Труды Академии - история

Announcements of Academy - history

© - RFSA

PAGE 1

rfsa ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Бестужев-Лада И.В. Анархия - мать порядка?

Бестужев-Лада И.В. МОГЛА Л И ИСТОРИЯ БЫТЬ ИНОЙ ?

И.В.Бестужев-Лада БЫЛА ЛИ У РОССИИ ИСТОРИЯ ?

И.В.Бестужев-Лада АНТИИСТОРИЯ, или КАК СДЕЛАТЬ ИСТОРИЮ ПРОДАЖНОЙ ДЕВКОЙ (сериалами по 10000 экземпляров, 21 рубль штука)

И.В.Бестужев-Лада НУ, ФОМЕНКО, ПОГОДИ !!! ПРИКОЛЫ АКАДЕМИКОВ !!!

Бестужев-Лада И.В. Анархия - мать порядка?

Казусы и особенности общественного самоуправления.

Как только услышишь об анархии и анархистах - перед глазами тут же всплывают кадры из кинофильмов давно минувших лет с пьяными бандитами времён Гражданской войны. Помните “Оптимистическую трагедию”? Бескозырка набекрень. Пулеметные ленты крест -накрест. Наглая рожа. Цыгарка в зубах. Черное знамя с надписью “Анархия - мать поряд- ка”. И - отъявленный грабёж под прикрытием этого самого знамени.

Что ж ? В жизни бывало и такое. Но справедливости ради надо бы добавить, что в точности такие же рожи грабили напропалую не только под чёрным знаменем. В этой связи уместно вспомнить другой фильм. А именно “Чапаева”, где русский крестьянин горько жалуется: “Белые придут - грабят, красные придут - грабят...” Да разве анархизм, равно как и марксизм или монархизм, сводится к одним лишь бандитским эксцессам? Нельзя забывать, что в Х1Х веке марксизм и анархизм являлись идеологическими сопер- никами и долгое время вели борьбу как бы “на равных” , будучи по сути чем-то вроде братьев-близнецов, отродьев одной и той же матери - социальной утопии. История рас- порядилась таким образом, что один близнец в самом экстремистском облачении вышел на передний край мировой политической борьбы ХХ века и успел подмять под себя целую треть человечества, пока не рухнул. А второй близнец остался на периферии этой борьбы и постепенно был почти прикончен первым, как Авель Каином. (Хотя останки того и дру- гого никуда не делись и долго будут существовать как в мировой общественной мысли, так и в мировой политике). Ну, и разумеется, как всякий побежденный, был выставлен победителем в идиотски-карикатурном виде. Нельзя забывать, что в анархизме - равно как в марксизме или монархизме - имелся ряд конструктивных начал, разработанных вовсе не пьяными бандитами, а лучшими, благо-роднейшими умами человечества минувших веков. Жаль только, что марксистские кон-структивные начала получили гораздо большее практическое развитие в странах прокля-того капитализма ( сомневающихся прошу заглянуть в любую энциклопедию, где имеются сколько-нибудь объективные статьи про западную социал-демократию, кейнсианство, Ф. Рузвельта и др.). И, увы, по иронии судьбы, гораздо меньшее - в странах победившего их социализма. Кстати, абсолютно то же самое произошло с анархистскими конструктивны-ми началами.

2 Что является основополагающей идеей анархизма? Признание той несомненной истины, что всякое государство - подчеркнем: всякое! - есть зло, которое, как и всякое зло, желательно сделать наименьшим. Зло не потому, что госу- дарственные структуры используют разнообразные злоумышленники (хотя и такое быва- ет), а потому что как только появляется особая социальная группа людей, обслуживающих государственную машину, они тут же начинают преследовать свои собственные шкурные интересы, что дорого обходится основной массе людей и всему человечеству в целом. Вплоть до широкомасштабного ограбления простых смертных по разным “государствен-ным соображениям” и бесконечных войн с миллионами жертв, войн, развязанных никем иным, как государствами, и только государствами (либо квазигосударственными структу-рами в гражданских войнах). То, что от государства добра не жди - в этом нетрудно убедиться каждому на личном опыте, помыкавшись день или год в чиновничьих приёмных любого уровня, начиная с управдомовского. А вот чем заменить государственные органы - это вопрос вопросов. Идеологи анархизма предложили модель: на уровне общины (села, посёлка, городского микрорайона - сказали бы мы сегодня) все принципиальные вопросы должно решать об-щее собрание граждан, а все практические - уполномоченные собранием комиссары, ко-торые, в отличие от госчиновников, прекращают свои функции, как только выполнят по-ставленную перед ними задачу и ни в коем случае не задерживаются на своем посту долее заранее оговоренного срока (скажем, месяца или года); на межобщинном уровне - вплоть до международного - делегаты от общин и межобщинных объединений, которые также избираются только для выполнения определенной задачи или на достаточно кратковре-менный срок, чтобы не превратиться в касту оторванных от народа чиновников. Вы скажете: да это же утопия! Но один умный человек давно констатировал: нет ничего легче, чем претворить утопию в жизнь - иное дело, каковы будут последствия и кто их бу- дет расхлебывать. Посмотрите, какое гигантское развитие получили идеи общественного самоуправления в демократических странах Запада (и не только Запада), сколько в них от конструктивных начал анархизма, как замысловато переплетается это с государствен- ми началами и какие широкие перспективы открываются перед общественным самоуправ- лением по мере лавинообразной компьютеризации общественного производства,общества в целом.И можно привести немало примеров блестящего фунционирования общественно-го самоуправления в нашей родной стране. Увы, ничуть не скрашивающих общую плачев-ную картину дикого разгула самого отъявленного госбюрократизма.

3 Что мешает полномасштабной реализации идеала самоуправления? Всего лишь четыре монстра. Правда, один страшнее другого. Монстр № 1 - госбюрократ. Как верно заметили Фенелон, Тредиаковский и Радищев, “Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй”. Сегодня это чудище у нас не сто, а многомиллионнозевно. И не только лаяй, но и больно кусайяй. Потому что всемогущаяй. Как оно выглядит, нетрудно увидеть в еще одном фильме - “Волга-Волга”, где вершит судьбами художественной самодеятельности Иван Иваныч Бывалов. Не только никуда не девшийся до сих пор, но и размножившийся как кишечная палочка на помойке. Он ни под каким видом не допустит не только художественной, но и тем более политической самодеятельности. Ибо последняя означает верный конец его художествам. Монстр № 2 - чудовище, обозначаемое латинским термином “профанация” (в вольном переводе на русский - “удушение показухой”). Свирепствует этот зверь примитивно. В качестве своей жертвы он выбирает любую идею - пусть даже самую разумную и воз-вышенную. А затем системой целенаправленных мероприятий в привычном нам “добро-вольно-принудительном порядке” превращает её в такое бессмысленное убиение времени, что всё живое шарахается от неё, как чёрт от ладана. И остаются на этом поприще, по словам еще одного классика, только “голодные псы, умеющие лишь либо лаять, либо лизать”. Этот плачевный конец самых благородных начинаний - в том числе и в области общественного самоуправления - мы видели неоднократно и увидим еще не раз. Ибо если звезды гасят - значит, это тоже кому-то очень выгодно. Монстр № 3 - обыкновенный бандюга, которых сегодня развелось не меньше, чем бюрократов. Мало того, всё чаще неясно, где кончается один и начинается второй. Ибо стано-вящееся привычным словосочетание “криминализация общества и государства” - не просто пустые слова. А бандюга, как и бюрократ, органически не может допустить никакой самодеятельности в зоне своих злодеяний под страхом своей неминуемой кончины. Меж тем силёнок у него, как известно, нынче ничуть не меньше, чем у государства в целом. Наконец, монстр № 4 - самый обычный расейский обыватель. Он же - “совок”, тоже ни-куда не девшийся с советских времён. Иными словами - это мы с вами в подавляющем большинстве своём сегодня, сейчас. Это мы, веками приученные покорно склонять выю перед любым властным самодуром. Спасать свою шкуру, когда бандюга терзает жертву. Любыми путями уходить от любой инициативы и ответственности. Точнее, отдавать ту и другую целиком всё тому же госбюрократу и негосбандюге. В результате через секунду после любого начинания в области самоуправления на сем поприще остаются обычно

4 в лучшем случае два инвалида и три пенсионера. Которые, разумеется, тут же рушатся под навалившейся на них непомерной тяжестью. При полнейшем равнодушии прочих обывателей. И очередной мыльный пузырь лопается, словно и не было его. Так что же, выходит, что вековая мечта о самоуправлении - всего лишь благое пожела-ние и нам век вековать под бюрократом и бандюгой? Ничуть не бывало. Надо только сообразить, что к чему в общественном самоуправлении Что здесь утопического, а что - вполне реалистического. А затем останется лищь начать и кончить. Чтобы не быть голословным, расскажу одну притчу, героями коей является никто иной, как обычные русские люди. И не когда-нибудь, а в конце зимы 1997 года от Рождества Христова. Обычный “спальный район” на окраине Москвы. Обычные 17-этажные “спальни”. Обычные “среднестатистические обыватели”, которые годами в упор не видят друг друга за дверями собственной квартиры, не замечают пакостей в лифте и на лестничной площадке, во дворе и на улице, ибо это не их личное, а ничьё. И поэтому гори оно всё синим пламенем - никто и бровью не поведёт. Знакомая общероссийская картина, не правда ли? Единственное отличие от тысяч других в точности таких же микрорайонов по разным городам Руси великой - смиренное сельское кладбище прямо через дорогу. Гуманно ос-тавленное строителями при снесении бывшей на сих местах деревеньки и искусно скрытое от окружающей суеты живописной рощицей. И разумеется законсервированное. Ибо не огороженное и не охраняемое. Но как же оставлять такое богатство втуне? Ведь могилы - в трех сотнях метров от стан- ции метро. Этакая благодать для неутешных родственников усопшего, готовых выложить за любую могилу с такими удобствами многие тысячи (не рублей, конечно). Прямо-таки золотое дно! И вот под ночным покровом на формально законсервированном кладбище начинают появляться одно за другим вполне фактические свежие захоронения. А одним хмурым мартовским утром изумленные обыватели вдруг видят под своими окнами сто- метровый фрагмент будущей кладбищенской ограды, не уступающей масштабами и кра- сотой решётке Летнего сада в Питере. И, чтобы не было недоразумений, роскошные ворота, а над ними аршинными буквами золотом “ЭНСКОЕ КЛАДБИЩЕ”. С ума сойти! За одну ночь - материалов и работы на много миллиардов рублей. Естественно, в вожделе- нии многих триллионов. Ибо огородить можно не один десяток гектаров прилегающей пустоши. И с каждого квадратного миллиметра качать доллары.

5 Нетрудно сообразить, что подобные чудеса так просто не происходят. Всё-таки не цирк, а Москва. Нетрудно прикинуть, сколько кому плачено-переплачено, с кем повязано-пере-вязано. Против такой мафиозной силищи государство столь же бессильно, сколь и против кучки чеченских боевиков. Так что жаловаться бесполезно. Остаётся ждать, когда под окнами с утра до вечера будут звучать траурные марши и проплывать гробы с главарями мафиозных структур (простым смертным захоронение здесь вряд ли по карману). И тем не менее... Вечером того же дня под окнами близлежащего к кладбищу дома собрался стихийный митинг жильцов. Не было ни комиссий, ни комитетов, ни завов, ни замов с миллионными окладами, ни госдач, ни сдвоенных квартир, ни персональных машин с мигалками - всего того, что неизбежно потребовалось бы, вздумай вмешаться государство. Было лишь несколько сотен обычных людей, возмущенных сверхнаглостью мафии. Были программы-максимум, включавшие намерение перегородить собственными телами шоссе перед клад-бищем, пойти на штурм местных зимних дворцов и заворачивать каждый гроб с музыкой. И были программы-минимум, полностью реализованные на протяжении следующего дня. Неизвестно как и кем во мгновение ока были разметаны ворота и растащено несколько звеньев ограды. Приглашено телевидение,продемонстрировавшее ход скандала на всю столицу. И, в качестве атомной бомбы на случай дальнейших посягательств врага, подго-товлена статья, которая, будь она опубликована, стала бы главной мировой сенсацией 1997 года. И произошло еще одно чудо. Утром следующего дня остатков ограды словно никогда и не бывало. А всё происшедшее казалось кошмарным сном. Правда, говорят, какие-то “крутые ребята” грозились, что со временем “возьмут своё”. И учитывая масштабность возможной поживы, не приходится сомневаться, что скорее всего так оно и будет. Здесь нас интересует только один непреложный факт: кучка людей, одержимая конкретной идеей и решавшая конкретную проблему, на началах общественного самоуправления блестяще справилась с задачей, заведомо непосильной для всех органов государственного управления. Какая мораль следует из сей отнюдь не басни? Во-первых, для становления и развития эффективного общественного самоуправления необходим чётко очерченный круг проблем, решение которых является сутью и смыслом подобного рода политической деятельности.Иначе неизбежна профанация(см.о ней выше)

6 Во-вторых, чтобы самоуправление не рухнуло под ударами смертельно враждебных ему вышеперечисленных монстров, необходимо чёткое правовое регламентирование, особенно по линии разграничения компетенции с государственными органами. В-третьих, необходимо сугубое внимание к успехам отдельных экспериментов на сём поприще политической деятельности, рассматривая их как опытные полигоны для после-дующего распространения всего конструктивного на всю страну. Не забыть бы, конечно, и всего позитивного в опыте других стран. В-четвертых, необходимо всё более органичное взаимодействие структур самоуправления и госуправления. Памятуя, что в информационном обществе ХХ1 века охрана обществен-ного порядка силами одних лишь последних окажется принципиально невозможной (это - тема особой статьи). В-пятых... Впрочем, было бы интересно знать мнение читателей как о “во-первых - в- четвертых”, так и о “в-пятых -в-десятых”. Или, может быть, идея общественного самоупра вления вообще и в современных условиях в особенности заведомо мертворожденна? И нам еще тысячу лет, как тысячу лет перед тем, предстоит существовать по принципу: “ты на-чальство - я дурак”? А может быть общественное самоуправление(якобы анархия) - действительно мать поряд ка? Тогда как государство явно и зримо - всего лишь никчемная мачеха?..

МОГЛА Л И ИСТОРИЯ БЫТЬ ИНОЙ ?

	            И.В.Бестужев-Лада, доктор исторических наук,
		Президент Академии прогнозирования (исследований будущего)

	Ретроальтернативистика в философии истории.

Есть такое направление в современной прогностике (исследованиях будущего) - альтернативистика. Это изучение возможных путей перехода к цивилизации, альтернативной существующей и способной, в отличие от неё, справиться с глобальными проблемами со-врменности, которые изучаются на другом направлении прогнозирования - глобалистикой. Коль скоро есть альтернативистика будущего, почему бы не быть альтернативистике прош-лого, так сказать, ретроальтернативистике? Правда, наука история строжайше запрещает сослагательное наклонение - всякие там “если бы да кабы, да во рту бы росли бы грибы, то был бы тогда бы не рот, а целый бы был огород”. Она действует в полном согласии с общеизвестной песней “Что было - то было”. Но, как не менее хорошо известно, помимо науки, существует равнопорядковая с ней философия. И, стало быть, наряду с наукой историей, должна существовать философия истории. А вот в ней без сослагательного наклонения никак не обойтись. Ибо если ограничиться одним лишь “что было - то было”, то о чем тут размышлять? Прочитал, утер слезы - и иди спать. А в фило-софии, в отличие от науки, искусства, этики, права, политики, религии, без размышлений никак нельзя. Уж такая это особая форма общественного сознания. И философия истории, действительно, существует. Еще с античных времен. Правда, в нашей злосчастной стране она в истекающем столетии была изведена на корню, А её место занял чертополох “исторического материализма” - языческой квазирелигии с обильными человеческими жертвами за малейшее отступление от её догм. Но от этого философия не перестала быть философией. И ниже мы делаем попытку раскрыть одну из малоизвестных страниц философии истории - размышления над судьбами мира и страны по логике прогноза “если - то”, только обращенного в прошлое. Здесь мы сразу же наталкиваемся по меньшей мере на два ограничения, с которыми необходимо считаться:

1. Размышления над судьбами человечества не могут и не должны тонуть в море любых допущений всего и вся - рассматриваются только те возможные варианты развития событий, которые помогают лучше, глубже понять события свершившиеся. И вывести из них те самые пресловутые “уроки истории”, ради которых, собственно, и изучают историю, но которые, увы, как известно, сводятся к тому, что их никто и никогда не усваивал.

2. Раз рассматривается не что попало, а определенная цепь реально возможных событий, то мы, по сути, имеем дело с виртуальными сценариями эвентуального(т.е. возможного при определенных условиях) развития событий - технология, в современной прогностике разра-ботанная довольно основательно и требующая соответствия,как минимум,четырем критериям: Во-первых, критерию реальности, отсекающему все заведомо фантастические версии. Например, можно представить себе войну 1812 года без Бородино и пожара Москвы, но не-допустимо “вооружать” Наполеона пулеметами и самолетами, а на место Кутузова ставить давно усопшего к тому времени Суворова. Во-вторых, критерию логики, устанавливающему причинно-следственные связи любых допущений. Скажем, можно при определенных условиях представить себе движение дека-бристов и даже освобождение крепостных в России как одно из следствий капитуляции России перед Наполеоном в случае его победы, но невозможно изобразить то и другое как причину наполеоновского вторжения в Россию. В-третьих,критерию сопоставимости,позволяющему сопоставлять только сопоставимое. Например, можно проводить параллели между Испанией и Россией в их борьбе против Наполеона, но любые эвентуальные сценарии возможных наполеоновских походов вряд ли дадут что-нибудь путное для прояснения сегодняшнего положения в России и Франции. Наконец, в четвертых, критерию оптимальности, позволяющему делать какой-то конструктивный вывод для “уроков истории”. Иначе к чему ломиться в ворота философии истории? Скажем, философия истории войны 1812 года показывает уйму упущенных возмож-ностей с той и другой стороны, что позволяет объективнее, глубже оценить события того времени вообще, роль в них Наполеона, Кутузова, Барклая, Багратиона и других действующих лиц сей исторической драмы. А если заниматься просто разными допущениями, как это с упоением делают сегодня многочисленные дилетанты, превращающие историю в нечто

2 среднее между скверной фантастикой и плохим детективом, то ничего, кроме презрения к такого рода шарлатанам, у читателя не возникает. Теорию ретроальтернативистики можно развивать далее, но вряд ли она способна надолго приковать внимание читателя без прикладных аспектов, т.е. конкретных примеров, позволяющих понять огромный конструктивный потенциал такого рода разработок. Мы привели выше несколько примеров альтернативных вариантов развития событий 1812 года - просто в порядке иллюстрации. Сводя допущения в определенную систему со-гласно вышеперечисленным критериям,можно понять,какие возможности упустил Наполеон, а какие - советники и полководцы Александра 1. В ином свете предстают советы, которые давали Наполеону не самые глупые из его советников: не рваться вглубь России, а огра-ничиться в первый год восстановлением Речи Посполитой “от моря до моря”, с тем, чтобы затем измотать русскую армию противостоянием с польским ополчением, за спиной которого стояла бы непобедимая французская армия. Если бы к тому же спровоцировать вторую пуга-чевщину прокламацией об освобождении крепостного крестьянства - царизм сделался бы наверняка более податливым в переговорах о капитуляции, а это - единственное, что интере-совало Наполеона во всей авантюре. Точно так же в ином свете предстает воинственность большинства русских генералов во главе с Багратионом, которые настаивали на возможно более скором генеральном сражении с армией противника, втрое превосходившего силами русских (Кутузову удалось свести это соотношение до 1:2) и поэтому наверняка разгромившего бы их впрах, на что очень надеялся Наполеон. Трагичность положения Барклая и затем Кутузова, вынужденного дать сражение не по стратегическим, а по морально-политическим соображениям (боевой дух армии и происки придворных политиканов). Оптимальность стратегии скифов, которые за две тысячи лет перед тем оказались в сходном положении при вторжении в их земли армии персидского царя Дария Истаспа и заставили его с позором бежать безо всякого Бородино. И многое другое. Философские размышления напрашиваются не только по поводу наполеоновских войн. Скажем, вопрос: были ли у Гитлера шансы одержать победу во Второй мировой войне? Рас-смотрение виртуальных сценариев ретроальтернативистики убедительно показывает, что в конечном счете, при любых вариантах, он был обречен, так как слишком мал был военно-экономический потенциал Германии сравнительно с огромным потенциалом антигерманской коалиции. Но если бы он получше провел дипломатическую подготовку войны против СССР, втянув в неё Японию и Турцию, как ему советовали тоже далеко не самые глупые немцы, а главное - не втянулся бы в затяжную осаду Ленинграда, Севастополя, Москвы, прорвался бы к Сталинграду еще осенью 41-го, отрезав советскую армию от кавказской нефти - возможно, он затянул бы Вторую мировую еще на годы и годы и, возможно, выторговал бы в конечном счете что-нибудь более выгодное для себя, нежели безоговорочная капитуляция. Точно так же, при любых допущениях, Сталин не имел ни малейшего шанса ворваться в Берлин на третьей неделе войны, как почти все в Москве были уверены весной 41-го, но вполне мог устроить немцам “Курскую битву” двумя годами раньше состоявшейся - и далее, как говорится, со всеми остановками при вдесятеро меньших потерях. Если бы послушал профессионалов, которых не успел истребить, и оставил армию в укрепрайонах по старой границе, обезопасив военные аэродромы и танкодромы от внезапного удара противника. В одной из своих работ по ретроальтернативистике мы рассмтрели семь “порогов” в истории России - бифуркационных точек, на каждой из которых история страны, при опреде-ленных обстоятельствах, вполне могла бы пойти совершенно другим путем. Один из таких “порогов” - Х1 век, когда шайка разбойников, дорвавшаяся до власти на берегах Днепра, вполне могла сохранить правящую династию созданной ими огромной восточно-европейской империи, если бы использовала давно известный к тому времени принцип майората - наследование только старшим сыном. В этом случае ни о каком татаро-монгольском нашествии не могло быть и речи. Напротив, какой-нибудь Ермак с гораздо более многочисленным воинством завоевал бы Сибирь на триста, если не на пятьсот лет раньше. И, возможно, не только Сибирь. Но ведь такие умники быстро нашлись бы не только в Киеве. И восточно-европейской империи пришлось бы столкнуться с точно такими же империями в Западной Европе и в Средней Азии. Которые тут же передрались бы между собой из-за наследства дряхлеющих Византии, Арабского Халифата, Индии и Китая. Иначе говоря, Первая мировая война разразилась бы тысячелетием раньше. Но поскольку у каролингов на Рейне и у чингизидов на Амуре была точно такая же разбойничья психология, что и у рюриковичей на Днепре; поскольку все они смотрели на свои земли не как на государства, которые надо беречь, а как на добычу, которую надо делить - постольку “что было - то было”. Кстати, только

3 поэтому Русь выбралась из-под татаро-монгольского ига, иначе быть бы ей Тибетом под чингизидами до сего дня. Разве это не самые настоящие уроки истории? Другой “порог” - конец ХУП века, когда достаточно было погибнуть мальчику-подростку с явной патологией психики, чтобы Московская Русь пошла своим традиционным путем и была избавлена от петровских реформ с их кошмарной для народа ценой. Но тогда в следующем столетии она наверняка стала бы в лучшем для неё случае второй Речью Посполитой, а в худшем - второй Персией или Турцией. Полностью разделив их судьбу в смысле того, что разнообразные “немцы” пришли бы на берега Волги вовсе не как колонисты по приглашению Екатерины П, а скорее как испанцы в Южную Америку или как англичане - в Северную. Так что тут тоже есть пища для размышлений. Третий “порог” - декабрь 1825 года. Декабристы, не будь они типичными русскими интеллигентами (“протоинтеллигентами”) вполне могли бы взять власть, но в конечном счете все равно были обречены на поражение. Потому что на каждого Рылеева-Чацкого приходилась тысяча Фамусовых-Скалозубов, а другой организованной политической силы в России не было. И всех немецких “петров-третьих”, вокруг которых они они тут же сплотились бы, просто физи-чески невозможно было истребить. Короче говоря, пролились бы моря крови, но зато 1861 год (в смысле крушения крепостного права) наступил бы, образно говоря, уже 1 января 1826 года. Стоит или не стоит такая цена такого ускорения социального прогресса? Это и есть одна из проблем подлинной философии истории. Четвертый “порог” - только что помянутый 1861 год. Напомним, что против отмены крепостного права по очень веским соображениям выступало подавляющее большинство советников Александра П. Достаточно было молодому монарху поддаться давлению с этой стороны - и Россия “въехала” бы в ХХ век с крепостным правом. И, следовательно, в 1905 году - с новой крестьянской войной, посильнее разинщины, пугачевщины и антоновщины, вместе взятых. Так что, может быть, стоит восстановить памятники царю-освободителю всюду, где они были варварски разрушены,а не только в Санкт-Петербурге? Пятый “порог” - 1917 год, когда Февраль мог не обязательно закончиться Октябрем, если бы в России, как требовали Плеханов, Вера Засулич, Вера Фигнер, Николай Морозов и многие другие видные деятели революционного движения, горстка большевиков, подобно их товарищам по разуму в Баварии, Венгрии, Финляндии, была бы безжалостно истреблена до того, как они дорвались до власти. В этом случае Россия к началу Второй мировой войны, опять-таки прибегая к образным выражениям, обернулась бы 300-миллионой Чехословакией. Может быть, даже полумиллиардной, поскольку, если бы в 1919 году села за стол мирных переговоров наряду с победителями в Первой мировой войне, наверняка включила бы в себя значительную часть Центральной Европы и Ближнего Востока. На такую “Чехословакию” Гитлер вряд ли решился бы напасть, даже если бы был вдвое-втрое сильнее, чем в 1939 г. Иначе говоря, если бы в 1917 году Февраль не вылился в Октябрь, то за Первой мировой войной вовсе не обязательно последовала бы Вторая. Шестой “порог” - 1921 год, когда, как настаивал Ленин, достаточно было заменить Сталина любым другим наркомом с менее ярко выраженной патопсихологией - и вряд ли состоялась бы гибельная авантюра “коллективизации сельского хозяйства” с неизбежным провалом и столь же неизбежным массовым террором, как единственным средством удержаться у власти. А затем с той реализованной по второму разу после провала в 1918-21 гг. утопией “казарменного социализма”, из которой мы никак не выберемся до сих пор. При всех попытках “перестроек” Хрущева, Косыгина, Брежнева, Андропова, Горбачева, Ельцина в 1956-64, 1966-71, 1979, 1982, 1985-91 и 1991-2000 гг. В этом случае мы сегодня были бы намного ближе к Китаю, нежели к Румынии или Албании. Наконец, седьмой “порог” - 1991 год, когда все та же менее ярко выраженная пато-психология человека, более адекватно реагирующего на окружающую действительность - допустим, хотя бы Примаков вместо Ельцина, если прибегать ко все той же образности изложения - могла бы сделать СССР к 2000 году если не Чехией, то хотя бы сегодняшней Словакией, но уж никак не помесью Колумбии с пиратскими городами Вест-Индии триста лет назад. Правда, в отличие от Словакии, учитывая советскую специфику, для этого пришлось бы начать Третью отечественную войну - на сей раз против самих себя. Точнее, против разгула преступности, и в первую очередь - против кучки негодяев, обескровливающих российскую (и не только российскую) экономику открытым грабежом, с вывозом сотен миллиардов награб-ленных долларов на тайные счета в зарубежных банках. При активном участии правящей клики, ничем не отличающейся от разбойников-варягов тысячу лет назад.

4 Понять это, значит наполовину написать политическую программу будущих партий социал-демократов и либерал-демократов (не путать с Жириновским и другими орудиями удержания Ельцина у власти сегодня!), которым, при реальной, а не сегодняшней фиктивной, партийной системе и при реальном, а не фиктивном, разделении властей суждено вывозить Россию из тоталитарно-авторитарной ямы. Как и во всех цивилизованных странах с той же судьбой. Разве этого мало, чтобы признать важность философии истории в решении судеб родной страны и всего человечества в целом? Включая ретроальтернативистику.

И.В.Бестужев-Лада БЫЛА ЛИ У РОССИИ ИСТОРИЯ ?

Скандал вокруг сочинений академика РАН А.Т.Фоменко разрастается.

Врез: 21 декабря 1999 г. на историческом факультете МГУ им М.В.Ломоносова состоялась научная конференция, в которой приняли участие десятки профессоров сотни преподавателей, аспирантов, студентов. Полтора десятка докладчиков - историков высшей квалификации с гневом обличали скандальность, невежество, шарлатанство в сочиненниях по мировой и отечественной истории одного из своих коллег. Но не историка, а математика, профессора и зав.кафедрой МГУ, академика-секретаря одного из отделений РАН А.Т.Фоменко. 22 февраля меж-факультетский Центр общественных наук МГУ провел семинар на тему “История как объект и субъект мифотворчества”. В нем участвовало несколько десятков профессоров не только истфака университета.И, несмотря на довольно абстракт ную тему дискуссии, разговор вновь свелся по существу к скандальности истори-ческих сочинений математика Фоменко.

Мы обратились к профессору МГУ, академику РАО И.В. Бестужеву-Ладе, который являлся участником обоих собраний, с просьбой разъяснить, почему разгораются такие страсти вокруг чисто любительских сочинений обычного дилетанта.

Корр. Игорь Васильевич, разве академикам возбраняется любое хобби, разве любой гражданин страны не имеет права писать и печатать все, что не запрещено законом?

И.Б.-Л. А.Т.Фоменко - не просто графоман, а профессор университета, зав.кафедрой, одно из высших должностных лиц Академии наук. Иными словами, представляет главнейший университет страны, Академию наук и даже, в какой-то мере, всю рос-сийскую науку и высшую школу в целом. Его высокое положение автоматически вызывает доверие издателей и читателей.При этом под покровом его профессорской и академической мантии в сферу истории вторглась целая орда самых настоящих шарлатанов - людей, далеких от науки, воинствующе невежественных. Они “пекут”

столь же скандальные книжки по нескольку штук в год, огребая баснословные барыши за сущий бред. Понятно, против такого беспредела растет протест ученых и педагогов. Вот почему на обоих собраниях прозвучали слова о том, что Фоменко позорит МГУ, РАН, российскую науку перед лицом всего мира.

Корр. А в других странах, что же, ничего подобного нет?

И.Б.-Л. Возможно, иногда и случается, хотя мне ни о чем подобном неизвестно. Но в любой цивилизованной стране такое тут же вызовет убийственную реакцию ученого мира. Ни один университет не рискнет поддержать графомана. Ни одно серьезное издательство, ни один научный журнал в страхе потерять репутацию не рискнет печатать явный бред. У нас же, как известно, репутация - звук пустой. У академий, университетов, любых других учреждений её вообще не существует. А у человека она полностью отождествляется с чином-должностью. Меж тем, барыши идут бешеные. Тираж скандальных сочинений измеряется сотнями тысяч экземпляров. Тут не то, что репутацию - мать родную убить не задумаются. Поэтому весь мир с презрительным изумлением следит за очередным московским скандалом.

Корр. В чем же скандальность этих сочинений? Не могли бы вы хотя бы вкратце сказать, в чем суть исторической концепции математика Фоменко?

И.Б.-Л. Никакой концепции нет, да и быть не может. Ведь Фоменко не историк, а типичный любитель-графоман. Это все равно, как если бы какой-то историк выступил с математической концепцией, утверждающей, что 2х2=бублик. Если кратко, то Фоменко утверждает, что вся история Древнего мира и средневековья, а заодно и вся история допетровской Руси выдумана историками. С его точки зрения, вся история Евразии вплоть до ХУП века - это бесконечная война диких или полудиких племен меж собой. А уж потом наемные историки монархов по их заказу якобы сочинили историю, подделали летописи и прочие документы. В частности, “сочинили” историю Древних Китая и Индии, античного мира и т.д., вплоть до татаро-монгольского нашествия, которое, по Фоменко, было просто грызней нескольких диких орд на просторах Евразии. И только под пером московских дьяков, по приказу воцарившихся Романовых “появились” Киевская Русь, татаро-монгольское иго, Куликовская битва и прочие “выдумки”.

Корр. Но ведь для такой сенсации необходимо хоть какое-то основание!

И.Б.-Л. Для сенсаций не требуется никаких оснований. Достаточно, скажем, солгать, будто московские дьяки в ХУП веке якобы просто переписали историю Руси двух предшествовавших столетий дважды: один раз для ХУ-ХУ1 вв., другой - с другими именами - для 1Х-Х1У вв. А потом солгать, будто остальные историки якобы просто бездумно повторяли сочиненное дьяками. И все - сенсация готова.

Корр. Но должна же быть хоть какая-то “отправная точка” для таких откровений?

И.Б.-Л. Такая “точка” есть.Точнее,“пунктик”.Который еще точнее называют навязчивой идеей, в просторечии - “бзиком”. В данном случае - одинаково или похоже звучащие слова. Например, Батый и Батька. Чей батька? Ясно: казацкий! Значит, не было никаких татаро-монголов, а были сплошь казаки разных племен от Парижа до Тайваня которые постоянно дрались меж собой. Или: что такое “Русь”? Это же немецкое “Росс”, т.е. конь. А кто на конях? Все те же казаки! Или: откуда взялась Кострома? Да это же искаженный казаками Хорезм! И Самара - просто подсокращенный ими Самарканд. А вообще-то Новгород - это Ярославль. И этот маниакальный бред - на сотнях страниц.

Правда, иногда в дело идет не игра слов, а ошибка в тексте. Так, какой-то писец вывел в слове “Кучково поле” (было такое в Москве) такую завитушку, что другой переписал её как “Куличково”. Ба, да это же московские Кулишки, которые, как мы знаем, “у черта на куличках”. Значит, Куликовская битва состоялась аккурат на площади Ногина. Поистине: и смех, и грех.

Корр. Может, у автора нелады с психикой?

И.Б.-Л. Вопрос неправомерен. Это с правами человека у нас постоянно проблемы, а с правами психов как раз все в порядке. У нас назвать психопата психом - это похуже, чем сегодня в Америке назвать негра - негром, а женщину - женщиной. Во всех трех случаях сразу получаешь повестку в суд. Пока нет заключения психиатра или не кинулся на людей - никто не вправе кликнуть санитаров, что бы кто бы ни говорил и ни писал. Правда, в результате дискуссий в МГУ принято решение провести экспертизу текстов Фоменко психологом,психиатром,а также юристом: ведь затронуты профессиональные честь и достоинство десятков тысяч историков и преподавателей, которые в одночасье вдруг оказались как бы в роли пожизненных глупцов и лжецов. Это не значит, конечно, что на каждого графомана надо надевать смирительную рубашку. Просто читатель вправе знать, кто и чем его потчует.

Корр. А если это не психопатия - просто своекорыстное шарлатанство?

И.Б.-Л. Нет, Фоменко не шарлатан. У него есть хоть какой-то “пунктик”, пусть бредовый А вот у целой своры его последователей, орудующих под мантией академика, нет ничего, кроме воинствующего невежества, невероятной наглости и самого низкого корыстолюбия. Как бы вы, отнеслись, например, к обвинению человека во всех смертных грехах безо всякого на то основания?

Корр. Естественно, возмутился бы ...

И.Б.-Л. А как вы отнесетесь к такому, например, абзацу - одному из тысяч точно таких же во всех без исключения опусах “фоменкианцев”:

“Скажите, какого святого ради Наполеон, завоевывая в 1812 году Россию, сжег Москву? И пока она горела, почему бы ему было не насыпаться на Петербург? Максимум неделя конного пути. Дорога свободна, ведь Кутузов, по уму своему, перекрыл всеми войсками дорогу на юг. Нет, подождал маленько и уехал в Париж. Не нужна была ему Россия, судя по всему. А ведь гений!” И в заключение - велико- лепный по наглости аккорд: “Будем ли мы когда-нибудь реально анализировать историю?”

После такого пассажа не то что у обычного читателя - у военного историка (а это - моя первая профессия) голова идет кругом. Да полно, была ли Первая - а может и Вторая - Отечественная? Не сочинили ли обе войны всякие борзописцы, подобно тому, как прежнюю историю сочинили, если верить Фоменко, московские дьяки? И не сразу вспоминаешь, что не мог Наполеон сжигать Москву - это было бы само-убийством для него. Что пожар Москвы детально разобран в сотнях исторических трудов, о которых невежда-автор не имеет никакого понятия. Что бессмысленно было двигать в Питер конницу, даже если бы “дорога была свободна”. Это ведь не времена Батыя, и одной конницей с Питером можно было поделать так же мало, как с одной артиллерией или с одним флотом. К тому же про Кутузова - все ложь, от начала до конца: дорогу на Питер перекрывал корпус Витгенштейна, с которым пришлось бы начинать второе Бородино. И не “маленько” ждал Наполеон, а целый месяц. И уехал, только когда практически потерял армию и получил донесение из Парижа о заговоре там против него. Какое чудовищное нагромождение лжи и невежества ради десятка-другого тысяч наличными! Год за годом, книжка за книжкой ...

Корр. Вы видите здесь только психопатию и корыстолюбие?

И.Б.-Л. Нет, все одновременно и проще, и сложнее. Когда заболевает человек - приходят в расстройство все его органы чувств. Голова раскалывается и кружится, тело ломит, глаза слезятся, из носу течет, во рту - помойка, в ушах - звон, руки трясутся, ноги не держат. Когда заболевает общество (а назвать наше общество здоровым способен сегодня только душевнобольной) - все то же самое происходит с формами общественного сознания. Вместо мировоззрения - дикая помесь останков коммунизма с ростками фашизма и изуверства. Вместо искусства - торжество порно-графии. Вместо морали - тотальная деморализация. Вместо права - тотальный бес-предел. Вместо политики - то, что видим воочию. И, естественно, вместо науки - академик Фоменко. Не будь его - явился бы кто-то другой. Помните? “Сон разума рождает чудовищ ...”

Кстати, академик Фоменко - не первый и не последний у нас в этой роли. Был его прямой предшественник - академик Морозов, просидевший за покушение на царе-убийство 23 года в одиночке и выдумавший там, будто расположение звезд под-сказывает ему: Христос явился нам тысячелетием позже, чем думают. Весь мир только плечами пожал и пальцем у виска покрутил, когда он издал на эту тему свой многотомник “Христос”. Был академик Марр, сочинивший “новое учение о языке” и громивший своих коллег-лингвистов, которые, понятно, восстали против такой ахинеи, дубиною “марксизма-ленинизма”. Был академик Лысенко со своим “сверхскоростным выведением новых сортов растений”, который нанес сельскому хозяйству страны больше ущерба, чем все стаи саранчи ХХ века, и который упек в тюрьму больше своих коллег, чем любой другой стукач тех лет. Так что фоменковщина - всего лишь прямое продолжение морозовщины, марровщины, лысенковщины ...

Корр. Ну, сегодня у Фоменко вряд ли получится лысенковщина.

И.Б.-Л. Как сказать. Конечно, у Фоменко, по сравнению с Лысенко, руки коротки. Но как может - тоже старается. Во всяком случае, первой его реакцией на возмущение коллег был донос на них их академическому начальству. Неудивительно поэтому, что из математиков против Фоменко решился выступить только академик Новиков - его предшественник на посту академика-секретаря - которому бояться некого и который обошелся со своим преемником, как Тарас Бульба со своим непутевым сыном Андрием: он его породил и он же его печатно убил за опозоренную математику и историю. Остальные, понятно, побаиваются: хоть и не генсек, но все-таки “сек”.

Корр. Но ведь есть же Президиум РАН, есть ректорат МГУ. Они-то куда смотрят?

И.Б.-Л. Никакой президиум не в силах слова сказать никакому академику, что бы тот ни вытворял. И никакой ректорат никакому завкафедрой - не указ. Так уж устроена акаде-мическая и университетская жизнь. В предположении, что академик и профессор просто по званию своему не могут набедокурить. И исключения лишь подтверждают

это незыблемое правило. Самое смешное, что в Академии существует специальная комиссия “по борьбе с лженаукой” . Но она борется, в основном, с таким далеко не грозным врагом, как астрологи, вся вина которых сводится к тому, что некоторые из них выдают астрологию за науку, коей она изначально не является, поскольку при-надлежит к совсем иной области общественного сознания, А когда членов комиссии упрекают, что они не замечают фоменковской лженауки, те отписываются: как же, в “Вестнике РАН” (1999, 10 и 12) опубликованы статьи с критикой Фоменко ...

Но чтобы Президиум РАН выступил с критикой одного из своих членов, чего бы тот ни сотворил, чтобы Ректорат университета сделал то же самое в адрес любого завкафедрой за любой его поступок - это, извините, из ненаучной фантастики.

Корр. Может быть, за спиной Фоменко стоят какие-то силы, открывающие ему широкие возможности публикации и не дающие его пальцем тронуть?

И.Б.-Л. Ну что вы, какие там “силы”! Это ведь не Доренко. Вы слышали когда- нибудь о таком понятии как “агент влияния”? Это ведь не обязательно шпион-диверсант. И не обязательно дурак или подлец. Он может совершенно искренне верить в то, что говорит и делает. А на поверку оказывается, что объективно льет воду на мельницу совершенно определенных сил, заинтересованных в определенном результате. Именно такими “агентами влияния” явились, скажем, такие разные люди, как Горбачев и Гайдар. Известно, чьими. Известно, кто использовал их в качестве орудия своих корыстных интересов.

Как вы думаете, кому выгодна дальнейшая деморализация народов России? Кому нужно лишить эти народы последнего - их истории? Кому выгодно представить всю историю России как историю сплошных набегов друг на друга различных батьков-батыев? Всех русских историков - как фальсификаторов истории? Всех русских преподавателей истории - как дураков и подлецов? Когда человеку говорят, что его отец - подонок, а мать - шлюха, он, если поверит, может покончить с собой. А если не поверит?..

Даже если такую чудовищную ложь произносит академик РАН.

И.В.Бестужев-Лада АНТИИСТОРИЯ, или КАК СДЕЛАТЬ ИСТОРИЮ ПРОДАЖНОЙ ДЕВКОЙ (сериалами по 10000 экземпляров, 21 рубль штука)

"ТЬМА ГОРЬКИХ ИСТИН ...РУСЬ" (Начальный врез - см. в конце статьи)

Так называется последняя, четвертая по счету, книжка двух авторов - Сергея Валянского и Дмитрия Калюжного - из серии "Хронотрон: версии мировой истории", выпущенной московским издательством "Крафт+Леан" всего за один, 1998-й год. Заглавия трех предшествующих книжек: "Новая хронология земных цвилизаций", переозаглавленная в этом издании для более широкого круга читателей в "О графе Гомере, крестоносце Батые и знаке зверя", "Путь на Восток или без вести пропавшие во времени" и "Явление Руси".

Все четыре книжки изданы в красочных, привлекательных обложках, не Бог весть как, но все же иллюстрированы, снабжены завлекательными аннотациями, и, как справедливо указано там, отличаются занимательным и доступным языком. Масштаб издания вполне сопоставим с не особенно массовым школьным учебником. И доходность, видимо, соответ-ствующая. Издание подкреплено умело поставленной телерекламой и нужными откликами в печати. Словом, перед нами - прекрасно реализованный бизнес-план. Теперь, что ни напиши о нем - все равно получится даровая дополнительная реклама. Молодцы, ребята! Вот если бы мы примерно так же научились сеять разумное, доброе, вечное нашими злосчастными школь-ными учебниками ... Только разумное ли сеется в данном случае? Не говоря уже о добром и вечном.

В тех же аннотациях мы читаем: "Показано, что не было на Востоке никаких культурных центров. Не было древних цивилизаций Месопотамии, Индии, Китая. Вся культура принесена сюда из других мест". Короче, история Древнего Мира упраздняется и полностью сливается с историей Средних Веков. Авторы утверждают, что "многое, описанное в Библии, Евангелиях, мифах и историях Древнего Мира, было, но было не там и не тогда, куда и когда относит эти сюжеты традиционная история", а примерно в Ш-ХШ веках нашей эры. Да и в этих веках многое было не так, как мы знаем из школьных учебников. Например, не было якобы никакого "татаро-монгольского ига", хан Батый на поверку оказывается чем-то вродеТараса Бульбы, а Куликов- ская битва происходила в Москве, на общеизвестных Кулишках, и вовсе не с теми татарами. И так далее на всем протяжении мировой и российской истории вплоть до Новых Времен. Что же получается? В тысячах университетов мира дураки и подлецы в профессорских мантиях несколько веков подряд делают вид, что мучаются над древними документами, про-должая мусолить разные вздорные сказки. А еще более подлые и глупые преподаватели истории в сотнях тысяч школ, как попугаи, бездумно твердят эти выдумки невинным детям. И вдруг появляются безвестные, но умные и благородные Валянский с Калюжным, которые протирают глаза невеждам и всего за 21 рубль доходчиво рассказывают, как оно было на самом деле. Кто эти герои? Сколько десятилетий провели они за изучением исторических источников, прежде чем совершили переворот в отечественной и мировой истории?

Если бы это была модная ныне эзотерика - нет вопросов. Там разговор короткий: эзотерия есть сокровенное знание для посвященных, дающееся путем откровения, так что непосвященным остается лишь развешивать уши и принимать на веру все, излагаемое посвященными. Но ведь в данном случае сами авторы в аннотации прокламируют совсем иное: "Авторы доказательно опровергают многие казавшиеся незыблемыми, освященные академической традицией исторические представления", да еще, в отличие от эзотериков, "взламывая сцементированный веками лед догматических установок, не претендуют на истину в последней инстанции". Ну, о "доказательности" поговорим особо. Сейчас заметим одно: при любой степени доказательности, налицо - историографическая ересь. Как и во всякой ереси (не только религиозной) покушаться на высокий авторитет Науки ли Церкви ли, все едино, дано не каждому. Заурядного юродивого - в звании ли кандидата, пусть даже доктора наук или нищего на паперти - никто ни читать, ни слушать не будет, что бы он там ни писал или говорил.Чтобы ересь стала ересью - нужен ересиарх: Лютер, Маркс, на худой конец, Т.Д.Лысенко.

Мне, конечно, не известны десятки тысяч моих коллег - туземных историков, не говоря уже об историках иноземных. Но я почти полвека - профессиональный историк и могу с уве-ренностью утверждать,что обе вышеназванные авторские фамилии - суть звезды исторической науки не то что не первой, но даже не десятой величины. Следовательно, надо искать авторитеты, на которые авторы могли бы опираться. И такие имена - ровно три штуки - в их книжках, как надо, упоминаются.

2 ДВА ЖУТКИХ ХОББИ СЭРА ИСААКА НЬЮТОНА.

В порядке старшинства своим ересиархом за номером первым оные еретики именуют никого иного как самого сэра Исаака Ньютона. Того самого "быстрого разумом Невтона", кото-рого, по опрометчивому утверждению Ломоносова, "может российская земля рождать". Тут Михаил Васильевич как в воду смотрел. Но, наверное, даже в подпитии не мог представить себе, какой скорости может достичь невтоновский разум на российской почве.

Сэр Исаак (Айзек, по-нынешнему) был и остается бесспорной научной звездой первой величины. Может быть, даже самой первой. Его научная слава вполне сопоставима с таковой же у Аристотеля или Эйнштейна и разве лишь немногим уступает славе доктора наук Жири-новского - самого известного ученого 90-х годов ХХ века (поскольку все остальные просто перестали представлять хоть какой-то интерес для окружающего мира). Короче, Ньютон - неоспоримый научный гений, каждое слово которого, подчеркиваем: каждое! , вызывало и вызывает не меньше комментариев, чем выступление Филиппа Киркорова. За двумя прискорбными исключениями, напрямую связанными с побочными увлечениями помянутого сэра. А те, в свою очередь, были связаны с по меньшей мере тремя очень неприятными чертами характера, свойственными, впрочем, каждому обыкновенному гению.

Во-первых, общеизвестно, что на каждого даже самого плевого мини-ньютона приходит-ся 99 псевдоневтонов, которые разными способами пролезли в научные звания от доцента до академика включительно, но в науке решительно неспособны ни пороха выдумать, ни звезду с неба схватить. Все их помыслы каждодневно с утра до вечера - что дадут на обед и с кем рас-писать пульку. То-есть, они помышляют именно о том, что отличает нормального представи-теля рода гомо сапиенс от ненормального. Можно себе представить, как раздражает их белая ворона, способная думать о чем-то еще, кроме обеда и пульки. Мало того, выдумывать что-то новое, обеспечивая качественное приращение информации (для чего, собственно, и существует наука). Какой чудовищный комплекс неполноценности должен их одолевать и как они должны отравлять жизнь возмути-телю научого спокойствия, чтобы тот не особенно отравлял жизнь им самим.

А ведь сэр Айзек был не "мини" и даже не "миди", а самым отъявленным "макси", каких - один на миллион соискателей ученых степеней. Тут даже самому добродушному академику впору ожесточиться. А уж у далеко не добродушного Ньютона и вовсе, как в революционной песне, "вся-то его жизнь есть борьба-борьба-а-а!" Такое без серьезных последствий для психики не обходится никогда..

Во-вторых, существует закон природы, согласно которому характер каждого гения должен находиться в обратной пропорции к степени его гениальности. То-есть, чем приятнее человек - тем меньше в нем от гения. И наоборот, если от него стоном стонут жена и дети, а также младшие и старшие сотрудники - тем явственнее наличие гениальности (правда, за-частую стон - стоном, а не то что гениальности - капли разума нет в помине). Сэр Айзек в дан-ном аспекте являлся полной противоположностью гоголевским дамам - не только приятной во всех отношениях, но даже просто приятной. Словом, его психика и без давления со стороны не отличалась уравновешенностью и способна была на курбеты невообразимые. Правда, нам достоверно известно, что ни жены, ни детей у данного гения никогда не было (к счастью для каждого из них). Да он в своих ученых занятиях, наверное, даже не подозревал, что на свете, в дополнение к прочим напастям, существуют еще и женщины. А об отношении к нему его коллег можно только догадываться. Зато первого ересиарха, в отличие от всех последующих, полностью оправдывает справка, изложенная дотошными Брокгаузом и Эфроном следующим образом: В университетской келье Ньютона в начале 1690-х годов случился пожар, истребивший большую часть его рукописей. "Огорчению, произведенному этим несчастьем, приписывают обыкновенно постигшую его в 1693 г. психическую болезнь, которая выразилась во временном ослаблении памяти и умственных способностей". Правда и то, что это никак не помешало ему дважды избираться в английскую госдуму, занимать высокую правительственную должность Директора монетного двора, в руках которого была перечеканка тогдашней английской монеты - это покруче Лого-ваза и Газпрома, вместе взятых, а также стать практически пожизненным президентом не какой-нибудь АН СССР, она же РАН, а самого что ни на есть Лондонского Королевского обще-ства - наиболее авторитетной научной корпорации до сего дня. Впрочем, разве вы видали хоть одного депутата госдумы, президента или академика, которому подобные пустяки мешают выполнять свою историческую миссию на этой планете?

3 Наконец, в третьих,у каждого гения обязательно должно быть хобби. Иногда не одно. Без хобби гений - такое же недоразумение, как хромая балерина или честный политик. На-пример, у Эйнштейна это были игра на скрипке и высовывание языка при позировании фото-графу. У Жириновского - обливание соком и таскание за волосы депутатов госдумы.

Гений Ньютона наградил его тоже двумя побочными занятиями. Одно из них - комментарии к пророчествам в Святом писании, особенно в Апокалипсисе Зачем его понесло в богословие, находящееся на противоположном конце от математики, физики и астрономии, коими он профессионально занимался всю жизнь - Бог (или Диавол) знает. Говорят, был фанатично религиозен. Но не фанатичнее же дьякона А.Кураева - тузем-ного Савонаролы наших дней! Даже сей диакон, при всем своем жизнеожесточении, не рискнул бы лезть в ужасы Апокалипсиса, твердо зная, что будет больно высечен профессиональными богословами. Сам Ньютон оправдывался в письмах к коллегам, что это были всего лишь некие "мистические мечтания". Нетрудно представить себе, как восприняли эти "мечтания" богословы и английские кураевы тех дней. Поэтому над этой стороной жизни Ньютона - темный занавес.

Второе, в точности такое же увлечение,- хронология. Правда, здесь, в отличие от первого, существовал хоть какой-то резон: наши первобытные предки, с пещерных времен и почти до конца ХУП-го века, по крайнему неразумию своему, были почему-то убеждены, что всякое хронологизирование является органической составной частью физико-математических наук. Они еще не знали, что допустить физика и тем более математика к хронологии, вообще к общественным наукам - все равно, что пустить козла в огород или слона - в посудную лавку.Расхлебывать это легкомыслие наших пращуров приходится их потомкам, которые в полной растерянности перед лицом нашествия гуннских физико-математических орд на каталаунские поля обществоведения. Неизвестно, сколько трактатов по хронологии сочинил Ньютон. Опубликовал только два. И, наверное, раскаивается на том свете до сих пор. Ибо, как кратко и человеколюбиво повествуют все те же Брокгауз и Ефрон, " сочинения эти не были удачными и потому скоро подверглись разрушительной критике специалистов". Зная нравы английских памфлетистов тех времен, можно только догадываться, насколько жестокой была порка президента Королевского общества.

Мы здесь не вдаемся в суть перечисленных занятий. Отметим лишь одно. Научное творчество Ньютона по сей день вызывает огромный интерес, вплоть до мельчайших деталей. А его роль хронологического ересиарха - несмотря на, казалось бы, такую же и даже еще боль-шую сенсационность, ровным счетом никакого. Даже продолжатели ереси, туманно ссылаясь на первоавторитет, словно в рот воды набирают, когда дело доходит до сути ньютоновских хроноизмышлений. Словно бы стыдно за отца-основатели, хотя идут по его пути ступня в ступню и предаются тем же "мечтаниям" ноздря в ноздрю.

Любопытно, что в сходных ситуациях они сразу же начинают вопрошать: с чего бы это такое загадочное умолчание?

"ЦАРЕУБИЙЦАМ - ПОВИДЛО ВНЕ ОЧЕРЕДИ!"

Наверное, невтоновское покусительство на историческую хронологию так и осталось бы неповторимым курьезом в истории науки, если бы не поразительная гуманность царского правительства России. Дело в том, что если сменившее его правительство, превратившее в "лагерную пыль" десятки миллионов человек, лишь рассуждало о желательности переименования тюрем в санатории (да и то в стремлении втереть очки Совету Европы), то наивный царизм создавал для своих будущих гробокопателей самый настоящий тюремно-санаторно-курортный режим. Один несостоявшийся классик, сидя в тюрьме, накатал столько произведений, что их потом с лихвой хватило на превращение в тюрьму всей страны. Другому была предоставлена реаль-ная возможность сделать эпохальное научное открытие, изложенное затем в многотомном

фундаментальном труде. Правда, как у чеховской г-жи Мерчуткиной, этот кофий неблагодарное человечество хлебнуло безо всякого для себя удовольствия. Вообще без слова признания в ответ! Речь идет о знаменитом народовольце Николае Александровиче Морозове, который,как и все сегодняшние наиболее опасные террористы, был приговорен к пожизненному заключе-нию в одиночной камере самых мрачных тюрем России. Камера-одиночка даже всего на не-сколько лет, как известно, - верная дорога в психушку. А Морозов отсидел ни много, ни мало 23 года (1882-1905)! И тем не менее, не только не тронулся рассудком, а сумел освоить

4 такой объем научной литературы, что по выходе из тюрьмы мог на равных беседовать с любым физиком, химиком, астрономом, математиком, историком мира. "Тюремных университетов" хватило ему с лихвой, чтобы потом сорок лет подряд быть одним из ведущих ученых страны. Он до самой смерти был директором крупнейшего НИИ, автором уймы научных трудов, удо-стоен самых высоких почестей - от высших орденов до собственноименных астероида, кра-тера на обратной стороне Луны и города на Земле. Но, увы, не за главное свое открытие в науке.

Последнее состояло в том, что за 23 года сидения в одиночке Морозов сделал больше, чем мифический граф Монте-Кристо: он проследил динамику изменений звездного неба на протяжении последних нескольких тысяч лет (включая кометы, полные затмения и другие небесные явления, которые не могли не остаться в памяти людей), а затем сравнил распо-ложение созвездий и чудеса на небе со свидетельствами современников. И пришел к откры-тию поскандальнее дарвиновского происхождения человека от обезьяны: многие важные события мировой истории не могли происходить при том звездном небе, какое было, по рас-четам, в год, указанный в документальных источниках. Зато прекрасно вписывались в ситуа-цию тысячью-полутора годами позже. Отсюда следовал сенсационный вывод: никакой истории Древнего Мира не было. Её "присочинили" позже. А помянутые в ней события происходили в Средние Века. Образно говоря, Антоний и Клеопатра, действительно, занимались сексом. Но не две тысячи лет назад,а тысячелетием позже, уже при Владимире Мономахе, про которого, впрочем, тоже якобы много чего насочиняли.

Судьба оказалась благосклонной к отпетому террористу дважды. Не только дала ему время и место для совершения самого настоящего переворота в науке, но и создала затем условия для выхода с таким эпохальным, как казалось, открытием на самую широкую мировую аудиторию. Что случается лишь с одним автором открытий подобного масштаба из миллиона. В Советской России мир перевернулся. Террористы, которых раньше справедливо считали - и сегодня считают - извергами рода человеческого, вдруг в одночасье стали самыми почетными членами общества. Моментально было создано "Общество бывших политкаторжан" с весомыми спецпайками в нищей стране. При этом пайки, как водится, выдавались строго по уголовной статье бывшего преступника. Рассказывают, что в витрине спецраспределителя каторжников одно время красовалось объявление: "Цареубийцам - повидло вне очереди!".

Скорее всего, это - анекдот. Но Морозов, действительно, получил свое "повидло" в виде роскошно изданного многотомника, какой не снился тогда даже Горькому. До сих пор помню потрясающее впечатление, какое произвел на меня его "Христос" в послевоенные аспирантские годы. Мне дали его, по знакомству, на неделю. И ровно за неделю, ночами, запоем, с горящими глазами, я одолел все семь томов, как в постели с любимой. Невероятно! Куда же смотрят историки? Спросил историков (а в Институте истории АН СССР в то время был цвет еще недобитой российской исторической науки и настоящей рос-сийской интеллигенции - сегодня та и другая добиты окончательно). А в ответ застенчиво пожимают плечами: за первую половину ХХ столетия приходилось видеть и не такие набеги на науку ...

Несчастные! Они не подозревали, что спустя полвека в науку историю вторгнутся люди, по сравнению с которыми цареубивец Морозов - жалкий чеховский "Человек в футляре". Они назовут Морозова своим предшественником, даже снабдят титлом "великий", но сделают вид, что сочиняют что-то новое, не невтоновское и неморозовское. Что жалкое фиаско двух действительно крупных ученых не имеет к ним никакого отношения. Словом. фактически открестятся от них, как один из апостолов Христа. И это - самый многозначительный букет на могилах двух ниспрвергателей истории. Но Бог с ними, с российско-советско-российскими историками. Ну, не поняли, не оце-нили. Бывает. А как же мир-то?! Тот самый мир, который годами, захлебываясь, пережевывает самую пустяшную находку в архивной пыли. Да если бы удалось доказательно изменить хоть одну какую-то дату - и то шуму не оберешься. А тут - такая революция в целой науке!

И - тишина. Странно, не правда ли? Как хором говорят в таких случаях Завлянский с Калюжным.

А вот и приговор истории, посуровее пожизненного заключения в одиночке: "Морозов написал книги по истории религии и культуры, где пытался пересмотреть некоторые про-блемы всемирной истории, в частности, истории христианства. Теории Морозова, выведенные главным образом из астрономических явлений, которым он придавал чрезмерное значение, 5 находятся в противоречии с историческим фактами". Звучит, как эпитафия. Чтобы впредь другим неповадно было.

Плохо же эпитафисты из БСЭ знали академиков не только постньютоновской, но и послеморозовской генерации!

САМАРА ? ДА ЭТО ЖЕ САМАРКАНД! КОСТРОМА - ХОРЕЗМ ! А БУХАРА - ЭТО АКАДЕМИК А.Т. ФОМЕНКО !

Морозовская ересь покоилась на знаменитом птолемеевском звездном каталоге "Альмагест". По мнению автора, этот каталог никак не мог быть сочинен во 2-м веке н.э., по-тому что, как уже говорилось, расположение звезд на нем соответствовало лишь ситуации тысячелетием позже. Значит, вся преподаваемая нам история якобы фальсифицирована. Это сразу открывало простор для таких скандальных измышлений, от которых открещиваются даже некоторые современные последователи Морозова (правда, не все). Например, явный бред на тему о том, что на Русь в ХШ веке напали не татаро-монголы, а ...крестоносцы.

Математик Фоменко с некоторыми оговорками воспринял эту ересь один к одному и стал третьим, пока что последним по счету ересиархом. Он явился публике в 1990 году, когда даже самому последнему озорнику стало яснее ясного, что впредь в России никому ни за что ничего не будет. Высунься он чуть раньше - первый же редактор первого же издательства рухнул бы с инфарктом и инсультом после первой же строчки представленного опуса. А если бы не рухнул - в следующую же секунду автора подкосили бы так, что все соавторы тут же легли бы штабелями. Как помним, дело это было отлажено мастерски. Сам не раз попадал под колеса главлитовской телеги ... А сегодня сбылись опасения героя Достоевского: все дозволено!

И как же воспользовался этой вседозволенностью обычный математик, вдруг ставший необычным историком? Точнее, антиисториком? За 90-е годы он издал свыше десятка книг (в том числе две - в иностранных издательствах), опередив по популярности Павла и Тамару Глобов (Глоб?), вместе взятых. Вот-вот выйдет второе, дополненное издание этого собрания сочинений. При этом, в отличие от двух своих предшественников, новый ересиарх действует не в одиночку, а с целой командой, не уступающей по численности ельцинской. Поэтому сразу отметаются все версии типа пожара в ньютоновской келье с прискорбными последствиями (cм. выше). Не из ближайшего же психдиспансера набираются кадры профессорско-преподава-тельского состава МГУ! Тем более, что третий ересиарх не удовольствовался "Альмагестом" Птолемея, а разработал собственные "методы математико-статистического анализа нарративных текстов", с помощью которых пересмотрел мировую и отечественную историю гораздо радикальнее, чем оба его предшественника. Тут ведь как в любви: достаточно раз совершить грехопадение - и дальше пошло-поехало по нарастающей!

Не берусь судить о математической стороне дела. Как и полвека назад, после чтения морозовского "Христоса", обратился к математикам, которых лично знаю, как первоклассных, добросовестнейших ученых и добропорядочных людей в здравом уме и твердой памяти. В ответ, как сговорились, все до единого опять-таки стыдливо пожимают плечами. Стыдливо - не за себя же, конечно. Не полагаясь на свою компетентность в истории, спрашивал у историков с высочайшей профессиональной и человеческой репутацией. Та же единодушная реакция. Не полагаясь на отечественные авторитеты, обратился к иностранным. Та же реакция.

Что же получается? Вся рота мировой науки - не в ногу, лишь прапорщик Фоменко - в ногу? Что ж, случается и такое. Давайте плюнем на авторитеты и попытаемся разобраться сами. Просто, как массовые читатели вышедшей в 1998 г. книжки Г.В.Носовского и А.Т.Фоменко "Новая хронология Руси". Что бросается в глаза самому непредубежденному читателю, готовому поверить на слово авторам?

Во-первых, явный перепев морозовской ереси, пусть даже с разными незначительными вариациями. Ереси, более полувека назад отвергнутой мировым научным общественным мнением, именно как ересь в образно-смысловом значении данного термина. Ничего суще-ственно нового - при всей "математике и статистике нарративных текстов" авторы не при-вносят. Кроме, разве, тьмы безудержных домыслов, по сравнению с которыми блекнут "мистические мечтания" сэра Исаака. Ну, за математику и статистику давайте отдадим авторов под суд математиков и статистиков. А вот насчет домыслов - посудим сами. Во-вторых, авторы из исторического источниковедения и историографии, на которых держится мировая историческая наука, устраивают своего рода пытошную камеру пострашнее

6 инквизиционно-лубянских. Общая навязчивая идея, без которой все домыслы рассыпаются впрах: Романовы, начиная с Алексея Михайловича и кончая Николаем П, приказывали тайно фальсифицировать историю, чтобы оправдать свое существование на престоле. Последние подлинные документы Рюриковичей хранились у последнего представителя этой династии -Степана Разина, да так и остались закопанными где-то на брегах Волги. А затем началась вакханалия подделок и подчисток, в которую позже включились Карамзин, Соловьев, Клю-чевский и другие отъявленные подлецы, сочинения коих вешаются нам на уши лапшой до сих пор. Фактически подлецами объявляются все, кроме редких авторов, чьи утверждения льют воду на мельницу историографических палачей. Так, некий Гордеев написал за рубежом "Историю казаков". Естественно, у этого энтузиаста в казаки попали все, начиная с Адама.И авторы, чуть ли не на каждой странице восторженно ссылаясь на него, записывают в казаки то Батыя, то Тамерлана, то всех половцев и печенегов, татар и монголов поголовно. А от других историков, чьи труды никак не вписываются в авторские домыслы, отмахиваются, как от надо-едливых мух.

Позвольте, спросит читатель, пусть это наши российские безобразия. А куда смотрят Европа и мир? Оказывается, в Европе тоже были два подлеца, - всего двое! - но зато похуже Карамзина с Ключевским. По фамилии Скалигер и Петавиус. Они еще во времена трех мушкетеров фальсифицировали всю мировую историю, а мы до сих пор верим им на слово. Это они все насочиняли про Древнюю Грецию и Древний Рим, про Древнюю Индию и Древний Китай. По чьему заказу - неизвестно. Наверное, не обошлось без интриг кардинала Ришелье. Эх, не было на них д'Артаньяна! Зато теперь их разоблачил, наконец, А.Т.Фоменко.

Позвольте, спросит еще более ошеломленный читатель. А как же археология, с её изощреннейшими методами датирования исторических памятников, от статуй и храмов до рукописей включительно? В том числе радиоуглеродным методом, который не позволяет ошибиться хотя бы веком, а то и десятилетием? Авторы делают вид, что археологии вообще не существует. Мало ли на свете жулья, которое норовит наследить в истории! В-третьих, такое отношение к археологии и историографии открывает им простор для вольного обращения с фактами истории. У кого какие пристрастия. Например, "математико-статистические методы анализа нарративных текстов" дозволяют сдвинуть российскую хроно-логию ровно на 410 лет: события 1350-1600 гг. просто еще раз воспроизводятся фальсифи-каторами-летописцами и последующими историками, как все им предшествовавшие, только под другими именами-названиями. Что получается? Правильно: несуразица и бессмыслица. Как вылезать из лужи, в которую сел собственнозадно? Правильно: домыслами-гипотезами. Если например, помешан на омонимах - разных, но похоже звучащих словах, то дальше все проще простого. Батый - это батька (казацкий). Куликово поле - это Московские Кулишки. Русские - это казаки ( от немецкого "рос" - конь, т.е. верховые). Еще одна гипотеза: рус-урус-улус. Ба, да это всего лишь обитатели татарских улусов, "народ турецкой национальности"! Дмитрий Донской - это всего лишь славянское произношение хана Тохтамыша. Кострома - Хорезм. Самара - Самарканд. Татарское иго - просто адское иго. И так далее. Уловили метод? Когда и он не срабатывает, можно вообще не стесняться. Ярослав, отец Александра Невского, - это и есть Батый. Он же - Иван Калита. Старший брат последнего Георгий - это сам Чингис-хан. Великий Новгород - это Ярославль. Ну, и так далее на сотнях страниц.

Продолжим этот ряд умозаключений, благо он безразмерен. Вот Гриша и Маша Распутины. Нет, не зря одна и та же фамилия! Просто это возрож-дение одной и той же души в другом теле, с более симпатично сгруппированными атомами. Та же "частица черта в нас". Та же "сила чар творит в груди пожар". А тут еще писатель Валя с той же фамилией. Да ведь это инопланетяне, прилетевшие в иркутскую тайгу на тунгусском метео-рите!

Продаю эту новую версию русской истории по цене намного ниже 21 руб. за штуку. Вам мало? Вот нарративный текст похлеще. Известно ли вам, что Москва - это всего лишь мордовская "мутная вода"? А Нева - "менее мутная". А Тамбов по-мордовски - "канава". И куда ни плюнь на карту России - всюду сплошная если не мокша, то обязательно шокша или, на худой конец, эрзя. Да и со всякими киевами-смоленсками-новгородами не лишне разо-браться. Это просто хитроумно зашифрованные все те же москва-нева-канава.

Какой отсюда следует вывод? То, что единственными автохтонами Восточной Европы всегда были и доселе остаются эрзя-мокшанские племена. С их жалкими выселками в виде венгров, эстонцев и финнов. С их жалкими выродками, спрятавшимися под именами славян и германцев, евреев и татар. Включая аналитиков нарративных текстов. Впечатляюще, не правда ли? И, главное, очень похоже на царящее вокруг безобразие. 7

Мало и этого? Вот вам еще. Владивосток и Владикавказ - это просто происки коварной Марины Влади. Санкт-Петербург, он же Петроград-Ленинград, на самом деле - Владисевер. А Париж , где обитает помянутая Влади, это всего лишь захолустный Владизапад.

Продолжать далее мне мешает покойный маринин супруг, который исчерпывающе воспел рассматриваемую нами ситуацию в своей песне про Бермудский треугольник. Но кому из читателей не надоело, предоставляю самим напечь столько подобных "блинов", сколько удастся, пока жена грозною дланию не переключит вашу трудовую актив-ность на менее привлекательную работу по дому.

С нетерпением ждем явления народу следующего, четвертого по счету, ересиарха!

САНИТАРЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ЛЕСА.

Каждый ересиарх напрасно надеется, что его сменят его же клонированные двойники. История неуклонно демонстрирует прямо противоположную тенденцию с гораздо более мрачными вариантами. Маркс и Энгельс, наверное, тоже надеялись, что их сменят прекраснодушные Бебели-Бернштейны. А сменили Ленин со Сталиным, тут же преобразовавшиеся в Мао, Кима и Пота.На фоне поля, усеянного костями, размером в треть человечества.

Ньютон, умирая, тоже мечтал по меньшей мере об Эйнштейне. А получил террориста Морозова. В свою очередь, непризнанный миром цареубивец грезил, как минимум, о Сахаро-ве. А получил Фоменко - намного хуже, чем террориста, потому что звание академика дает ему возможность безнаказанно совершать террористические акты по отношению к любой науке. Но и тот напрасно надеется, что его преемницей в антиисторическом терроре станет самая симпатичная аспирантка его кафедры. История уже распорядилась на этот счет: её фальси- фикация перестает быть делом энтузиастов-одиночек, становится объектом поточного про- изводства. Теперь для этого не надо быть ни Ньютоном, ни даже Морозовым или Фоменко. Свою собственную версию любых исторических событий может отныне печатно излагать всякий желающий! До чеховского автора "Письма ученому соседу" включительно. В четырехкнижном набеге Валянского и Калюжного на мировую и русскую историю больше всего поражает легкомыслие, с которым авторы сами, добровольно отказываются от единственного спасательного круга, способного хоть как-то прикрыть их грешные тела от не- минуемого позора после неизбежного краха предпринятой ими авантюры. Имеются в виду громкие имена ересиархов. Одно дело лепетать как нашкодившие детишки: "Это не мы, это нас дядя Изя, дядя Коля и дядя Толя подучили". И совсем другое - выступать как самостийные ниспровергатели истории, сразу же наталкиваясь на вопросы: кто такие? какие исследования лежат в основе утверждений? Как быть с упомянутыми тремя дядями, особенно с последним из них? Что списано без ссылки на автора, что противоречт предшественникам и почему? Как отнеслись к написанному эксперты (досудебные)?

Ни в одной из четырех книжек никакого ответа ни на один из вопросов нет. Фамилии авторов, как ни странно, читателю чуть менее известны, чем имя Ньютона. Приходится гадать, с кем имеешь дело - с престарелыми профессорами, уже потерявшими представление о том,что творят, или с шустрыми студентами, решившими за летние каникулы таким вот образом подработать себе на коньячишко. Бойкость пера обличает в авторах опытных ремесленников, готовых писать о чем угодно со скоростью одного печатного листа в сутки каждый. Бесцере-монность в отношении фактов истории и безразличие к мнению историков говорит о том же. И, пожалуй, самое красноречивое - логика "доказательств" сенсационных авторских утверждений. Если Морозов упирал, в основном, на "Альмагест", а Фоменко - на похоже звучащие слова типа Батька - Батый или Самара - Самарканд, то их последователи пользуются безот-казной отмычкой: они придумывают одну нелепицу, сталкивают её с другой такой же, сами удивляются и в качестве арбитров выдвигают свою "гипотезу", им же несть числа. Например, замечено, что памятники древности во второй половине истекающего столетия разрушаются интенсивнее, чем раньше. Экология дает этому феномену исчерпывающее объяснение: нарастающее загрязнение воздушной, водной и почвенной среды. Авторы поясняют: памятни-ки разрушаются потому что им не несколько тысяч, а всего несколько сот лет. Теперь понятно? Общеизвестно, что Шлиман раскопал Трою. А кто сказал, что это Троя? Авторская гипотеза: может, и Троя, но не трехтысячелетняя, а втрое более молодая.

Первые киевские князья, по мнению авторов, княжили каждый настолько долго, что можно заподозрить их в том, будто у них половая зрелость наступала на четвертом десятке лет. Немыслимо! Авторская версия: летописцы просто "растянули" историю Киевской Руси 8 по меньшей мере втрое.

В 1935 г. полсотни туркменских конников совершили показательный пробег Ашхабад-Москва за 84 дня. Вывод: никакие монголы ни на какую Русь не нападали - просто не могли бы доскакать. А под монголами разумелись рыцари-крестоносцы, которые атаковали Русь с Балкан. Но помилуйте, столько исторических источников ... Да врут все ваши источники! Источники врут все до единого не только в Европе. В Китае и Индии - тоже, И авторы обличают врунов по три раза на каждой странице. Даже оторопь берет от такой лихости.

И кто обличает? Кто раздувает дикий ажиотаж псевдоразоблачений, словно остер-венившиеся бабки из очереди? Беру наугад абзац, который привлек внимание тем, что там речь идет о 1812 годе - предмете моего кандидатского реферата. Читаю: "Какого святого ради Наполеон, завоевывая в 1812 году Россию, сжег Москву? И пока она горела, почему бы ему было не насыпаться на Петербург?.. Максимум неделя конного пути. Дорога свободна, ведь Кутузов, по уму своему, перекрыл всеми войсками дорогу на юг. Нет, подождал маленько и уехал в Париж. Не нужна была ему Россия, судя по всему. А ведь гений!" (т.4, с. 266)

Так и ждешь, что после этого, как и в сотнях аналогичных случаях допрежь, последует "авторская версия": не было никакого 1812 года, никакого Кутузова-Наполеона. Просто ис-торики фальсифицировали таким образом другую отечественную войну полутора столетиями позже ... Но нет, авторы с великолепной наглостью вопрошают: "Будем ли мы когда-нибудь реально анализировать историю?" Будем. И начнем с уличения вас, С.Валянский и Д.Калюжный, не только в беспардон- ной лжи и дремучем невежестве, но в самом настоящем безумном или пьяном бреде.

Не сжигал Наполеон Москвы. Это - бред, потому что самоубийственно для него. Нельзя было двигать в Питер конницу. Это - бред, потому что конница без пехоты и артиллерии Питер не возьмет, даже если "дорога свободна". Это ведь не времена Батыя.

Не увел Кутузов все войска на юг. Это - бред. Дорогу на Питер перекрывал корпус Витгенштейна, с которым пришлось бы начинать второе Бородино. Не маленько ждал Наполеон, а больше месяца. И в Париж уехал только после того, как практически потерял всю свою армию в снегах России. И глумиться над ним, как делают авторы в заключение абзаца, - уровень самых низкопробных паппарацци.

Думаю, что такова же цена всех остальных абзацев всех четырех книжек. А ведь скоро нам предстоит встретиться еще с сорока сороками в точности таких же опусов со скоростью печатного листа в день, четырех книженций каждый год. В мире двадцать мировых цивилизаций, двести государств и 89 субъектов только в одном из них, не говоря уже о куликовых полях в центре каждого города каждого субъекта. И все они оболганы злодеями-летописцами. И всех этих продажных писак выведут на чистую воду валянские с калюжными, ни в одном абзаце которых больше якобы не будет ни лжи, ни невежества, ни бреда.

И действительно, не успел дописать последнюю строчку, как на стол лег еще один такой же кирпич. Некто Александр Бушков "Россия, которой не было". Издана разом в Москве, Питере и Красноярске массовым по нынешним временам тиражом - 75 тыс. экз. Куш сорван такой, за который не то что Христа, Россию и родную мать продать - на любое преступление любой "новый русский" пойдет. На обложке значится: "Король русского боевика". В после- словии уточнено: НЕ профессионал. То-есть, до того, как сел за свою рукопись, понятие об истории имел на уровне любого школьного двоечника. Докатились! Теперь историческая, точнее, антиисторическая литература, займет в книжных магазинах свое законное место между "порнухой" и "чернухой", явившись самой презренной разновидностью фантастики и детективов. Что же вы натворили, академик Фоменко? Перед какими мамаями-батыями вы распах-нули ворота Замка Истории? Теперь его постигнет судьба Москвы 1382 года. А вас ждут лавры хана Тохтамыша, неправедно перекрещенного вами же в Дмитрия Донского. В любом случае никакого Замка больше не будет. На его развалинах лихорадочно возводится обыкновенный публичный дом с продажными девками. То, что не удалось пламенным марксистам-ленинцам с генетикой и кибернетикой, похоже, блестяще удается вам с историей. Вот уж поистине влип в историю!

Впрочем, горький опыт показывает, что одержимых навязчивой идеей - в принципе, безразлично какой - невозможно убедить никакими доводами рассудка. Обратимся лучше в заключение наших горестных заметок к психологии творчества подобного рода "творцов". Подчеркиваем: к самой обычной психологии, далекой от какой-либо патопсихологии, куда нет ни права, ни желания влезать. 9

Как должен чувствовать себя человек, бросающий вызов обществу? Например, громко заржав на весь вагон. Или вдруг начавши танцевать лезгинку посреди базара. Или вдевши в петлицу ложку и заорав благим матом: "Пушкина - вон с парохода современности!". Или раз-девшись донага и справив малую нужду на глазах оторопевшей публики (есть, как мы знаем из газет, и такие экземпляры). Или объявив, что хан Батый по вторникам граф Роланд, по средам - Тарас Бульба, а по выходным - Александр Невский. Все примеры - одного порядка.

Психоаналитики в таких случаях сразу же начинают говорить об извращенных формах самоутверждения. Человеку хочется обратить на себя внимание, вызвать уважение окружаю- щих и на этом основании начать уважать себя самого (без чего психика любого человека же-стоко страдает). Как это сделать? Эрудицией, остроумием, обаянием - не всякому дано. Го-раздо легче ляпнуть что-нибудь ошеломляющее - в принципе все равно что. Пока разберутся что к чему, можно стать кумиром на час, погреться в лучах только что сочиненной сенсации. Сам был в компании, где один индивидуй ошеломил девиц своей трактовкой между-народного положения. Он заявил, что Клинтон, как известно (!), - вообще-то "голубой", а исто-рию с Моникой разыграл, чтобы испытать в Сербии сверхсекретное оружие, за что заплатил каждому пострадавшему сербу по миллиону долларов. Позднее хвастался, что девицы на-столько обезумели от такой сенсации, что когда он стал приставать к одной из них, она ничего не замечала, и только спрашивала: "А как же монькино платье?" Интересно, замечают ли читатели вышеперечисленных книг, как их раздевают и обувают?

Другая любимая тема психоаналитиков - сложный путь от "пунктика" или "зайчика" в ув-лечениях многих вполне нормальных людей до "бзика" или "большого привета" у людей, для которых "пунктик" незаметно превратился в навязчивую идею, полностью подчиняющую себе сознание своей жертвы. Некоторые психоаналитики утверждают даже, что "нормальный чело-век" - это сугубо абстрактное понятие, нечто вроде условной линии, по одну сторону от коей простирается область паранойи, а по другую - шизофрении.Вопрос в том, куда и насколько вас отнесло от этой линии. Если на миллиметр - не страшно, поскольку все окружающие - кто на микрон, а кто и на целый сантиметр. А вот если на метр - бегом к невропатологу. А если на километр - бери билет до психдиспансера и далее. Тут очень важно поймать себя на первом миллимикроне и не дать ему перерасти в километры. Есть и "градусник", показывающий температуру вашей психики. Это отношение к замечаниям касательно вашего безобидного пока еще "пунктика". Если критика воспринима-ется конструктивно - значит, не все потеряно. Если же при малейшем замечании физиономия перекашивается от ярости, а в зубах появляется нож - значит, пиши пропало. Значит, навяз-чивая идея одержала верх над разумом, и теперь до маньяка - рукой подать.

Хотелось бы верить, что герои нашего повествования еще не вышли из диапазона ультракоротких волн и способны реагировать на критику конструктивно. Тем более, что и критика-то пока - всего лишь легкие шлепки прадеда по розовым попкам расшалившихся правнуков. А впереди, если не опомнятся, - жесточайшая порка совсем другими людьми и позорная слава доморощенных геростратов. Единственная версия,которую категорически отказываются обсуждать психоаналитики, это отсутствие каких-либо иных импульсов эпатажа, кроме хладного расчета: 75 тыс.экз.Х на столько десятков рублей, сколько удастся сорвать за штуку, = жуткое количество миллионов наличными всего за какие-то паршивые месяц-другой дикой халтуры. Тут все ясно без санитаров.

Как бы то ни было, закончить хочется такой же здравицей в адрес джентльменов удачи на историографических морях, какой начато наше повествование. Авторы абсолютно правы, указывая в своих аннотациях, что с помощью их сочинений можно "стимулировать мыслитель-ный процесс читателя, предоставить ему самому возможность докапываться до того, как все в нашем прошлом обстояло на самом деле". В данном случае они выступают как хищные волки - санитары исторического леса, вызывая пусть нездоровый, но все же хоть какой-то интерес к отечественной и мировой истории. Тем более, в момент, когда подрастающее поколение напрочь "завязывает" с чтением книг - и не только по истории. Леонид Утесов в свое время рекомендовал учить наших лодырей и лоботрясов гео-графии и математике соответствующей переделкой текстов из популярных тогда оперетт:

Знаешь ли ты, где Гималайские горы? Помнишь ли ты, кто был такой Пифагор?..

10

Продолжая это многообещающее начинание, может быть, пробудим у школьников и их родителей интерес к истории самым вульгарным скандалом? Например, утверждением, что Батый - троюродный дядя классного руководителя, а Горбачев и Ельцин - переодетые Моника и Клинтон, причем оба в сплошных подозрительных пятнах.

Можно и еще конструктивнее. Например, доходчиво рассказать детям и взрослым об особенностях работы историка и археолога. О том, как определяется древность того или иного объекта исследования. Что такое источниковедение и историография. Сколько насчитывается способов фальсификации истории. И как больно секут раньше или позже каждого фальсифика-тора. Лично. Публично. Постранично.

Начальный врез - обязательно! Врез: Все видели: на полках книжных магазинов растет гора книжек нового жанра литературы - нечто среднее между детективом и фантастикой. Авторы, НЕ историки, обвиняют историков в шарлатанстве. Они утверждают, что в истории на деле все было не так и не тогда. И выдви-гают собственные версии отечественной и мировой истории. Что же, выходит, наплевать на все, чему учили в школе и начинать заново переучивать детей, а заодно и самих себя?

Редакция журнала "Вагант" обратилась с этим вопросом к историку с полувековым стажем - академику Российской академии образования, доктору исторических наук, про-фессору МГУ Игорю Васильевичу БЕСТУЖЕВУ - ЛАДЕ. И получила ответ, пожалуй, покруче иного детектива. Мы публикуем его с некоторыми сокращениями. В полном виде читатель может ознакомиться с ним в осеннем номере "Ваганта" (1999, 3).

И.В.Бестужев-Лада НУ, ФОМЕНКО, ПОГОДИ !!!

Этот пресловутый Фоменко, как известно, - вообще подозрительно-смехотворная личность. Но за последнее время он вообще. Мало того, что пытается смешить людей в наше далеко не смешное время и на нашем вообще смешном ТВ. И, что возмутительнее всего, ему, как правило, это удается. Он еще вздумал выдавать себя за очень несмешных людей. Не только академиков, но и математиков. А ведь знает, озорник, что математик - это человек, который из трех навыков: читать, писать и считать - овладел только последним, да и то с ошибками. Можно ли представить себе, чтобы нормальный математик вторгся в историю и учинил в ней погром с единственной целью - насмешить людей? Нет, на это способен только пресловутый Фоменко.

Ныне терпению народов СНГ и отчасти НАТО пришел конец.Пора вывести Фоменко на чистую воду! Нет - его бесконечным смехотворным розыгрышам! Нет - его жалким попыткам выдавать себя за серьезных людей, заимствуя не только их фамилии, но даже инициалы!

Сравнение двух российских нарративных текстов (от немецкого "росс" - конь и "нарр" -дурак, дурачество) наглядно показывает, что перед нами смешно дурачится один и тот же росс в разных обличьях. Судите сами.

А. ПРИКОЛЫ ЯКОБЫ НЕАКАДЕМИКА ФОМЕНКО

1. Пропал черный дипломат. Нашедшего просят сдать в посольство Нигерии.
2. Автобус, которому изменила жена, превращается в троллейбус.
3. Я намерен жить вечно. Пока все идет нормально.
4. Нырнул с аквалангом - не прикидывайся шлангом!
5.Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не руками.
6. Говорит Москва! Остальные работают.
7. Бороться и искать, найти и перепрятать.
8. Не болтайте ерундой.
10.Мечта идиота обычно выглядит как жена соседа.
11.Чем дальше в лес, тем третий лишний.
12.Папуас папуасу - друг, товарищ и корм.
13.Даже Макашов немного Альберт.
14.Не по Хуану сомбреро.
15.Пользуясь случаем, хочу.
16.Она была сложена хорошо, только рука торчала из чемодана.
17.Вышла Василиса Прекрасная за Ивана Дурака и стала Василисой Дурак.
18.Кто первый украл - тот и автор.
19.Пиво с утра не только вредно, но и полезно.
20.Вам смешно, а мне жениться.
21.Не так страшен Билл, как его клинтон.
22.Тише едешь - меньше русский.
23.Плох тот солдат, который не хочет.
24.Чукчи играли в жмурки и потерялись.
25.Что, извините, удобряли, то и выросло.
26.Кто к нам с пивом придет, тот за водкой и побежит.
27.Мальчик объяснил жестами, что его зовут Хуан.
28.Капля никотина убивает лошадь, а хомяка вообще разрывает на куски.
29.Женщины способны на все. Мужчины - на остальное.
30.Каждая пипетка мечтает стать клизмой.
31.Клизма, знай свое место!

                  Из ходящих по рукам списков, где всюду почему-то уточняется: "Слова и музыка - народные".

2
	Б. ПРИКОЛЫ  НЕ  ЯКОБЫ  АКАДЕМИКА  ФОМЕНКО.

1. Татаро-монгольская орда была не иностранным образованием, захватившим Русь извне, а просто восточно-русским регулярным войском, входившим неотъемлемой составной частью в древнерусское государство (c.11)
2. Казачьи войска не просто составляли часть Орды - они являлись регулярными войсками русского государства. Другими словами, Орда с самого начала была русской (c.11)
3. Батый - это казачий батька, русский князь (c.14)
4. Изгнание Орды - это конец старой русской династии (c.17)
5. Казахстан - это просто Казак-стан, т.е. казачья область, стоянка, стан (c.17)
6. Победа над Разиным - это окончательная победа над Ордой (c.17)
7. Время Разина - это эпоха борьбы за престол между Романовыми и старой ордынской династией (казачеством) - c.19
8. Росс - по-немецки "конь". Мгновенно возникает ассоциация с русскими: люди на конях, всадники, казаки! Много общих черт между платьем казачки и немки. В некоторых областях Германии налицо сходство с казаками (c.77)
9. Великий Новгород находился на пути из Москвы в Кострому. Это же Ярославль! (c.89-90)
10.Улус-урус-рус. Значит, Рус - это улус Монгольской империи (c.94)
11.Русские - народ турецкой национальности (c.96)
12.В Библии сказано: "Князь Роша, Мешеха и Фувала". Здесь Библия говорит о Руси, Московии и Тоболе, т.е. Сибири (c.102)
13.Золотая Орда - это русское государство Х1У-ХУ вв. со столицей в Костроме или Ярославле (Великом Новгороде) - c.109
14.Варяги - это вороги, враги. Восточные враги - русские. (c.115)
15.Хан Батый - это Ярослав. Он же - Иван Данилович Калита (c.120) 
16.Куликово поле - это Кулишки, известное место в Москве /наше прим. - пл. Ногина/ - с.123
17.Татаро-монгольское иго на Руси - это просто период военного управления в объединенной русской империи (c.126)
18.Александр Невский - это хан Берке. Он же Симеон Гордый и хан Чанибек (c.126)
19.Хорезм - это арабское произношение названия города Кострома, недалеко от Ярославля (c.129)
20.Никакого мусульманства как отдельной религии тогда (до ХУ в.) не было. Раскол между мусульманством, православием и католицизмом произошел лишь в ХУ веке (c.130)
21.Мусульмане - это христиане из города Мосул в Малой Азии (c.130)
22.Хан Тохтамыш - это Дмитрий Донской, потомок Августа (c.151, 215)
23.Литва - это русское государство со столицей в Смоленске (c.155-156)
24.Один ордынский хан сменил другого: на престол взошел Иван Ш (c.161-162)
25.Иван Грозный - это четыре различных царя (c.169)
26.Борис Годунов - это сын царя Федора /наше прим. - и по совместительству брат его жены/
- с.185
27.Тамерлан - это султан Мехмет П, он же Александр Македонский, он же выходец из яицких казаков (c.212-214)
28.Самарканд - это Самара (c.216)
29.Монголы - это русские, а монголы-кочевники - казаки (c.217)
30. Татары - от греческого "тартар", ад. Татарское иго -  просто адское иго (c.246)
31.Печенеги - это русские, поскольку Русь - это действительно страна печей (c.247)

	Из книги Г.Носовского и А.Фоменко "Новая хронология Руси", М., Факториал, 1998

	Возникает законный вопрос: по сомбреру ли Фоменке такое хуано?
          
					Х. Батый-Македонский

rfsa главная страница

© - RFSA