Труды Академии - ПОЛИТИКА

Announcements of Academy - POLITICS

© - RFSA

PAGE 1

rfsa ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Бестужев-Лада И.В. Бестужев-Лада И.В. “ЭТО ТАНГО ЛУЧШЕ ТАНЦЕВАТЬ ЛЕЖА ...” Десять лет России с Ельциным и без него.

Бестужев-Лада И.В. “ЭТО ТАНГО ЛУЧШЕ ТАНЦЕВАТЬ ЛЕЖА ...” Десять лет России с Ельциным и без него.

Ностальгия по барачным нарам.

Думается, мы слишком расширительно толкуем некоторые понятия. Например, погиб человек или государство, и сразу: трагедия! Для кого - конечно да, для кого - как сказать, а уж для усопшего - точно не трагедия. Дело в том, что древние греки, приду- мавшие это слово, обозначали им не столько физическую гибель, сколько душевные муки. Задушили Дездемону - обычная бытовая драма. А вот когда выяснилось, что ошибочно и что жить после этого невмочь - это уже трагедия. Для Отелло.

Точно так же, когда в Гражданскую войну погибли миллионы - это было трагеди- ей для многих, но не для большевиков, Даже если бы они войну проиграли и были истреблены, как в иных-прочих странах, поголовно. А вот когда Ленин объявил НЭП и это было воспринято многими коммунистами как капитуляция перед буржуями, так что покончило с собой десятка полтора тысяч членов партии - это была настоящая трагедия (для них). Такой же трагедией были душевные муки девяноста процентов старых членов партии, сорока тысяч офицеров и двадцати миллионов политзэков 30-40-х годов, не понимавших, за что их арестовали и подвергают таким чудовищным пыткам.

В этом смысле нам очень повезло. Правда, не всем, конечно, а только тем, кто сообразил, что именно с нами происходило в предыдущие десятилетия и за что именно Господь наказал нас такими мучениями в десятилетии истекающем. То-есть, трагедия страны - налицо, и ни одно мыслящее существо, хоть сколько-нибудь под- нявшееся над уровнем животного, не может не сопереживать ей. Больно и горько до крайней степени! А вот в личном плане, в отличие от захваченных врасплох жертв сталинизма, трагедии тут не больше, чем при нападении разбойников или жульни- честве наперсточников. Разумеется, после того, как понял, кто на тебя напал или в какую компанию вляпался.

Говорится: понять - значит, простить. Здесь речь не о прощении. Скорее, наоборот. О том, чтобы получше разглядеть нападающего и поскорее отнять у него всякую возможность продолжать это мерзкое занятие. Поэтому, в нашем случае, понять - значит, начать создавать условия, чтобы покончить со злодейством.

В данном плане, по нашему мнению, очень важно предварительно покончить с двумя вредными привычками, традиционно присущими евразийской цивилизации: обязательно идеализировать прошлое, предшествующее настоящему, и обязательно устраивать с этих позиций так называемое протестное голосование, т.е. с удовольст- вием показывать язык соседу, пусть даже в ответ тебя собьет с ног оплеуха.

Сегодня даже самый отпетый национал-большевик вряд ли дерзнет открыто оправдывать злодейское убийство царской семьи, зная, что ответом будет всеобщее возмущение и презрение. Но объявлять на этом основании царя-мученика каноничес- ким великомучеником и чуть ли не святым - это, наверное,чересчур (признавая вопрос о любой канонизации целиком относящимся к компетенции Церкви, и только Церкви). При работе над докторской диссертацией по предыстории Первой мировой войны мне пришлось несколько лет просидеть над архивными документами, в том числе при- надлежавшими членам царской семьи, так что сужу не с бухты-барахты, а вроде как о хорошо знакомых людях. Впрочем, каково бы ни было мое личное мнение, факты - упрямая вещь. А они говорят о том, что свержение самодержавия было встречено всеобщим ликованием, что подавляющее большинство населения страны к началу 1917 года - в том числе, значительная часть крупной буржуазии, дворянства, офицер- ства, интеллигенции - резко осуждало царизм и приветствовало его падение. Это тоже было своего рода “протестное голосование” всероссийских масштабов. С чудовищной потом платой за него.

Вспомним, как мы, кто сегодня на исходе жизни, относились к сталинскому режиму. Не все, конечно. Кроме нескольких миллионов стукачей, вертухаев, началь- ников и разных “деятелей”, которые катались, как сыр в масле, на фоне нищеты и горя сотен миллионов. И не сразу, конечно. Потому что были оболванены виртуозно поставленной пропагандой. Но постепенно подавляющее большинство населения - с нарастающим ужасом перед непонятным разгулом тоталитарной стихии. Типичный анекдот довоенных еще времен: как живете? Как в автобусе - половина сидят, половина трясутся. И бурная всеобщая радость при “оттепели” 50-х - запоздалый протест.

Конечно, можно возразить: а как же миллионы искренне горевавших о смерти Сталина и множество задавленных или покончивших с собой на похоронах вождя? Отвечаю, как очевидец: пропаганда была поставлена настолько виртуозно, что образ Сталина как бы отделялся в сознании многих от лавины злодейства. Может, он там, в Кремле, просто не знает, что творят его подручные “на местах”? Потребовались годы и опубликованные документы, чтобы, наконец, дошло: еще как знал! Сам все определял.

Вспомним, с каким презрением и насмешкой относились к Хрущеву. Для сегод- няшнего поколения эта фигура такая же древняя, как слабоумный Федор Иоаннович после изверга-психопата Ивана Грозного. Поясняем: это было нечто вроде гибрида Зюганова с Жириновским. С той разницей, что при той же степени демагогии Хрущев имел вместо докторских степеней жалкие зачатки образования, т.е. был дремуче невежествен (его знаменитое “мусульмане и магометане”) и притом в точности такой же самодур, как его далекий преемник 90-х гг. истекающего столетия. И столь же всемогущ. В данном случае протест выражался радостью или безразличием, когда его, наконец, спихнули им же пригретые подельники. Заметим, что в те времена никакой ностальгии по миновавшим трем десятилетиям не наблюдалось: слишком живы были в памяти ужасы сталинщины.

Вспомним, наконец, с каким нарастающим массовым презрением относились к Брежневу. В полном соответствии с нарастающим маразмом генсека. С какой на- деждой встретили воцарение Андропова и как быстро разочаровались в нем. С какой гадливостью встретили воскресение Брежнева в облике его денщика Черненко и с какой новой надеждой первые слова Горбачева - не зная еще, что это всего лишь пустословие. И только когда выяснилось, что надежда покончить с неподъемной для нас гонкой вооружений - мыльный пузырь; что пресловутое “ускорение научно-техни- ческого прогресса” - всего лишь словосочетание, и не более того; что пресловутая “борьба с нетрудовыми доходами” означает всего лишь погром грядок у нескольких пенсионеров, при полной безнаказанности мафии, уже тогда довольно сильной, хотя и не идущей ни в какое сравнение с сегодняшней; что пресловутая “ борьба с пьянством и алкоголизмом” - это километровые очереди за водкой и разгул самогоноварения; что пресловутая ИТД (индивидуально-трудовая деятельность) - это “обналичивание без- налички” на миллиарды, а потом на десятки и сотни миллиардов рублей самыми от- петыми пройдохами - первыми “новыми русскими”, действовавшими по-наглому, в открытую, - только тогда начался нарастающий протест. И, как в случае с Николаем П, подавляющее большинство населения пошло за демагогами, выбрав на сей раз в качестве формы “протестного голосования” фигуру гонимого Горбачевым подельника. Не за Ельцина голосовали - а на зло все более ненавистному пустослову-Горбачеву за его личного врага. И поплатились, как в 1917-м, по полной программе.

Теперь “протестное голосование” принимает самые замысловатые формы. То вдруг чуть ли не каждый пятый начинает голосовать за Жириновского. Хотя все пре- красно понимают, какой кошмар начнется, если он погонит нас “омывать сапоги в Индийском океане” (поскольку ничего иного предложить просто не в состоянии). Но ведь его мало кто принимает всерьез - просто стараются таким образом напакостить все более ненавистному Ельцину. Не отдавая себе отчет, что для Ельцина Жиринов- ский - просто находка: в конечном итоге в ужасе перед Вольфычем несут свои бюлле- тени в урну Николаича. То каждый третий голосует за коммунистов. И опять-таки не столько за коммунистов, сколько в виде матерного ругательства в адрес банкрота- президента. И опять-таки не отдавая себе отчет, что тем самым побуждают двух остальных избирателей в страхе отшатываться со своими бюллетенями к урне равно неприемлемого для всех трех вождя “прихватизаторов - дерьмократов”. Так что если бы КПРФ и другие компартии вздумали вдруг самораспуститься - какой-нибудь Чубайс-Березовский тут же бы через голову перевернулся, а снова вернул нечто подобное к жизни в роли очередного пугала на избирательном поле.

Между тем, коммунисты - не просто пугало. Какой бы симпатичной ни казалась кому-нибудь физиономия Зюганова, нельзя забывать, что для коммунистов-радикалов он такой же презренный ревизионист, как Бухарин для Сталина. И с той же судьбой. Образно говоря, как только Зюганов напялит на себя шапку Мономаха - на него тут же кинется с ножом в зубах какой-нибудь Анпилов, на того - Макашов, а на него - нацист Лимонов с кличем “Сталин-Берия-Гулаг!” (для всех жителей страны). А так как ничего, кроме новой поножовщины - в смысле террора внутри и войны вовне - преемники Берии просто изначально предложить не могут, то пока эти паны будут драться, у нас. их хлопов, чубы будут трещать не меньше, чем полвека назад - новыми десятками миллионов.

И тем не менее, психология человека вообще и русского человека в особенности устроена так, что чем дальше отодвигаются ужасы прошлого, тем светлее выглядит оно по сравнению с мрачным, проклятым настоящим и тем больше соблазн еще раз наступить на те же самые грабли.

Возможно, для молодого поколения выкрик-призыв “Сталин-Берия-Гулаг!” выглядит просто очередным матюком в известный адрес. Но для людей постарше это все равно что точно такой же выкрик “Гитлер-Гиммлер-Освенцим!”. При этом в обоих случаях подразумевается убийство, концлагерь или состояние ЧСИР (“члена семьи изменника родины”) примерно для каждого третьего гражданина страны. Дабы держать в надлежащем страхе остальных двух. Иными словами, для обоих выкриков предусмот рена специальная статья Уголовного кодекса. И выкрикивающих спасает только то, что у нас сегодня практически почти каждое преступление - абсолютно безнаказанно.

Но даже и без нового тотального Гулага минувшие десятилетия выглядят вовсе не желательным объектом подражания. Вспомните пустые полки магазинов практи- чески во всех городах страны - не говоря уже о селах - за исключением столиц, откуда “колбасные поезда” развозили жалкие сосиски обратно по всей стране. Вспомните, какой проблемой была покупка штанов или ботинок. Каким счастьем была путевка в дом отдыха (только для 14% населения, согласно социологическим данным). И каким счастьем была комната в “хрущевке” на семью из пяти-шести человек. За ней стояли в очереди по десять-двадцать лет, отлеживаясь вповалку на полатях избы или на нарах барака. Почему же сегодня такое убожество выглядит для многих раем по сравнению с нынешним положением, которое представляется если не адом, то, во всяком случае, чистилищем? Ведь в 1991-м счастье казалось так близко, так возможно ...

Распахнутая тюрьма и брошенные зэки.

Мы зря балуемся с абстрактными терминами типа “социализм” или “капитализм”. Социализм ли в Швеции? Капитализм ли в Колумбии? Бог весть! Ясно лишь, что Швецией мы никогда не были и не будем. А вот в Колумбию въезжаем на всех парах. Те же компрадоры (своекорыстные торговцы природными ресурсами страны), то же засилье американцев, та же мафия, та же нищета 80% населения. Ровно за сутки можем переехать из Колумбии в голодную, замордованную Кубу или КНДР, если через год за коммунистов проголосует не каждый третий, а трое из пятерых. Вот и все наши “измы”.

Когда мучительно размышляешь о наших бедствиях, перед глазами встают гораздо более конкретные образы, о которых говорилось и писалось не раз.

Вот зоопарк, где смотрители занялись дележкой кормов, оставив двери клеток настежь открытыми. Как поведут себя звери? Как звери. Хищники начнут тут же терзать травоядных, а те - жалобно блеять. Что мы и видим, когда один переводит в загранбанк десятую сотню миллионов долларов, а множество других печально смотрит на подачку в три-четыре сотни “деревянных”, не зная, как их растянуть на месяц.

Вот казарма, откуда начальство удалилось строить свои дачи, бросив служивых на произвол судьбы. Как поведут себя “деды”? Тут же устроят привычный беспредел и начнут забивать до смерти уже не 20, а 2000 новичков в год. Что и происходит сейчас.

Вот тюрьма, в которой надзиратели предаются очередной презентации, распахнув двери камер. Как поведут себя “зэки”? Воры в законе тут же поделят их на козлов, мужиков и опущенных. И начнется беспредел паханов, окруженных сворой шестерок, которые терзают опущенных на страх остальным. Оглянитесь вокруг. Похожая картина, не правда ли?

Конечно, при желании можно назвать зоопарк-казарму-тюрьму социализмом или административно-командной системой или тоталитаризмом или реализованной утопией казарменного социализма или еще как-нибудь. Но гораздо нагляднее представить себе обычный стройбат, где пьяный старшина тычет кулаком в лицо рядовому: копать сюда, от забора до обеда! И вот уже десятый год копается незавершенка, коей не видно конца. А рядом бригада ушлых шабашников каждое утро возводит новый коровник. Именно таким вселенским стройбатом являлась пресловутая “социалистическая экономика”. Именно таким макаром этот стройбат вчистую проиграл империалистам-шабашникам Третью мировую войну 1946-89 гг., вошедшую в историю под псевдонимом Холодная.

Сегодня снова нас зовут все к тому же стройбату пламенные зюгановцы-анпиловцы. Но на деле этому стройбату при новом соотношении сил придется теперь вливаться в армию Саддама Хуссейна и прятаться в укрытиях от безнаказанных американских бомбежек. Ничего иного при существующем положении вещей ожидать не приходится.

Надо не забывать, что десятилетие назад была в сущности такая же мерзость, как и сегодня, только ловчее закамуфлированная.

Да, сегодня три миллиона “новых русских” (2% населения) купаются в роскоши, имея на каждого члена семьи многие тысячи, а нередко десятки, если не сотни тысяч долларов месячного душевого дохода. И только Алла Пугачева может более или менее внятно спеть, откуда такие деньжищи. Все остальные, спроси их как следует, тут же молча закинут руки за голову и побредут под конвоем в ближайшее СИЗО к уже сидящим там за в точности такие же подвиги, только помельче. Ибо в глазах у каждого светится одно: не пойман - не вор!

Но ведь было ровно столько же райсеков-обсеков-генсеков с их сворами прихлебателей, включая всевластных “красных директоров” с такими же сворами, а также скромных завбазами, содержавших по четыре семьи на четырех дачах на свою зарплату 80 рублей в месяц. Понятно,они не смели шиковать так же нагло,как “новые русские”,но,поверьте,жили ничуть не хуже на своих спецквартирах-спецдачах, со спецпайками и спецателье, со спецсекретаршами и спецбуфетчицами в качестве дармового гарема, со спецшколой для своих детей, со спец-больницей и спецкладбищем для себя лично. Их убийственно высмеивали Высоцкий и Галич, Окуджава и сотни других бардов. Они без выстрела, во мгновение ока провалились сквозь землю от сознания собственного ничтожества в 1991-м, затем вновь выползли потихоньку на земную поверхность и теперь рвутся к реваншу, к своим спецбуфетам и спецкладбищам. Заведомо через горы трупов.

Да, сегодня еще около 10% населения живет неплохо. Конечно, не как “новые русские”, но все же на несколько сотен долларов в месяц каждый, включая иждивенцев. И еще примерно столько же более или менее прилично сводит концы с концами на средний душевой доход, составляющий в начале текущего года около сотни долларов в месяц.

Что ж? И в СССР тоже около 20% граждан жили припеваючи по сравнению с основной массой населения.Одних начальников было18 млн.на 130 млн.работающих, и каждый из них, мягко говоря, отнюдь не бедствовал. Добавьте сюда верхушку так называемых деятелей науки и техники, культуры и искусства, среднее звено партийного аппарата и общественных деятелей (за рамками партгосноменклатуры),преуспевающих дельцов теневой экономики и множество других индивидов, ловко пристроившихся к разным кормушкам “развитого социализма”. Просто сегодня из этой категории рухнули в нижние слои очень и очень многие, а на их место всплыло то, к чему раньше относились с брезгливым презрением. Как и в только что упомянутом высшем классе общества. Что, разумеется, не может не вызывать гневного возмущения “опущенных”.

Участи остальных 80% жителей страны и тогда, и сегодня трудно позавидовать. Тогда примерно 50% жило на 100-150 руб. в месяц, т.е. на 50-75 руб. душевого дохода, если считать с иждивенцами. На которые особенно не разгуляешься, тем более, при пустых магазинных полках и необходимости прикупать дефицит по повышенным ценам. И сегодня приблизительно столько же точно так же мыкаются на несколько десятков долларов (несколько сотен рублей в месяц). Только сильно изменился состав горемык, и те, кто упали в этот слой из предыдущего, естественно, горько вопиют. Тогда примерно 30% относилось к париям общества и либо не получали вообще никакой зарплаты за свой труд, работая только за право пользования приусадебным участком,чтобы не умереть с голода (колхозники), либо получали вдвое меньше вышеупомянутых счастливцев, добирая остальное с собствен- ного огорода (рабочие совхозов и им подобных предприятий на селе и в малых городах). И сегодня ровно те же 30% отчаянно бедствуют на несколько долларов (несколько десятков рублей) в месяц, спасаясь тоже либо огородом, либо чем Бог даст в окружающей среде. Проценты те же, а люди - другие, и “новички” тоже не в восторге от своего полета вниз.

Конечно,это расклад только по официальным доходам,и если бы дело ограничивалось ими, то население России сокращалось бы сегодня не на 1 млн., а на 80 млн. чел. в год. То-есть, вымерло бы, за исключением “верхних” 20%, практически поголовно. К счастью для людей, никуда не делись теневая экономика, левые приработки и прочие прелести развитого социализма. Именно эти источники дохода, нигде не учтенные и ничем не облагаемые, помогают выживать десяткам миллионов обреченных на гибель.

Почему же при “перемешивании” в экономическом котле в общем и целом одних и тех же пропорций населения страна оказалась в беде, постоянно на грани катастрофы?

В самом кратком виде ответ на этот сложный вопрос гласит: потому что России, в отличие от почти всех остальных стран мира, крайне не везло на правителей. И на протяжении всей тысячи лет её существования вообще. И на протяжении последнего столетия в особенно-сти. И на протяжении последнего десятилетия в частности.

Чтобы не залезать в дебри ленинско-сталинско-хрущевских благоглупостей (за рамка- ми дикого произвола и бесчеловечия), напомним о трех ступенях, по которым Россия спусти- лась в сегодняшний ад.

Разве не знал Брежнев еще в начале 70-х гг., что гонка вооружений с НАТО, вчетверо более богатой и на порядок опередившей нас технологически, бесповоротно проиграна? Не мог не знать, потому что рядом с ним сидели вполне разумные технократы типа Косыгина или Устинова. И тем не менее правящая клика, словно завороженная, продолжала наступление в Азии, Африке, Латинской Америке, пока не угодила в Афганский капкан. Теперь только чудо могло спасти государство от позорного краха.

Горбачев попытался совершить это чудо публичным флиртом с мадам Тэтчер. Теперь ясно, что выглядел он столь же постыдно, сколь и трое наших журналистов, вздумав- ших прилюдно тягаться с мадам в остроумии. Будущая баронесса, образно говоря, сняла с них штаны прямо на телеэкране и матерински выпорола наглецов, буквально снеся их с лица земли своим ироничным “джентльмены ...” Очередь Горбачева наступила в Рейкьявике, где он был выпорот еще более жестоко и появился на телеэкране вконец зареванный. Сразу после этого в новой правящей клике началась паника, завершившаяся крушением Берлинской стены, воссоединением Германии и последующим выведением из нее советской армии прямо во чисто поле - так, как если бы она была полностью разгромлена в сражении. Третья (“хо- лодная”) мировая война была проиграна, и Россия разом очутилась в положении Германии или Японии образца 1945 года. С той разницей, что её, в отличие от них, никто не собирался восстанавливать. Напротив, делали и будут делать все, чтобы держать опасного соперника в борьбе за мировое господство опрокинутым и раздавленным, чтобы не допустить опасного конкурента на мировой рынок. Хотя и подбрасывая время от времени что-то на бедность, как и многим другим “беспокойным” странам Азии, Африки, Латинской Америки. Не потому, что они нам - враги, а потому, что для них мы - враги, неотличимые от Саддама-Муамара.

Словом, даже если бы Ельцин утонул в свое время в своей скандальной канаве, НАТО все равно показала бы поверженной России ту самую кузькину мать, которую ей сулил Никита Сергеевич (не Михалков). Но выплывший преподнес супостатам такой подарок, за который его впору наградить всеми орденами НАТО, вместе взятыми. Примерно на том же основании, на каком демократ Дудаев наградил демократа Ковалева высшим орденом Ичкерии.

Когда трое ребят навеселе, типичнейших обсеков, подмахивали наспех состряпанные для них Беловежские документы, они, наверное, безмерно радовались своему хитроумию. Как же! Всего лишь заменив одну аббревиатуру (СССР) вроде бы почти такой же, только покороче (СНГ), они разом избавляются от постылого четвертого (Президента СССР ), ничего остального по сути не меняя. Ошиблись, залетные. И их ошибка стоила жизни сотням тысяч человек. Лишила крова миллионы беженцев. Принесла такой океан горя, какой не снился, наверное, Батыю и Мамаю, вместе взятым. А вместе с тем превратила великую державу в пятнадцать жалких руандий-бурундий, на горле которых сжимается железная рука НАТО-победителя. Двое из подельников уже изгнаны с позором из правящих кругов. Третий пока уцелел, но нет сомнений, что все трое в памяти народной останутся как постыднейшие предатели, безнаказанные государственные преступники.

Это еще не все.

Словно в наказание за сделанное зло, Ельцину кошмарно не повезло с подбором ближайших сотрудников, на которых, при периодических таинственных отсутствиях главы государства, падала вся тяжесть политических решений. Вроде бы и люди нашлись прилич- ные: один - прогрессивный философ, другой - еще более прогрессивный экономист почти американского розлива, оба - еще не в старческом маразме. Как говорится, чего же боле? Тем не менее, спустя совсем короткое время обоим пришлось дать грубого пинка под зад. Потому что разом поставили страну на грань катастрофы, объявив, что цены на все будут свободные - хоть миллиард! - а зарплата останется копеечной. Никакой дурдом, никакое ЦРУ не могло подсказать более самоубийственного решения (хотя из окрестностей ЦРУ открыто подсказывали нечто в этом духе неоднократно).

Тотчас набрали другую команду из внешне, казалось, вполне нормальных людей. Но и те не придумали ничего лучшего, как задаром раздать госпредприятия первым попавшимся проходимцам. В чаянии, что вот-де госбюрократы спят походя, а частник тут же поднимет производство и начнет платить в казну триллионы налогов. Это была глупость почище, чем с ИТД (см. выше). Как бы вы поступили, дорогой читатель, если бы вдруг раз- жились на халяву миллиардным заводом, да еще в испуге, что завтра эта халява может выйти вам боком? Правильно, возможно скорее выцедили бы из этой авантюры возможно большее число долларовых купюр и возможно скорее переправили бы их в загранбанк, от греха подальше, на случай, когда начнут заметать по месту жительства. Именно так и сделали хором все без исключения дорвавшиеся до жирных кусков.

Если верить крупнейшему экономисту ХХ века Р.И. Хасбулатову, за 1992-98 гг., ворью удалось вывезти на тайные счета в загранбанках свыше 950 млрд. долларов. Почти триллион! Но даже если выдающийся ученый несколько преувеличивает, то все равно сотни миллиардов долларов - это больше, чем требуется на армию и науку, на школу и культуру, на пенсии и зарплаты. Это все равно, что положить себе зарплату в сотню миллионов, а тысячи рабочих оставить на год без зарплаты вообще (в печати приводились конкретные факты). Или отправить шахтеров стучать касками по рельсам, а самим купить на выделенные им деньги сорок элитных квартир в Москве (тоже не из области фантастики). Иными словами, пока эти могильные черви сосут живые соки российской экономики, той никогда не подняться из руин, даже если заменить Ельцина любым другим обсеком.

И это еще не все.

Россия была великой державой только потому, что у неё была великая промышлен-ность. Правда, чуть ли не на 80% прямо или косвенно - сплошная оборонка, ставшая не-нужной, когда отказались от продолжения борьбы за мировое господство. Но ведь существует детально разработанная технология конверсии - перевода военных предприятий на мирные рельсы, применявшаяся после войны и далее со многими остановками. Но к чему конверсия, когда задача прямо противоположная: разворовать и спрятать наворованное в загранбанках? И вот мы видим, что из 70 млн. трудоспособных россиян 10 млн. открыто безработных, причем большинство - безо всяких пособий, а еще 15-20 млн. - скрыто безработных, получающих или годами не получающих мизерное пособие под видом “зарплаты” (в кавычках). А оставшимся сорока миллионам тружеников надо как-то прокормить не только себя, но плюс сорок милли-онов еще неработающих младенцев до 18 лет и старше, сорок миллионов уже не работающих инвалидов-пенсионеров и почти столько же открыто-скрытых безработных.

Но даже если бы сорок миллионов поднапряглись и показали чудеса производитель- ности труда - света в конце этого дьявольского тоннеля все равно не увидать, потому что отечественные промышленность и сельское хозяйство задавлены хорошо поставленной системой импорта, конкурировать с которым при существующем положении вещей практи-чески невозможно. Все страны загородились от нас, как от черта, железным занавесом не-проходимых пошлин и беспощадно карают за попытки продать хоть что-нибудь втридешева, а у нас ворота настежь - приходи и обирай до нитки!

Конечно, приятнее раскупорить банку “Кока-колы”, нежели стоять в очереди у цистерны с квасом или пивом. Но разве есть только два эти варианта? В странах с разумными правите-лями сразу появляется тьма смешанных предприятий, и все катаются на отечественных “фордах”, попивая свою национальную “Колу”. Есть у нас эффективные смешанные предприя-тия? Да! Получила развитие такая форма предпринимательства? Нет! Как известно, если звезды не только зажигают, но и тушат - значит, это кому-то выгодно.

Этот печальный мартиролог можно продолжать без конца - от неслыханного за по- следние 500 лет национального унижения русских (прочим народам бывшего СССР предстоит испить ту же чашу унижений чуть попозже, в первой четверти ХХ1 века) до развала семьи и школы, науки и культуры, армии и флота, разгула преступности, разрушения природной среды и т.д. Одно слово - Смутное Время, бедствие равнозначное чуме или холере минувших веков.

Можно, разумеется, утешаться тем, что Господь накажет греховодников обязательно. Они войдут в историю как самые омерзительные персонажи, в одном ряду с николаевскими казнокрадами и прочей распутинщиной. Их проклянут потомки, будут стыдиться собственные дети и внуки, особенно сосланные в зарубежные кембриджы-гарварды.

При желании, можно утешаться и тем, что наших супостатов в обозримом будущем ждет еще более прискорбная судьба. Их империя будет разваливаться в еще более страшных судорогах. Заботливо сохраняемые ими тоталитарные, изуверские и мафиозные структуры станут морить их химией, как в Токийском метро, изводить бактериями городские водопроводы и, не исключено, столь же безнаказанно устроят на просторах Зап. Европы - Сев. Америки десяток-другой хиросим-чернобылей, сколь сегодня бомбят несчастных сербов. Словом, сполна расквитаются не одной “Бурей в пустыне”, только с точностью до наоборот. И что особенно приятно - при полном нашем безучастии. По причине полного бессилия.

Однако, чем заранее злорадствовать, давайте лучше разглядим повнимательнее свет в конце долговой ямы, куда попали по алчности и неразумию наших халифов-визирей.

Третья отечественная вместо Четвертой мировой .

Вообразим, что Ельцин в конце августа 1991-го, перед тем, как провалиться куда-то надолго отмечать победу над ненавистным Горбачевым, остановил свой выбор не на гос- мальчике, а на госмуже. Точнее, двух упоминавшихся выше мальчиков, которых вскоре из-за полного срама пришлось менять на двух компрадоров - одного поматерее, другого поалчнее. Так вот, вместо этой четверки на все десятилетие появились бы два профессиональных управленца. Один - по части политики и силовых структур, другой - по хозяйству. Ну, скажем, из тех, кто выделился позже работоспособностью, добросовестностью, эффективностью свое- го труда и кто десятилетие назад тоже давно вышел из детсадовского возраста и уже наглядно показал, чего стоит.

Не называю их фамилий, потому что они сегодня и их деяния сегодня - у всех на виду. Но дело не в фамилиях, а в государственных деятелях, способных вытащить государство из очень сложной ситуации после поражения в “холодной” войне, крушения КПСС и фактического государственного переворота. С уточнением, что ни один персонаж из правящей верхушки с осени 1991-го по осень 1998-го под эту категорию никак не подходит: факты вопиют.

Так вот, что бы, по нашему разумению, сделали сии новоявленные Минин и Пожарский вместо бесчисленных Гришек Отрепьевых и Лжедмитриев при Борисе Втором (если бы тот, конечно, не мешал)?

Прежде всего, они во что бы то ни стало постарались сохранить промышленность и сельское хозяйство, транспорт и связь, армию и флот, науку и образование, культуру и здравоохранение - все единое социально-экономическое пространство огромной страны. Памятуя, что без этого все народы этой страны раньше или позже ждут несказанные бедствия. И продуманной конверсией оборонки. И разумной таможенной политикой. И самой широкой национально-культурной автономией, исключающей драку чиновных клик разных националь- ностей - единственных, кто выгадал на развале государства.

Они наверняка сообразили бы, что раз безвозвратно рухнул “вселенский стройбат” реализованной утопии казарменного социализма, то выход из этой “казармы” возможен только либо строем, либо - как в День Пограничника (Летчика, Моряка и т.д.) вдрабадан пьяными, дико безобразничая и задевая прохожих. Что, собственно, и произошло. Точнее, происходит.

“Строем” - значит, в сознании величайшей трудности перехода из одного состояния в другое. В режиме жесточайшего чрезвычайного положения. Прямо как в Отечественную войну. Да это и была бы по сути самая настоящая наша Третья отечественная война. Пусть без танков и самолетов, бескровная - в отличие от горы трупов и океана крови на территории бывшего СССР в 90-х годах. Но такая же трудная, тяжкая, самоотверженная, как и первые две. На знаменах нашей армии должны были развеваться три лозунга: “Единство и солидарность”, “Всеобщая занятость”, “Социальная защита”.

Первое означает сознание органичности той мировой субцивилизации, коя зажата меж западной и минимум тремя восточными (Ислам, Китай, Индия и др.) и условно именуется Евразийской. Не обязательно в виде Российской империи или СССР. Не обязательно с мос- ковским царем, его боярами, воеводами и дьяками во главе. Но обязательно в виде Соеди-ненных Штатов Евразии. Столь же могущественных, сколь и Соединенные Штаты Америки или Западной Европы. Со столицей в любом населенном пункте, кроме Москвы. Иначе неизбежно появятся (уже появились), такие же, как и московские, цари и царьки, бояре и дьяки, а также ханы и беки, джигиты и нукеры, которые зальют Евразию кровью, не дадут ей поднять народ-ное хозяйство и связанное с ним благополучие людей.

Второе означает сознание колоссального рынка спроса, изобилие хороших рабочих рук (десятки миллионов!) и природных ресурсов, меж которыми быть не должно никакой китайско-берлинской стены из каких-то поганых бумажек, именуемых рублями, долларами или как-то еще. Понимая, что за этими бумажками скрываются очень нехорошие люди - как иноземные, так и туземные, не говоря уже о двуличных - которые с их помощью неизбежно разграбят страну. Что собственно и произошло. И отнюдь не прекратилось.

В какой именно форме осуществится всеобщая трудовая занятость - это уже по об-стоятельствам. Возможно, со стержнем в виде жилищно-дорожного строительства, на которое, как на автопромышленность США, нанижется все остальное. Есть и еще десяток альтернатив. Какова будет социальная организация всеобщей занятости - тоже возможны варианты. В том числе с сохранением, скажем, однопроцентной безработицы - чтобы лучше ценили каждое рабочее место. А так - вплоть до трудовых армий и общей трудовой повинно- сти (на время “войны”). Лишь бы не было массовой безработицы, массовой деморализации, экономической разрухи. Ложь, что это закрыло бы дорогу росткам нормального (не “черного”!) рынка. Напротив, только на этой базе возможен цивилизованный рынок, а не существующий дикий воровской базар.

И, конечно же, сообразили бы, что ни под каким предлогом ни в коем случае нельзя допускать вывоза за рубеж ни одной копейки, обращенной в цент или пфенниг. Никаких псевдоавизо, по которым фальшивый получатель огребает миллионы. Немедленная кара, как за мародерство на поле боя.

Вы спросите: а как же с оплатой экспорта-импорта, турпутевок и прочего, требующего инвалюты, наконец, просто со сбережениями граждан? Для этого есть проверенные способы, исключающие всякое хищничество. Раз наши банки еще с павловских времен напрочь осрамились как завзятые мошенники-наперсточники, элементарный разум подсказывает: разрешить на определенных условиях открыть по всей стране филиалы одного или несколь-ких (для конкуренции) иностранных банков, куда дорога туземным кидалам была бы заказана и где каждый вкладчик чувствовал бы себя как в каком-нибудь Цюрихе - надежно защищенным от произвола чиновных рэкетиров. И государство имело бы с этого гешефта солидный процент и только сумасшедший понес бы свои кровные за бугор. А мощнейший канал субсидирования отечественной промышленности - если договор с банками составил не самый последний олух из министерства финансов - работал бы всю дорогу по сию пору на полную катушку.

И еще одно. Наш воображаемый Немальчикномуж (настоящий государственный) обязательно настоял бы на полном запрете любой экстремистской, равно как и изуверской, идеологии - что нацистской, что коммунистической, что скопческой - все едино. А также соответствующих организаций, начиная с КПСС и её отродий. В сознании, что любая такая идеология и организация представляет смертельную опасность для государства и общества, особенно в смутные времена. Это вовсе не означает “запрета на профессии” для членов КПСС С партбилетами или без - люди бывают разные. Одни - бывшие партсекретари и кэгебешники - буквально спасают не одну республику бывшего СССР от навороченного псевдодемократами. Другие, крича о “демократии”, оказываются вульгарным ворьем. Нельзя забывать, что в Евразии - так же, как и в трех соседних субцивилизациях на Востоке - никогда не было, нет и не будет никакой демократии западного типа. Может быть только общинная демократия на основе сложившихся тысячелетних традиций. Важно лишь, чтобы под той или иной личиной страну не разворовывала все та же номенклатура. только перекрасившаяся, да еще тесно сросшаяся с чисто уголовной мафией.

Наконец, “социальная защита” - это всеобщий социально-гарантированный минимум. Во всем, начиная с питания и одежды, и кончая здравоохранением и образованием. В виде карточек ли, талонов ли - безразлично. Ведь все равно пришли ко все тем же карточкам-талонам для десятков миллионов годами не получающих зарплату. А в поликлиниках карточная система - поголовная. Ложь, будто карточки исключают рынок. Напротив, после Гражданской и Отечественной войн ростки нормального рынка - увы, оба раза быстро раз-давленные - поднимались именно на основе гарантированного минимума. Иначе - неизбежный омут бедности и самой настоящей нищеты подавляющего большинства населения.

Что же, разве такого рода возможности упущены безвозвратно или сделались излишними? Нет!

Разве некому претворять их в жизнь? Нет, мы воочию видим государственных мужей, которые делом доказывают, что способны выполнить свой Долг перед Отечеством. Кто-то в роли Президента страны. Кто-то в роли Вице-президента, возглавляющего правительство, ответственное перед Думой, но без министерской чехарды по произволу ли свыше, по капризу ли некоторых думских фигляров, составляющих национальный позор государства. Кто-то в роли Председателя Верховного суда, способного посадить на скамью подсудимых и президента, и вице-президента, и любого министра, и любого депутата Думы, буде кто нарушит Закон. Лишь бы гнусная московская политтусовка (“куртизаны, исчадье порока” и далее со всеми остановками по всей партитуре “Риголетто”) не столкнула лбами будущих вызволителей России из её нынешней беды ...

Рассказывают, будто один пенсионер, впервые увидев считавшийся когда-то крайне непристойным танец танго (О времена, о нравы! - ему бы на нас сегодня посмотреть!), в изумлении вытаращил глаза и посоветовал: чего мучаетесь? Легли бы ...

Видимо, следуя совету помянутого пенсионера, мы почти десять лет переходим от социализма к капитализму как бы в лежачем положении, мучительно дергаясь всеми конеч- ностями. И, естественно, остаемся на том же месте во все более жалком и постыдном виде. Лучше ли продолжать танцевать это танго лежа? Некоторые народы Восточной Европы, начиная со Словакии, совсем недавно неотличимой от Западной Украины, показывают пример чего можно добиться, если сменить лежачее положение на нормальное.

Не последовать ли этому примеру?..

rfsa главная страница

© - RFSA