более тесной интеграции обоих направлений современных исследований будущего. Лит. см. к статье Римский клуб.

continued продолжение