PROJECT 5 ПЯТЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПРОЕКТ



Исследовательские проекты Академии прогнозирования.

Пятый исследовательский проект: «Диалог религий».

ДИАЛОГ МЕЖДУ РЕЛИГИЯМИ :

Возможен ли ? Нужен ли ?

У каждого человека – свой путь к Богу. У каждого общества – своя религия. Выбор своего пути, своей религии, если это не перешло по наследству от родителей и пра- родителей, - дело внутреннего убеждения, дело совести каждого (в этом выборе атеизм может считаться своего рода «антирелигией», «религией со знаком минус»).

Пытаться навязать другому свою религию силой, обманом, манипулированием сознанием человека есть изуверство, дело, противное Богу. Любой диалог, имеющий целью расширить сферу влияния одной религии за счет другой какими бы то ни было аргументами, есть разновидность изуверства и должен быть отвергнут в принципе, независимо от аргументов ведущих его сторон.

Однако у всех мировых религий и всех их сект (кроме тоталитарно-изуверских, о которых специально будет сказано ниже), есть общие проблемы за рамками чисто конфессиональных, которые могут и должны быть предметом диалога. Таких проблем много, начиная с гносеологических и кончая онтологическими. Среди них выделяются по значению так называемые глобальные проблемы современности, от которых в самом буквальном смысле зависит жизнь или смерть человечества в первые же десятилетия ХХ1 века по христианскому летоисчислению.

1.С 1946 до 1991 г. ключевой проблемой в этом ряду была гонка вооружений, военное противостояние СССР - США, по сути, Третья мировая война («холодная»), закончившаяся поражением и распадом СССР, а также всего мирового «социалистического лагеря». Затем это место заняло зримое назревание следующей, Четвертой мировой войны «Север – Юг», прообраз которой – события в Ливане, Палестине, Косово, Афганистане, Чечне и ряде других «горячих точек» мира.

До настоящего времени, как показывает вторжение Ирака в Кувейт, такая война была невозможна из-за неравенства сил. Но год за годом в руки тоталитарных, изуверских и мафиозных структур, для которых терроризм и война – способ существования, буквально «плывет» оружие массового поражения. Не только ядерное, но и химическое, биологическое, компьютерное (последнее, как показывает опыт минувших лет, может эффективно парализовать экономику противника). Тем самым силы в значительной мере уравниваются. С другой стороны, в странах Третьего мира появляются сотни и сотни миллионов людей, получивших по меньшей мере начальное образование и знающих, в отличие от своих отцов и дедов, о возможности иной, лучшей жизни, но безработных и не имеющих никакой перспективы в жизни, кроме включенности в вышеупомянутые структуры. А в странах Первого мира идет массовое физическое вырождение населения и тотальная деморализация, можно сказать, разложение заживо общества, особенно молодежи. Создается ситуация, напоминающая Древний Рим перед его падением. И, видимо, с тем же концом в обозримом будущем максимум двух-трех ближайших десятилетий.

Возникает вопрос, который можно считать ключевым в диалоге между религиями: оставаться ли безучастными в отношении надвигающейся глобальной катастрофы, предоставив все Воле Божией, или мобилизовать потенциальные возможности каждой из мировых религий для её предотвращения? И если последнее, то какие реально существуют потенции и как их реализовать?

2.Вторая по значению проблема – перспективы «демографического взрыва» в странах Третьего мира и «депопуляции» (начавшегося вырождения населения, о чем упоминалось выше) в странах Первого мира. Вообще последнее десятилетие ХХ века и начинающееся первое десятилетие ХХ1 века наглядно показывают, что рождаемость почти везде в мире начинает снижаться, но разными темпами и масштабами в разных странах. В результате возникает проблема занятости и снабжения всем необходимым еще по меньшей мере двух- трех миллиардов людей, которые появятся на свет в ближайшие десятилетия, пока рост мирового народонаселения не прекратится. Вместе с тем, уменьшение населения в странах, где смертность все более превышает рождаемость, открывает простор для конфликтов по типу Косово или Палестины.

Вопрос: каково должно быть отношение религии к семье и воспроизводству поколений? Безучастное? Содействующее сознательному ограничению числа детей в семье там, где по инерции все еще продолжается «демографический взрыв» со всеми его проблемами? Разъясняющее пагубность развала семьи, тотального конкубината молодежи чуть ли не до 30 лет, половых извращений и растущей выморочности населения там, где начинается «депопуляция»? И какова может быть реальная конструктивная альтернатива в том и другом случае?

3.Следующая проблема – состояние окружающей природной среды. Не секрет, что загрязнение природы не может продолжаться масштабами и темпами второй половины ХХ века. Еще два-три десятилетия того, что наблюдается сейчас в мире – и глобальная экологическая катастрофа неизбежна. Страны Первого мира осознают эту опасность, пытаются хоть как то притормозить гибельные процессы. Но страны Третьего мира (а это 80% мирового народонаселения сегодня и 90% завтра) идут по тому же пути, по которому в ХХ веке шли страны Первого мира. И этот путь – тупиковый.

Вопрос: каково должно быть отношение религии к окружающей природной среде? Предоставить её своей судьбе или создать «Армию спасения природы»? В последнем случае речь пойдет не только об очистке загрязненного – о радикальном преобразовании глобальных топливно-энергетического, материально-сырьевого, продовольственного, транспортного, торгового баланса, о безотходном производстве и потреблении, о самом настоящем Культе Природы, исключающем варварское отношение к Творению Божьему.

4.Четвертая проблема – состояние культуры. Не секрет, что подлинная культура, которая покоится на освященных всеми мировыми религиями культах Милосердия, Любви, Семьи, Разума, Добра, все более нагло попирается сегодня антикультурой с её культами Насилия, Похоти, Звериной Стаи, «Наркокайфа» (включая никотин и алкоголь) всевозможных половых извращений и прочего Зла. Они широко пропагандируются средствами массовой информации и все больше заглушают Слово Божие, особенно у молодежи. Словом. Создается известный по Библии «Эффект Содома и Гоморры». И, видимо, с тем же, недалеким теперь уже концом.

Вопрос: как относиться к антикультуре? И если осуждающе, то надо делать соответствующие выводы в отношении средств массовой информации и учреждений образования.

5.Пятая проблема – преступность, особенно терроризм. Сегодня это зло растет такими масштабами и темпами, что впору говорить о «мафизации общества». В некоторых странах «теневая экономика» почти сравнялась по масштабам с «нетеневой», коррупция госаппарата зашла столь далеко, что все менее ясно, где кончается чиновник и начинается уголовник, терроризм возводится в ранг государственной политики. Ясно, что это не может длиться вечно, наверняка явится весомой составляющей надвигающейся катастрофы.

Вопрос: относиться ли к преступности и преступникам только с позиций гуманности, как сейчас, или решительно осудить её, вдохновив правительства и международные организации на более решительное противодействие?

6.Шестая проблема – качественное изменение условий развития личности и общества в связи с начинающейся комплексной компьютеризацией производства. Уже технически разработанный компьютер следующего поколения будет портативным, похожим на мобильный телефон. Связанный с мировой сетью информации типа Интернет, он коренным образом изменит условия учебы и работы, оставив одного служащего там, где сегодня трудятся сотни. Следующим поколением будет миниатюрный «компьютер-протез», который поставит под контроль здоровье, настроение и, возможно, интеллект человека. Наконец, лет через двадцать-тридцать ожидается еще более миниатюрный «компьютер – искусственная железа», который вообще сделает возможным заранее программировать физиологию, психологию и умственную деятельность человека по определенным критериям. Но это будет означать превращение человека в еще более сложное разумное существо – кибернетический организм (киборг).

Вопрос: как относиться к уже начавшемуся процессу киборгизации человеческой личности? И если положительно, то какие критерии оптимума можно здесь предложить?

7. Седьмая проблема того же плана, которая касается каждой из мировых религий и может служить предметом диалога между ними – религиозное воспитание подрастающего поколения. Коротко: религия и школа.

Разумеется, здесь многое зависит от конкретных обстоятельств. Мы не имеем в виду страны, где церковь не отделена от государства. Тем более, государства с тео-кратическими режимами. Там эта проблема решается как бы сама собой. Речь идет о государствах со светской школой. И особенно о тех, где сосуществуют две или больше религий. Нужна ли в такой школе религия? И если да, то как лучше приобщать к ней ребенка, подростка, молодого человека?

Не станем рассматривать случай, когда религиозное воспитание подчиняется определенным политическим целям. Когда в школе при храме воспитывают фактически будущих боевиков, готовых по первому сигналу подняться с оружием в руках против «иноверцев» и превратить огромные пространства земной суши в гигантское кровавое «Косово-Сараево». Этот процесс уже начался, идет в довольно значительных масштабах в некоторых странах мира (в том числе, в России), но требует, на наш взгляд особого разговора. Обратимся к той стороне дела, где религия привносит в детские души чувство сопричастности к мирозданию (Богу), чувство ответственности перед своей семьей, своим народом, перед всем человечеством, чувство необходимости избегать всего греховного, богопротивного, вести праведную жизнь во имя спасения собственной души, своей семьи и своего народа, чувство покорности Воле Божьей и решительного противостояния всему сатанинскому, чего так много сегодня на сей грешной земле.

По нашему мнению, хуже всего в данном отношении самый примитивный прием: «преподавать» религию, как, скажем, литературу или язык – родной или иностранный, безразлично. Заставлять «выучивать от сих и до сих», ставить позорящие «двойки», вызывать родителей и грозить страшными карами не на том, а на этом свете, причем немедленно. Горький опыт (в том числе моей родной страны) убедительно показывает, что это – наилучший способ воспитать формально вроде бы верующих, но фактически отъявленных безбожников, готовых стихийно и в массовом масштабе предать Бога и Церковь в первые же дни очередного Смутного Времени.

Существует ли альтернатива? Да, существует. Но лишь если мы откажемся от понимания процесса обучения и воспитания в школе только как «предметного усвоения начал той или иной науки» (к которой в данном случае полностью приравнивается религия) по мертвящим канонам классно-урочной системы.

Не секрет, что во многих странах мира (в том числе и в России) в школе царит так называемый сциентистский подход. Иначе говоря, ко всему на свете подходят как к «науке», которую полагается «учить». Без науки, действительно, не обойтись. Однако, помимо науки, существует еще целых шесть качественно иных форм общественного сознания, которые относятся друг к другу как «красное» к «высокому», «быстрому», «круглому» и т.д. Иначе говоря, они равнопорядковы, НЕ выводимы одна из другой, сосуществуют параллельно и требуют к себе каждая особого подхода. При этом для всех шести глагол «выучить» категорически противопоказан.

Ясно, например, что у каждого человека должно быть цельное мировоззрение (философия). В данном случае, все равно какая, лишь бы он не считал себя православным коммунистом с кармой муэдзина, как сегодня слишком многие из моих злосчастных соотечественников. Но если попытаться объявить философию «наукой» и заставить «выучить» её, допустим, по пресловутой четвертой главе «Краткого курса истории ВКП(б)» – получишь не личность, а приснопамятный сталинский «винтик», коим у нас, судя по избирательным урнам, до сих пор остался чуть ли не каждый третий. Это проверено опытом.

Можно преподавать, как науку, скажем литературу. Именно так мы и поступаем много лет до сей поры. Конечный результат: молодое поколение напрочь отвернулось от литературы. Вообще от искусства за пределами рок-фестиваля и видеоклипа, чья причастность к искусству остро дискуссионна.

Практически невозможно учить, как науке, морали, праву, политике. Поэтому они давно изгнаны из школы напрочь. Результат: тотальная деморализация молодежи, её тотальный правовой нигилизм (убеждение, что закон – звук пустой, а все решают личные связи и размер взятки), тотальная готовность выбрать кого угодно куда угодно за бутылку водки.

Неужели собираемся провести с религией такой же эксперимент, как с литературой? И с тем же результатом?

Необходимо уточнить, что все семь форм общественного сознания сложнейшим образом взаимодействуют меж собой. Например, наука порождает «философоведение» (историю философии), науковедение, искусствоведение, «моралеведение» (этику), правоведение, политологию, религиоведение. Существует философия науки и образования, искусства и религии, политики и права. Есть философская ипостась и у этики. В свою очередь, существует политика в сфере науки, искусства, морали, права, религии. Есть этика философа, ученого, художника, юриста, политика, священника. И так далее. И на определенной стадии образования в соответствующих учебных заведениях этих сложных материй не избежать.

Но мы в данном случае говорим о наиболее эффективных способах приобщения молодежи непосредственно к тем сокровищам культуры человечества, которые зовутся «мировоззрение», «наука», «искусство», «мораль», «право» «политика», «религия». Увы, «наиболее эффективное» не всегда «самое простое». В данном случае – тоже.

Мы видим три взаимодополняющих подхода к решению этой проблемы.

Первый – это книга ( или её электронная, музейная, театральная, кинемато- графическая версия). Точнее, целая серия книг – не учебников, чтоб им пусто было, и даже не учебных пособий – нет, увлекательных повествований, раскрывающих каждому возрасту по своему равноценность всех семи форм общественного сознания. Например, методом аналогии с органами чувств человека. Ведь ущербность любого из них есть инвалидность. Мы неизвестно каким образом подсчитали, что зрение дает нам чуть ли не 90% информации об окружающем мире и на этом основании объявили его «главным» Но зачем нам глаза, если расстроен вестибюлярный аппарат и шагу нельзя ступить, не грохнувшись оземь? Точно так же наука может дать хоть 200% информации. Но без веры человек – зверь. Точнее, скот. Это тоже доказано опытом.

Увлекательно рассказать, что без цельного мировоззрения самый блестящий ученый или художник так и останется, по известной поговорке, «без царя в голове». Что без науки так и останешься троглодитом даже в смокинге или бальном платье. Что без Чувства Прекрасного, говоря словами поэта, «и жил ты, как свинья, и останешься свиньею» даже с миллионом долларов на счету в банке. Что аморальный человек есть подонок на любой должности, в любом чине-звании. Что беззаконие – это преступление, а жизнь в беззаконии – соучастие в преступлении. Что политический строй, построенный по принципу «я начальство – ты дурак (и наоборот)» при любых высокопарных словах есть порочный строй, ведущий к гибели государства, народа, твоей семьи и тебя самого Наконец (хотя правильнее было бы начать с этого), что только понимание себя как Частицы Мироздания – или, что то же самое, как Раба Божия, - который собственного же блага ради обязан следовать Заветам Божиим, выражаемым религией, есть единственный способ сделать свою жизнь не животно- растительной, а подлинно человечьей. Так вот, возможно более увлекательно рассказать обо всем этом ребенку, подростку, молодому человеку – нет сегодня, на наш взгляд, иной задачи, намного более важной, чем все, «проходимое» в школе сегодня. Ибо от её решения в самом буквальном смысле слова зависит, переживет ли человечество ХХ1 век – даже всего лишь первую четверть оного – или нет.

Второй подход – это так называемые школьные клубы по интересам (включая сюда воскресные и иные религиозные школы) как решительный слом монополии пресловутой классно-урочной системы. Здесь необходимо внести определенную ясность.

Дело в том, что по части количества уроков и особенно по объему домашних заданий мы выглядим как самые настоящие детоненавистники. Наверное, это то, что в уголовной среде называют беспределом. Конечно, можно долго оправдываться, что раз учителю платят поурочно, а оплата – нищенская, то чем больше уроков … И так далее. Понять все это можно, но оправдать – нельзя. Сами-то себе мы, взрослые, сократили рабочую неделю вдвое: с 80 часов столетие назад до 40 часов сегодня, да и то почти каждый день – праздник. А детям своим, злодеи, вкатили вместо былых сорока часов – все восемьдесят (если добросовестно выполнять домашние задания). Поэтому, если у нас осталась хоть капля совести, мы просто обязаны ввести в начальной школе 25-часовую учебную (для детей – рабочую, каторжную) неделю, в неполной средней – 30-часовую и в полной – 40-часовую. Считая соответственно с получасом, часом и полутора часами домашних заданий в день.

Но ребенок – не взрослый. Оставить его на всю вторую половину дня наедине с растлителем-телевизором – тоже преступление. Превратить вторую половину дня в «камеру хранения школьников», которая называется «продленкой» – тоже не выход. Оптимум, по нашему мнению, еще два-три часа занятий в школьном кружке. Не «на отметку», а «на интерес». Вот где может и должна состояться такая встреча с религией, которая, как говорится, запала бы в душу и сердце, повернула бы жизнь на праведную стезю.

Наконец, третий подход – школьный урок (а затем семинарское занятие в специальном среднем или высшем учебном заведении). Учитывая сказанное выше, читатель, надеюсь, поймет, почему автор сих строк считает преступником всякого герострата, который снискивает себе дешевую геростратову славу введением все новых и новых школьных предметов. Почему он убежден, что все необходимое можно и должно преподавать в школе строго в рамках той десятки предметов, которые существовали столетие назад – и ни одним предметом больше. В том числе привить школьнику религиозную культуру, которую он затем будет развивать самостоятельно.

Так, на уроках биологии надо довести до сознания подрастающего поколения, что смысл жизни всего живого на земле, не исключая человека, есть воспроизводство поколений. Что любая тварь, поправшая этот смысл любым «сексом», «кайфом» и т.п., обречена на быстрое исчезновение с лица земли. Что именно это и происходит сегодня с человечеством, допустившим развал семьи, утрату потребности в детях, обречение растущего большинства молодежи поголовно на заведомо выморочный конкубинат.

Тут будут очень уместны тексты священных книг практически каждой мировой религии. Например, уже упоминавшаяся судьба Содома и Гоморры, злосчастным жителям которой молодежь начинает подражать устрашающими темпами и масштабами.

Очень эффективным может быть религиозное воспитание при надлежащей постановке преподавания истории, географии, вообще обществоведения. Не только имена и даты, не только какая промышленность в каком городе (тем более, качественно меняющаяся на глазах), а самое главное – философия истории, глобальные проблемы современности и пути их решения. Здесь без раскрытия роли мировых религий, вообще без религии, не обойтись.

Наконец, религия должна органично войти в преподавание литературы, вообще искусства. Тот минимум знаний об искусстве, который школьник вынесет со школьного урока (чтобы пополнить его затем самообразованием в школьном клубе по интересам), обязательно должен быть «пронизан» религией, как органической составной частью мировой культуры.

Конструктивны ли эти три подхода или хотя бы один из них? Есть ли подходы более эффективные?

Ответ на эти вопросы должен дать диалог мировых религий.

8.И еще одна проблема (пропуская ряд других, менее важных в данном контексте, поскольку они могут решаться в качестве подпроблем вышеочерченных) – эффективность международных организаций. Пока что она, к сожалению, близка к нулевой и может измениться в лучшую сторону только если деятельность этих организаций будет ориентирована, в первую очередь, на решение именно глобальных проблем современности – прежде всего, на борьбу с международным терроризмом, на предотвращение надвигающейся новой мировой войны.

Мировые религии могут и должны стать вдохновителями этого процесса. 9.Наконец, особая проблема глобальных масштабов, представляющая специальный интерес в данном контексте: выявление различий между собственно религией (включая сектантство) и псевдорелигией, квазирелигией в виде тоталитарно-изуверских сект. С определением соответствующего отношения к этим последним. В первом приближении тоталитарно- изуверская секта характеризуется следующими признаками:

-Безусловное, как в криминальных структурах, подчинение лидеру, который обычно пользуется своей абсолютной властью в корыстных целях.

-Разрушение с этой целью семейного, вообще социального окружения неофита, который превращается в слепое орудие лидера.

-Использование членов секты в антиобщественных целях (терроризм, вымогательство, запугивание и т.д.) со все теми же корыстными интересами.

Наверное, перечень признаков может быть продолжен. Вообще же необходим юридический документ, освященный всеми мировыми религиями и принятый ООН, чтобы все правительства мира точно знали, какая секта – религиозная, а какая – изуверская. И принимали соответствующие меры к искоренению последних, как разновидности преступных структур.

Основные положения такого документа тоже могут явиться предметом диалога.

Сообразно сказанному выше, цель «диалога религий» (с желательным привлечением к нему всех мировых религий) – выявить и реализовать потенции религии по части содействия решению глобальных проблем современности.

Пути диалога – система конференций (конгрессы, симпозиумы, коллоквиумы, семинары и пр.), использование электронных и бумажных средств массовой информации, создание программ для необходимых исследований и для преподавания в школах, университетах, включая летние\зимние школы молодежи. Разумеется, с учетом специфики ситуации в разных регионах мира.

В этом диалоге особое место, конечно же, должны занять проблемы свободы совести и связанной с ней веротерпимости, роль большинства и положение меньшинства в странах с несколькими религиями, религиозные и национальные элементы в формировании культурной идентичности того или иного народа мира, взаимовлияние культур и т.д.

Думается, однако, что такого рода проблемы могут конструктивно рассматриваться только в контексте вышеочерченных глобальных проблем современности. Иначе они рискуют стать беспредметными, схоластическими и либо полностью безрезультатными (даром потерянное время), либо, того хуже, чреватыми политической или конфессиональной конфликтностью.

На наш взгляд, с учетом сказанного выше, мог бы быть составлен проект «Декларации роли религии в современном мире». Обсуждение «Декларации» составило бы конструктивное содержание диалога, по ходу которого были бы намечены следующие конструктивные шаги – до «Вселенского Собора Мировых Религий» включительно.