Труды Академии - прогностика

Announcements of Academy - forecast

© - RFSA

PAGE 1

rfsa ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Бестужев-Лада И.В. РОССИЯ: УМИРАЮЩАЯ И БЕССМЕРТНАЯ.

Бестужев-Лада И.В. КИБОРГИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ

Бестужев-Лада И.В. РОССИЯ --1999: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

Бестужев-Лада И.В. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Бестужев-Лада И.В. РОССИЯ: УМИРАЮЩАЯ И БЕССМЕРТНАЯ

В 1836 г. П.Я.Чаадаев потряс русское общество своими “Философическими письмами”, где горько сетовал на “печальный порядок вещей, во власти которого находятся у нас все сердца и все умы”, высказывал опасение, что мы словно для того существуем на свете, чтобы служить уроком другим, как не надо жить. Спустя более чем полтора столетия у нас все еще с трудом усваиваются “идеи долга, справедливости, права, порядка”. Почему мы никак не выйдем из “губительного заколдованного круга”, о котором писал Чаадаев? Почему вновь и вновь разбиваемся о “ проклятую действительность”? Потому что Россия (и не одна она) принадлежит к евразийской цивилизации - одной из полудюжины мировых субцивилизаций. И, как бы по велению судьбы, вобрала в себя не только многое лучшее, но и многое худшее у своих соседей в Европе и Азии. В Х1Х веке это “худшее” фокусировалось в затянувшемся рабстве-крепостничестве (“страна рабов, страна господ” - во многом и по сию пору). В ХХ веке - в реализованной утопии казарменного социализма. По сути одной из разновидностей все того же крепостничества. Особенность этой утопии в том, что здесь имеются не только отталкивающие черты “казарменности” - например, принудительный труд (сначала открыто, потом в разных “квазиказарменных” формах), принудительно-репрес-сивная идеология, наконец, все те же квазиказарменные социальные отношения по принципу: “ я - начальство, ты - дурак”, и наоборот. Есть и очень привлекательные черты любой сказки, сделанной былью: “трудоустройство” на разного рода синекурах миллионов явно “избыточных” псевдоработников, гарантированная зарплата (пусть мизерная) независимо от эффективности работы предприятия и даже от твоего собственного трудового вклада. В результате получилась абсолютно нежизнеспособная и, вместе с тем, как ни пара-доксально, очень живучая система. Мы шесть раз пытались выбраться из неё под лозунгом “работать как в СССР, а жить как в США” : в 1921-29, 1956-64, 1966-71, 1979, 1982, 1985-91 гг. Но каждый раз попытка совместить “вселенский стройбат”, каковой по сути являла собой советская экономика, с “рыночной демократией” , которая требует довольно высокого уровня социально-экономического и политического развития, понятно, заканчивалась провалом. Наконец, при седьмой попытке “стройбат” развалили, но вместо “рыночной демократии” получили “криминально-базарную плутократию”. И это закономерно. Откройте ворота казармы, увольте офицеров и провозгласите там свободу купли-продажи. Что получится? Правильно: “деды” тут же учинят “беспредел”, а злосчастные “салаги” начнут жалобно вопиять, Что и видим воочию вот уже который год. Читал, что у наших соседей-норвежцев на первом месте среди жизненных ценностей стоят пунктуальность и обязательность. Они считают, что именно благодаря этому достигли одного из самых высоких уровней жизни в мире. Почему же у нас даже сейчас, при переходе от социализма к капитализму, как и столетие назад, царит дикое разгильдяйство: пообещает - обманет, сделает - так, что лучше бы не делал?.. Потому что в любой стране “рабов-господ” любой господин, как говорили наши предки, “в своей власти” : как известно, у нас начальство не опаздывает, а задерживается, и если пообещало, то обещанного, по пословице, три года ждут. Все, что делает начальство - это милость, жалованье, благодеяние, а пунктуальность и обязательность в глазах любого самодура просто унизительны для него. Ну, а рабы - и это тоже хорошо известно - старательно подражают господам, чтобы не выглядеть рабами. Вспомните Петрушку - хоть грибоедовского, хоть гоголевского.Можно ли ожидать от него обязательности, если в нем изначально задавлено элементарное чувство человеческого достоинства? А теперь посмотритесь в зеркало и прикиньте, далеко ли мы ушли от этих замордованных петрушек ... Понимание унизительности такого положения - первый шаг к пунктуальности,обязательности,цивилизованности. Напомним что норвежско-германские питеры в свое время ничем не отличались от русских петров. Существует расхожее мнение, что во время серьезных потрясений - стихийных бедстий, войн и т.д. - русские являют собой пример невиданной сплоченности, собранности, массового героизма. Иногда эта черта представляется даже идущей им во вред - особенно, когда они вдруг воспламеняются какой-то ультрарадикальной идеей, от которой в ужасе отшатываются иные- прочие народы. Эта черта составляет как раз одну из характеристик евразийской цивилизации, которой можно не стыдиться, а гордиться. Даже иностранные военные историки признают, что русским нет равных в мире ни в штыковой атаке, ни при штурме неприступной крепости, ни при обороне

2 против вдесятеро превосходящего противника, ни по героизму на пожаре, ни по самоотвержен-ности при спасении погибающих во время стихийных бедствий.Другое дело,что спустя секунду после подвига только что упоминавшееся разгильдяйство может свести его результаты на-нет. Но это не умаляет величие самого подвига. Что же касается “ультрарадикальных идей”, то смотря что под этим имеется в виду. Да, осенью 1917 года в нашей стране к власти пришла горстка экстремистов-ультрарадикалов, которых во многих странах - во Франции, Германии, Венгрии, Финляндии и др. - беспощадно истребили, как смертельно опасных для общества и государства. Но нельзя забывать, что к власти они пришли не только на волне самой беспардонной демагогии. Против царизма и его преемника - временного правительства, да еще в условиях развязанной первым и продолженной вторым бессмысленной кровавой бойни, выступало тогда большинство народа, не только рабочие и крестьяне (напомним, что половина офицерского корпуса оказалась в рядах Красной армии).Другое дело,что потом сопротивление экстремистам было потоплено в море крови миллионов жертв. Точно так же единый порыв народа в августе 1991 года за сутки смел казалось всесильную КПСС - и опять-таки, иное дело, что из этого потом получилось. Напомним, в связи с этим, массовые демонстрации “за демократию” в первой половине 90-х годов. Напомним также, что даже в последние годы, когда коммунизм стал основным знаменем протеста против плутократии, ненавистной более чем 90 процентам населения страны, за коммунистов всегда голосует меньшинство избирателей, да и из тех подавляющее большинство - пенсионеры с их общеизвестной возрастной психологией. Так что в общем и целом здравомыслие русского народа мирно сосуществует с массовым героизмом и самоотверженностью в лихую годину. Еще раз, иное дело, что за последние годы народ деморализован, дезориентирован, остервенен происходящим и, главное, сознает бессмысленность стихийных выступлений, устал быть марионеткой в руках сил, которые по своей организованности намного сильнее него И, может быть, еще главнее - не имеет никакой идеологии, никакой национальной идеи, за которую стоило бы подниматься на борьбу. В подавляющем большинстве своем он не хочет ни коммунизма, ни фашизма, ни засилья мафии, чиновной ли, уголовной ли,русской ли,кавказской ли - безразлично. А как противостоять этим напастям - неизвестно. Можно ли это считать социальной трусостью, шкурничеством, обывательщиной? Думаю, нет. Нет - потому, что именно так ведут себя и народы соседней, евроамериканской цивилизации. Они уже намитинговались и набаррикадировались вволю. Теперь там на митинги ходят преимущественно выходцы из иных цивилизаций, где частица “евро” отсутствует полностью. Означает ли это, что две цивилизации с помянутой частицей, согласно Л.Н. Гумилеву, вступили в свою предсмертную, постпассионарную фазу развития и обречены пасть жертвой пассионарности, накатывающейся на них с юго-востока - разговор особый. Здесь хочется только подчеркнуть, что политическая пассивность русских к исходу ХХ века, по нашему мнению, ничего общего с русским национальным характером не имеет. Есть еще одна черта, приписываемая русскому национальному характеру. На сей раз, не без основания. Речь идет об органичной неспособности русских к так называемой представительной демократии. Когда дела решаются, по традиции, “миром-собором” - все в порядке. Когда наиболее “степенные”, авторитетные в общине (“в миру”) люди собираются устанавливать, как принято говорить сегодня, консенсус - тоже более или менее дело идет с древнейших времен. Но как только начинаем кого-то выбирать - в принципе, все равно кого - словно нарочно, выбирается такая дрянь, что тошно смотреть и слушать. Тем не менее, представительной демократии приходится учиться - это же достижение общемировой цивилизации! Правда, компьютер скоро поможет нам избавиться от Госдумы и тому подобных напастей - все взрослые несумасшедшие смогут голосовать как думцы, не вставая со своей постели. Но так как это произойдет не завтра - придется немного потерпеть. Какая, на ваш взгляд, идея могла бы сплотить общество? Мне кажется, сама идея о такой идее, пардон за каламбур, носит абстрактно-демагогический характер. Обычно имеется в виду знаменитый девиз “свобода, равенство, братство”, под которым прошла Великая французская революция. Было предельно ясно, от кого - свобода, с кем - равенство, что такое братство (увы, так и не состоявшееся). Формула, как говорится, “работала”. Мало того, блестяще сработала, и сегодня этот девиз красуется на гербе Французской республики. Но стал просто пустыми звонкими словами, Свобода? Но она в сегодняшней Франции строго ограничена законами. И с этой точки зрения, Россия, с её беззаконием, когда никому ни за что ничего не бывает, выглядит гораздо “свободнее” - в смысле бесшабашной вольности, вседозволенности, тотального произвола всех и каждого.

3 Равенство? Формально - да. А фактически пропасть между парижским банкиром и рядовым рабочим или служащим не меньше, чем у нас между “новым русским” и последним бомжем. Братство? Оно как было, так и осталось в области мечтаний. Когда-то эти три слова производили огромное впечатление на людей не только во Франции. Поэтому в Петербурге была изобретена контрформула “самодержавие, православие, народность”. Оставим в покое её историю. Скажем лишь, что сегодня эти три слова столь же бессодержательны, сколь и предыдущие. Самодержавие? Но у нас вся страна и так состоит сплошь из самодержавных самодуров снизу доверху. Православие? Да, по идее каждый нормальный человек должен принадлежать своей национальной церкви. Но у нас половина населения - атеисты. А вторая половина состоит из христиан разных конфессий и разной степени религиозности, а также из мусульман, где религиозность намного фанатичнее (не говоря уже об иудаистах и ламаистах). Давайте предоставим и мусульманам право начертать на своем замени их собственное православие. Что получится? Правильно: джихад, он же газават. И это в условиях, когда бандитизм прикрывается знаменем религиозной войны. Думаю, изобретателю такой, с позволения сказать, “национальной идеи” полагается , как и впавшему в старческий маразм правозащитнику Ковалеву, высший ичкерийский орден от благодарных бандитов. Наконец, что такое “народность”? В свое время это был просто вольный перевод французского “братства” - в пику “окаянным вольтерьянцам”, как любили говаривать грибоедовские герои. А ныне народность, к вашему сведению, согласно этнологической табели о рангах, это народонаселение, занимающее промежуточное положение между племенем и нацией. Так сказать, уже не папуасы, но еще не зулусы. И надо долго разъяснять, почему имеется в виду нечто другое ... Тот же характер гремучего пустословия носят все до единого девизы, которые сконструированы по образцу вышеприведенных. На самом деле речь идет, конечно же, об идеологии, для которой такие девизы играют роль гербов-знамен. В СССР ведущей идеологией, как известно, был коммунизм.. Однако он являл собою лишь нечто вроде локомотива, тянущего за собою состав из сотен вагонов, ничего общего, кроме рельсов, с паровозом не имеющих. Проще говоря, эта идеология охватывала сначала всего несколько процентов, затем несколько десятков процентов - но все равно заведомое меньшинство населения. Подавляющее большинство вынуждено было так или иначе приспособляться к ней - просто чтобы выжить. А настоящей идеологией для него была тысячелетняя патриархальная - та самая, которая помогала русскому народу переносить голод и пожары, чуму и холеру, татаро-монгольское иго и произвол крепостников, первую мировую войну и гражданскую войну, “коллективизацию” и вторую мировую войну, массовый террор и самодурство новых крепостников, многие другие бедствия того же порядка. Но в 60-70-х гг. мы покончили с сельским образом жизни, на котором держалась эта идеология. А когда смели КПСС - остались и без идеологии коммунизма. В результате произошла “дезидеологизация” общества, что немедленно повлекло за собой тотальную деморализацию (оподление) людей, их дезинтеллектуализацию (оглупление) и патопсихологизацию (остервенение). Что делать? Изобретать новые девизы - это все равно, что бороться с чумой лекциями о вреде курения. В действителности проблема новой идеологии - простая и сложная одновременно. Футурологи, на базе очень основательных исследований во всеоружии современной науки, отводят человечеству не более 50-60 лет жизни, если не будут решены глобальные проблемы современности - военно-политическая (назревание новой, всеистребительной мировой войны), энергетическая, экологическая, демографическая и еще десяток других. А России вообще “светит” не более половины этого срока - настолько страшны “зоны экологического бедствия” чуть ли не во всю страну, настолько страшны последствия повального пьянства, мирового рекорда по масштабам курения, беспомощности перед надвигающимся валом сильнодействующих наркотиков, чудовищных масштабов производственного, транспортного и бытового травматизма - миллионами, прямо как на войне! Плюс плачевное положение семьи и школы, социального обеспечения и здравоохранения, науки и культуры, законности и нравственности, многое, многое другое. Казалось бы, необходима краткая и ясная политическая программа преодоления этой проблемной ситуации, которая на глазах перерастает в критическую и далее в катастрофичес-кую. Это и есть пресловутая “национальная идея” сегодня. Но почитайте программы наших якобы политических якобы партий. Найдете вы там слова, способные воодушевить народ, поднять его на спасение себя самого от надвигающейся катастрофы?

4 Нет, тут еще все впереди. Когда хвалят русский народ, обычно упоминают о его трудолюбии. Что весьма сомнительно по сравнению с некоторыми иными-прочими народами. А когда ругают - говорят о хамстве-холуйстве, воровстве, зависти. По этой части многое сваливали на “казарменный социализм”, о котором упоминалось выше. Надеялись, что “рынок все упорядочит”. Не упорядочил. Так что же мешает: горе-реформаторы, внешние враги или мы сами? “Трудолюбие” - понятие относительное. По сравнению с некоторыми народами мы действительно трудолюбивы, а с другими - нет. Как известно, в мире существуют два “пика трудолюбия”: один связан с “протестантской этикой” на севере Европы и Америки, другой - с конфуцианством в Восточной Азии. Поэтому сказать, что мы трудолюбивее немцев или китайцев - просто смех. А вот сказать, что трудолюбивы как негры или арабы (среди них тоже есть трудолюбивые люди) - в самый раз. Что же касается хамства-холуйства, то это - чистейшая азиатчина (не путать с жителями Азии, потому что встречается повсюду в мире). Не забудем, что мы - ЕвроАЗИЯ. А при азиатчине, в отличие от “европейщины”, нет понятия человеческого достоинства. Там все определяет социальное положение человека. Если хан - значит, хам; если не хан или хотя бы самый последний бек - значит, холуй. Иначе просто не выжить. Не забудем также, что и в Европе в свое время было то же самое. Потребовались века, чтобы ханами почувствовали себя все поголовно, и стали разбираться - смотря какой хан: если хам, то теперь уже ему не сдобровать. Теперь Азии (и нам в том числе) предстоит проделать то же. Возможно, потребуется смена поколений и уж наверняка смена существующего азиатского личностно-авторитарного режима европейским законно-эгалитарным (уважение к личности и закону). Хорошо бы побыстрее, не веками, как на Западе. Нет понятия уважения к личности - нет уважения и к тому, что “плохо лежит”, но не твое. Посмотрите на стайки подрастающей азиатчины (которой, кстати, полно и в Южной Европе, и в Южной Америке). Вот они скопом выпрашивают копеечку у туристов. Как вы думаете, дрогнет у них рука схватить, что удастся, если турист зазевается? А благовоспитанному немецкому мальчику такое даже в голову не придет: для него это все равно, что хлебнуть из лужи. Теперь вспомните о знаменитом щедринском диалоге немецкого “мальчика в штанах” с его русским коллегой “без штанов”, посмотритесь еще раз в зеркало и прикиньте, к какому из мальчиков мы все еще ближе. Ну, а зависть присуща всем народам мира и каждому человеку в отдельности - так уж устроена эта разновидность земной фауны. Но в одном случае это, как говорится, “белая зависть” согражданина, вызывающая чувство уважения и подражания. А в другом - “черная зависть”, вызывающая чувство озлобления и желания напакостить, харктерная для холуя-раба. Вот почему американец или европеец может похвастаться сколько зарабатывает, а в России на такое способен только дурак. В лучшем случае тут же попросят взаймы без отдачи. А в худшем - ограбят, сожгут, сживут со света. Западная цивилизация, еще недавно вроде бы звавшая нас в свое лоно, ныне все более сурово демонстрирует свой главный закон: каждый за себя - один Бог за всех. И, конечно же, мы - как и вся Латинская Америка, Африка, Азия - для неё чужие, объект эксплуатации, не более того. Да вдобавок Россия, как правопреемница СССР, была и осталась для США врагом No 1. Поэтому нас закабаляют неоплатными долгами, сжимают тисками НАТО от Риги и Таллина до Киева и Тбилиси, ни за что не дадут подняться на ноги как Германии или Японии после Второй мировой войны, когда их готовили к Третьей войне (против СССР). Что делать: возобновлять противостояние или идти, при всех трудностях, по пути общемировой цивилизации, отринув раз и навсегда мысль об “особом историческом пути России”? Одно другому не мешает. Да, мы страна побежденная в Третьей мировой войне, известной под псевдонимом “Холодная”. И нас никогда не примут в НАТО, потому что это - организация, специально созданная для войны с СССР/Россией. Включив в себя Россию, она полностью изменила бы свой характер, став принципиально иной организацией. Теоретически это было бы хорошо для совместного решения тех глобальных проблем, о которых упоминалось выше. Но практически это исключается напрочь существующей логикой гегемонизма, подозрений, вражды, отношения победителя к побежденному. Ну, не принимают - и черт с ними. Дело в том, что евроамериканская цивилизация, как и наша евразийская, все равно в самом близком будущем обречена историей на катастрофу. Как только главари

5 тоталитарных, изуверских и мафиозных структур на Востоке как следует освоят уже имеющееся у них ядерное, химическое и бактериологическое оружие массового поражения - они обязательно устроят Западу второе крушение Римской империи. Тут исход Четвертой мировой войны (уже не “холодной”) предрешен пассионарностью поднимающегося Востока - помните теорию Л.Н.Гумилева? - и разложением заживо клонящегося к упадку пост-пассионарного Запада. Это - дело ближайших лет, может быть, даже со дня на день. Но даже если новый Армагеддон наступит несколько позже - все равно тотальная компьютеризация ближайших лет взорвет западное общество, никак не рассчитанное на 80% трудоспособных, которых заменит компьютер. А чуть попозже начавшееся вырождение белых американцев и европейцев с их однодетной, в среднем, семьей неизбежно создаст гигантский “Эффект Косово” на всем пространстве от Сан-Франциско до Нью-Йорка и от Лондона до Киева Так что потрясений в любом случае не избежать, и хорошо бы приуготовиться к ним заранее. Что же касается “противостояния”, то оно диктуется законами геополитики. Раз в пользу НАТО, как в пользу кайзеровской Германии в 1918 году, отторгается Прибалтика, Украина, Закавказье, пытаются отторгнуть Северный Кавказ - значит, надо объединяться с “врагами нашего врага” на всем пространстве Евразии, а может быть, и не на нем одном.Что не исключает усилий в таком развитии ООН, при которых эта организация оказалась бы в состоянии эффективно решать не раз упоминавшиеся уже глобальные проблемы современности. Ну, а “особый исторический путь” ... Его нет ни у одной страны мира, и Россия не может быть исключением из общего правила. Конечно же, у России - значительная специфика. Не меньше, чем, скажем, у Индии, Китая, Японии, США. И она должна полностью учитываться. Но есть и торная дорога общемировой цивилизации. И, как показывает история, горе тому, кто с неё свернет. В этом мы уже убедились на собственном опыте. А кто не убедился - пусть полюбуется на современнные КНДР или Кубу, Ливию или Ирак. Что можно сказать о роли религии? Способно ли православие сыграть ту же конструктивную роль, что и другие религии в других странах, помочь направить развитие России в общецивилизационное русло? Потенциально роль религии огромна. Ведь религиозная культура по сей день является ключевой в развитии этической, эстетической, правовой, политической, вообще мировоззрен-ческой и даже научной - правда, во всех случаях имеется и сильная обратная связь. Без понимания того, что ты - частица мироздания и обязан жить по законам этого домена вселенной, человек был и остается зверем при любом образовании. А вот как этот огромный потенциал использовать, тут многое зависит от характера и интенсивности диалога между церковью и обществом. Опыт многих стран мира, где этот диалог налажен, показывает самые благотворные последствия для государства и общества. У нас тут - непочатый край работы. Человек у нас никогда не был той ценностью, какой является в каждой стране Запада. Много говорят о “человеческом капитале”, но у нас половина населения - за чертой бедности, а еще треть - просто в нищете. Как помочь этому горю? Какие социальные и экономические истины, давно ставшие избитыми в других странах, нам предстоит открыть? Прежде всего, надо “открыть” ту избитую истину, что бесклассового общества никогда нигде не было, нет и не будет. Даже у обезьян вожак не равен просто сильному самцу, а тот - слабому (у самок - своя иерархия). Даже в первобытном племени вождь не равен просто старейшине, тот - рядовому члену племени, а тот - старику, подростку или инвалиду. А в любом государстве - хоть в рабовладельческом, хоть в феодальном, хоть в капиталистическом, хоть в социалистическом - всегда сразу появляется горстка разбойников (1-2% населения), в руках которых сосредоточивается богатство и власть. У нас позавчера это была аристократия, вчера - “номенклатура”, сегодня - “новые русские”. С другой стороны, всегда и везде были нищие. А между ними - “средний класс”, подразделяющийся на высше-, просто и низше-средний. Как прежде крестьяне: кулаки, середняки, бедняки. Только в благополучных странах нищих - столько же, сколько разбойников-сверхбогачей, а подавляющее большинство населения составляет средний класс. А в неблагополучных - почти все бедняки или нищие, кроме горстки упомянутых разбойников и их прихлебателей из высше-среднего класса. Так было и будет везде - и в сверхблагополучной Швеции или Швейцарии и в сверхнеблагополучной КНДР или России. Что делать? Всеми силами расширять средний класс, минимизируя число бедняков и нищих, от которых, как и от богачей, все равно никуда не деться. Чем и занимаются

6 правительства многих соцстран, неотличимых совсем недавно от нашей такой родной и такой чужой. Но там они выражают интересы отечественной экономики, массового предпринимателя. А у нас - интересы кучки компрадоров, торгующих национальными богатствами страны и складывающих награбленное на свои тайные счета в зарубежных банках. Как делать? На этот счет есть детальнейшие рекомендации социологов и экономистов-профессионалов, не принадлежащих ни к одной политической партии и потому ничьи корыстные интересы не лоббирующих. А вот что делать в сложившихся условиях лично читателю - пусть решает он сам по мере осмысления информации типа вышеизложенной. Сегодня многие ожидания связаны с подрастающим поколением. Но какими будут молодые россияне через 10-15 лет? Не погрязнут ли в “наркокайфе”? не пойдут ли, как и мы, за разными демагогами? Не станут ли “рабами компьютера”? Будут ли способны возродить Россию или “социальные гены” останутся и для них вечным проклятием? В этом отношении вряд ли можно ждать какого-то чуда. Вряд ли сегодня “мы” - одни, а “они” завтра будут другими, перестанут материться, пьянствовать, воровать и слепо верить шарлатанам. Яблоки от яблони ... Бесспорно одно: в молодом поколении постепенно выветривается тут жуткий генетический страх, который сковывал несколько поколений людей целых шестьдесят лет после массовых репрессий 30-х годов. Появляются какие-то зачатки чувства человеческого достоинства. Ну, и растет уровень образования. Не забудем, что до 60-х годов нами управляли, в основном, люди с незаконченным начальным образованием, едва научившиеся читать, считать, писать и пустословить на собраниях. Да и позже полно было и есть начальства с незаконченным средним и высшим. Вы только посмотрите на их физиономии и послушайте, что и как они говорят, точнее, бубнят по бумажке. Конечно, идеализировать идущих на смену не надо. Надо просто создавать условия для лучшей реализации их потенциала. Скажем, задуматься над тем, почему в армии не дают командовать взводом тем, кому “за тридцать”. И почему полковников отставляют в 45 лет, а не в 60. Раскройте энциклопедию на слове “геронтология”, почитайте, какая это самоубийствен-ная для общества мерзость и вновь, в который уже раз, посмотритесь в зеркало ... По отношению к России все чаще слышится страшное слово “депопуляция”, которое переводится на русский язык словами “вырождение”, “выморочность” и т.п. Говорят, что число смертей в стране каждый год все больше и больше превышает число рождений и что в связи с этим население России каждый год уменьшается на миллион с лишним по нарастающей, несмотря на сотни тысяч беженцев из бывших союзных республик - за последние несколько лет оно сократилось не менее чем на четыре миллиона. Есть ли надежда выбраться из этой “демографической ямы” или мы так и сгинем с лица земли, как некогда могикане? Все сказанное - горькая правда. Точнее сказать, беда. Поразившая не только Россию, но обе цивилизации с частицей “евро” - и евроамериканскую (западную), и евразийскую. Дело тут, конечно, не в коварном “евро”, а в том, что обе цивилизации на протяжении ХХ века перешли от сельского к городскому образу жизни,тогда как в остальных мировых цивилизациях этот переход только развертывается. С таким переходом обязательно связано самое страшное что может случиться с людьми: они теряют -точнее,начинают стремительно терять потребность в детях. При сельском образе жизни ребенок с трех-четырех лет - помощник по хозяйству. Когда подрастет и женится или выйдет замуж - важный союзник. А под старость - “живая пенсия” родителям: другой не бывает. Прибавьте к этому сравнительно высокую детскую смертность, заставляющую женщину рожать как можно больше, чтобы двух родителей в следующем поколении сменило хотя бы двое новых, а еще лучше - трое-четверо. И построенные на этом социальные устои, согласно которым незамужняя женщина - это “старая дева”, приживалка в чужой семье, а неженатый мужчина - “холостяк” (так именовали кастрированного барана); бездетная женщина - уродка, вроде горбатой; и даже одно-двухдетная - вроде инвалидки, поскольку не может больше рожать, как все здоровые бабы. Поневоле будешь “как все”. При городском образе жизни ребенок - никакой не помощник, а заведомая обуза, ломающая карьеру матери и очень осложняющая жизнь отцу. Подрастет - становится чужим, а то и враждебным, потому что и труд, и быт, и досуг больше не являются совместными, семейными. Ну, а пенсия у нас вроде своя, государственная. Хотя на самом деле она в конечном счете целиком зависит от количества и качества подрастающего поколения. Ясно, бездетным в городе много легче, нежели с детьми, а “холостякам/холостячкам” много легче,

7 нежели семейным. И никакие они больше не ущербные, как прежде. Наоборот, внушают зависть. И вот насущная прежде потребность в ребенке, детях как бы атрофируется, отмирает. Все более внушительное меньшинство - до трети и больше - так и остается вне брака, ограничиваясь разными формами конкубината (внесемейного сожительства, в подавляющем большинстве случаев, естественно, бездетного). Из семейных, в свою очередь, до трети и больше остаются бездетными, а почти все остальные ограничиваются одним, реже - двумя детьми. Трехдетная семья сегодня, не говоря уже о многодетной, в городе - редкость. В конечном счете, каждые два родителя, в среднем, пороизводят на свет не три-четыре будущих родителя,как прежде,а всего одного.И начинается вырождение народа - депопуляция. Она имеет четыре социальных последствия - одно кошмарнее другого. Во-первых, ребенок в однодетной семье попадает в противоестественное положение. Ему сызмальства не о ком заботиться: напротив, все вокруг заботятся о нем, принимают решения за него. В результате происходит искусственное торможение нормального процесса взросления и появляется инфантил - вечное дитя, которому в десять лет словно пять и в двадцать - словно пятнадцать, и в тридцать-сорок словно шестнадцать. Он может стать родителем, но его семья будет нормально существовать только пока жива бабушка, потом начнется разновозрастный детсад. Впрочем, инфантилы предпочитают обходиться без детей: ведь о ребенке надо заботиться, а они этого не умеют. Во-вторых, инфантилы не умеют заботиться и о своих стариках. В результате растет пресловутый “разрыв поколений”, и миллионы стариков обречены на мучительно одинокую старость. В-третьих, любящие родственники ни за что не пустят свое единственное ненаглядное чадо на непрестижную работу. Но городскому хозяйству, экономике страны в целом требуются не только лаборантки и артистки.Поэтому начинается нашествие работников из так называе-мых “трудоизбыточных” регионов, где еще не успела исчезнуть массовая многодетная семья. Это создает сложнейшие проблемы даже в стабильных государствах, а уж в России начинает-ся самое настоящее противостояние различных субкультур, чреватое катастрофой, Наконец, в четвертых, если двух родителей сменяет всего один будущий родитель, то нетрудно высчитать, когда последние Иван с Марьей родят последнюю Дарью, которой уже не за кого будет выходить замуж, кроме как за Ахмета, да и тому она вряд ли будет нужна. Долгое время демографы забавлялись игрой в цифры, высчитывая, через сколько столетий такое может произойти, Но кулак судьбы протер им глаза. Выяснилось, что при наметившихся тенденциях не через тысячу и даже не через сто, а всего через десять лет за парты в наших школах сядут всего два школьника вместо каждых сегодняшних трех. А по улицам городов станут разгуливать трое праздношатающихся вместо сегодняшних четырех. Потом - 2,75, потом - 2,5 и т.д. до нуля включительно. Но трагедия в том, что нам никто не даст спокойно вымирать веками и тысячелетиями. На земле к югу от нас слишком тесно, чтобы позволить нам такую роскошь. И в этом смысле то, что произошло в Косово, может служить моделью между-народных отношений грядущего столетия. Ведь в Косово не албанцы столкнулись с сербами. а одна цивилизация вытеснила другую. Образно говоря, та, где женщины таскают детей и сидят у колыбели, стерла с лица земли в целом крае ту, где женщины таскают шпалы и сидят на заседаниях. Эта судьба неизбежно ждет нас в самом близком будущем, как говорится, один к одному. Что делать? Приказом рожать никого не заставишь, раз нет потребности в детях. Попытаться увеличить рождаемость весомым пособием на ребенка? Французы и венгры, да и не они одни, попробовали - не получилось. Потому что женщине мало любых денег. Ей нужно, чтобы её жизнь при трех-четырех детях (это оптимально и для неё, и для общества, считают демографы) была интереснее и содержательнее, чем у бездетной подруги, чтобы почет был больше, чем у любой бездетной, будь она хоть трижды народнейшая артистка или четырежды доктор наук, чтобы уровень жизни был выше, чем у любой “холостячки”, даже если поганец-муж бросит с детьми на руках. И что интересно: все это детальнейше разработано демографами. Прояснено даже, откуда брать деньги на спасение народа от вымирания: оттуда же, откуда берем на Чечню, на бесконечные выборы разных бесконечно огорчающих нас персонажей и на тайные счета в зарубежных банках. Вот только эта информация нисколько не интересует ни тех, кого мы выбираем, ни тех, кто складывает награбленное в иноземные копилки. Есть ли другие варианты? Да, есть. Один из демографов, отчаявшись получить хоть какой-то отклик у сильных мира сего, пошел на заведомый скандал. Он предложил отделить столь любезный нам секс от столь нелюбезного нам воспроизводства поколений, и передать последнее целиком в руки

8 специалистов по выращиванию детей в пробирках, по клонированию и прочим достижениям научно-технического прогресса. Нравится? Или предпочтем вымереть, как динозавры, безо всяких пробирок? В 20-х годах была такая шутливая песня про “лепестричество, которое сделать все сумеет”. И был в этой песне такой куплет: Не будет у нас жен - мы так будем сходиться. Не будет пап и мам - мы так будем родиться. Не будет акушерок, не будет докторов: Нажал на кнопку - чик! - и человек готов! Наивные предки думали, что это всего лишь шутка. Их шибко умные потомки приняли шутку всерьез. И, похоже, всерьез собираются сделать былью не только сказку, но и песню. Включая вышеприведенный куплет.

Бестужев-Лада И.В. КИБОРГИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ

                 
		           	Академик РАО  И.В. Бестужев-Лада,
                               президент  Академии исследований будущего

	К И Б О Р Г И З А Ц И Я    Л И Ч Н О С Т И,  или
	Переживет ли человек грядущее столетие?

Полвека назад, собирая по крупицам довольно скудную тогда информацию о будущем Земли и человечества, я с удивлением узнал, что существуют две точки зрения на будущее человека. Большинство ученых считало, что формирование физического и психического облика человека завершено и больше никаких изменений не предвидится. Доказательство: люди античного мира ничем не отличались от нас по физиологии, психологии, интеллекту. А сколько изменений произошло за последние несколько тысяч лет! Меньшинство возражало: до ХХ века образ жизни людей менялся сравнительно мало, а ныне изменения идут такими масштабами и темпами, что не могут не оказать существенного влияния на облик человека. С этих позиций человек будущего виделся как хилое существо (нет должной физической нагрузки) с огромной головой, отличающейся от нашей с вами гораздо сильнее, чем мы, скажем, - от неандертальца. Прошло несколько десятилетий, и к концу ХХ века этот спор потерял всякий смысл. Проблема стала выглядеть качественно иначе: человек быстро осваивает технологию целе-направленного управления развитием своего физического и психического облика, и вопрос сводится к тому, к чему именно мы должны стремиться, на каких именно рубежах изменений целесообразно остановиться. Этот процесс называется киборгизацией личности (от придуман-ного фантастами слова “киборг” - кибернетический организм, который якобы идет и придет на смену роду гомо сапиенс). Собственно, этот процесс давно уже идет полным ходом. Вы надели очки - улучшили зрение. Очки со слуховым аппаратом - улучшен слух. Вставили челюсти - зубы как у фото-модели. При необходимости возможны искусственные сердце, легкие, почки, печень, электрон-ные протезы рук и ног, другие искусственные органы. А целая гора пилюль и порошков, ради-кально воздействующих на организм? И при всем том человек остается человеком. Но вот пытливый разум (не к ночи будь помянут!) подбирается к “святая свягых” человеческого организма - к головному мозгу и центральной нервной системе. Подбирается исподволь- вроде как по пустякам.А постепенно получаются отнюдь не пустяковые результаты. Вот почти вплотную подошли к решению проблемы произвольного определения пола ребенка: хочешь - мальчика, а хочешь - девочку! Подумал ли кто-нибудь, кого именно захотят 99 из 100 джигитов в нашем вот уже несколько тысячелетий тотально патриархальном обществе? Кого именно навяжут джигиты зависимым от них будущим матерям? Какие произойдут судороги в половой структуре общества, и как их придется смягчать из поколения в поколение? И какой ценой? Вот спортсмен принимает допинг, чтобы урвать вожделенную медаль. Знает ли он, что сокращает на многие годы отпущенный ему судьбой срок жизни? Да, знает. Но медаль для него, как и сигарета для курильщика или стакан для алкоголика (с теми же самоубийственными результатами) намного важнее. А теперь представьте себе следующие поколения анти-снотворных пилюль, которые дадут возможность бодрствовать сутками, может быть, даже месяцами и годами. Следующие поколения “Виагры”, которые дадут возможность испытывать оргазм (с партнером или без) хоть 24 часа в сутки. Догадываетесь, какой ценой? Вот на человечество накатывается самое настоящее цунами сильнодействующих наркотиков, которые так же легко приготовить на своей домашней кухне, как сегодня стакан чая. И которые поэтому невозможно “запретить” полицейскими средствами. Можете вообразить общество, где 70% молодежи (сопоставимо с нынешними курильщиками) за 10-15 лет мучительно переходит в мир иной, на глазах переставая быть людьми?

2 Вот мой младший внук годами каждый день часами сидит за компьютером. Конечно, он вынужден ходить в школу, готовить уроки, общаться с родителями, родственниками, сверстниками. Но все это для него - печальная неизбежность, вроде мытья посуды. Для него не существует ни литературы, ни искусства - они ему попросту неинтересны. А до науки или политики он еще не дорос. Все его интересы - целиком в виртуальном мире компьютерных игр. Как это скажется на его физиологии и психологии, каким он окажется членом общества, захочет ли и сможет ли иметь собственных детей? И каковы будут дети этого землянина, чуждого окружающему его миру посильнее любого марсианина? И разве он - какой-то из ряда вон выходящий феномен? Нет, мы знаем, что это все более распространенный социальный тип подрастающего поколения. А ведь и без этого человечество попадает в очень сложную проблемную ситуацию объективной физиопсихической деградации подрастающих поколений. Раньше, совсем недавно в исторических масштабах, всюду подавляюще преобладала многодетная семья. Женщина рожала много раз, а до своей свадьбы доживало лишь несколько из новорожденных. Сегодня это неприемлемо. Но не забудем, что эти “несколько” были как бы “отборными”, т.е. на основании естественного отбора носителями лучших физио-психических характеристик, которые затем передавались следующему поколению. Ныне, как правило, “получается” только один, реже два ребенка. И половина из них, по статистике, - невротики, дети с расшатанной нервной системой, потенциальные клиенты псих-диспансера. Две трети - “аллергики”, т.е. люди, которые, подобно диабетикам, не смогут жить без постоянной фармакологической “подпитки”. Четыре пятых уже к пятнадцати годам имеют серьезные проблемы со зрением, позвоночником, ухом-горлом-носом. И все они так или иначе передают это свое“наследство”следующим поколениям.Так что процесс идет по нарастающей. Кроме того, дает себя знать пресловутый “наркологический эффект”. Мы лицемерно закрываем глаза на то, что никотин и алкоголь - в принципе такие же наркотики, как и опиум или ЛСД, только послабее. Но одна-единственная затяжка никотином, одна-единственная капля алкоголя обязательно проводят свою дьявольскую “работу” в организме и обязательно так или иначе сказываются на состоянии здоровья. Мало того, обязательно и весьма прискорбно сказываются на потомстве. А теперь, с учетом всего сказанного, попытаемся представить себе, каким мы хотели бы видеть человека, начиная с себя самого, если наука поможет решить самые фантастические сегодня проблемы, связанные с физиологией и психологией личности. Прежде всего, хотелось бы стать бессмертным! - воскликнет большинство читателей. Пожалуйста! - ответит наука - Но задумывались ли вы, как будет выглядеть “общество бессмертных”, останется ли оно человеческим? Уверяю вас, что это очень сложный вопрос, даже если речь пойдет не о бессмертии, а ,скажем, всего лишь о сотне-другой лет жизни. И его лучше рассмотреть в особой статье. Сейчас скажем одно: все, что рождается, должно умирать - иначе зачем рождение? И жить, оказывается, надо ровно столько, сколько нужно не тебе-эгоисту, а твоей разновидности флоры-фауны, микроба или человека, безразлично. Но нельзя ли увеличить продолжительность жизни с 70-80 хотя бы до 100-120 лет, просто приспособившись обходиться без сна? Да, конечно, обидно терять треть суток на похрапывание, раздражающее окружающих безо всякого для себя удовольствия. Ведь есть же счастливцы, прекрасно чувствующие себя после трех-четырех часов сна! И, наверное, наука подскажет способы добиться такого счастья для каждого. Но вот совсем без сна - сомнительно. Неизвестно, как в других мирах, но земная жизнь устроена таким образом, что “спать” обязаны даже в растительном мире, не говоря уже о животном. Человек же, как ни бахвалься своим якобы “разумием” ,- всего лишь, как только что говорилось, разновидность земной фауны, не более того. Очень соблазнительно заменить еду “вкусными” таблетками. Но как среагирует на это пищеварительная система, оказывающаяся “излишней” при таком питании? А затем и весь организм? Может быть, сделать таблетки неотличимыми по содержанию от натуральных продуктов? Но не проще ли еда, проверенная опытом миллионов лет? Еще соблазнительнее массажер-тренажер, который полностью снял бы потребность в физических нагрузках. Но зачем лишать себя удовольствия и даже наслаждения силой и гибкостью своего тела? Тем более, с опаской, что все иные способы могут вызвать непред-сказуемые реакции организма - по меньшей мере, в следующих поколениях.

3 Очень хочется иметь идеальную фигуру и внешность. Плохо, когда дразнят “дяденька - достань воробушка” или “метр с кепкой”., “жиртрест” или “скелет”, “квазимодо” или “кикимора”. Наверное, с такими крайностями будет покончено самым решительным образом. Но подумайте сами, как будет выглядеть человеческое общество, состоящее наполовину из одинаковых атлетов, а наполовину - из одинаковых манекенщиц? Наверное, будут стараться разнообразить внешность в известных пределах, подобно тому, как сегодня подбираем себе оригинальное платье в пределах моды. Точно так же, вряд ли кто-нибудь по собственной воле захочет быть спящим на ходу увальнем-флегматиком, вечно дергающимся истериком-холериком, самодовольно гогочущим обжорой-сангвиником или мрачно-злобным плаксой-меланхоликом. Наверное, и эти крайности, от которых сегодня никуда не деться, можно будет преодолеть. Но и в данном случае, разве человеческим будет общество, состоящее из совершенно одинаковых психотипов? Это будет пострашнее сумасшедшего дома. Во всяком случае, изначально бесчеловечное. Наконец, самое главное - разум. Нельзя ли сделать так, чтобы “человек разумный” (в кавычках) стал действительно разумным (без кавычек) и только разумным? Чтобы его разум стал мощнее самого мощного компьютера грядущих веков, чтобы можно было за секунду безо всякой учебы все понять, сообразить, рассчитать, а в следующую секунду - принять оптимальное, единственно правильное решение в любой, сколь угодно сложной ситуации? Ну, полный идеал здесь, как и во всех схожих случаях, - принципиально недостижим. А вот двигаться к нему шаг за шагом не возбраняется. Но вот в каком направлении и в каких пределах - это вопрос вопросов. Дело в том, что “гомо” - не только “сапиенс”, но и “глупиенс”, “эмоциенс”, “ошибациенс”, “заблуждациенс” и еще многое другое, делающее человека человеком. Уберите эти черты - и вместо человека получится уже упоминавшийся киборг. Конечно, вполне возможно, что в глубинах Мирового океана или в космосе сподручнее обитать киборгам. Только киборги смогут на минипланетах-планетолетах, сменяя сотни и тысячи поколений, двигаться миллионами и миллиардами земных , а может быть и световых лет от одной звездной системы к другой. Но сколько бы ни было разновидностей горилл, шимпанзе и орангутанов-киборгов, пусть на планете по имени Земля останется забавная, симпатичная нашему взору мартышка-человек. Он не помешает киборгам. Как не помешают отправившимся в город инженерам и агрономам их старые “предки”, оставшиеся на завалинке отчего дома.

Бестужев-Лада И.В. РОССИЯ --1999: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

2.12.98 И.В.Бестужев-Лада

РОССИЯ --1999: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

Врез: Мы знакомим читателей ВК с краткосрочным технологическим прогнозом ожидаемого и желаемого состояния России на 1999 год.

Технологический прогноз, в отличие от обычного и привычного, это - не попытка предсказать какие-то события, а особое исследование, с какими про-блемами придется столкнуться и как лучше их решать. Соответственно техно-логические прогнозы подразделяются на проблемно- поисковые и нормативно- целевые. Естественно, прежде всего анализируется исходная ситуация, а затем изучаются тенденции, выявляются проблемы и возможные пути их решения.

Прогноз разработан в лаборатории социально-экономического прогно- зирования Центра исследований будущего Академии прогнозирования сов-местно с сектором социального прогнозирования Института социологии РАН.

Итак, исходная ситуация. Россия 90-х гг. ХХ в. родилась из России 1929- 1989 гг., известной под названием Советский Союз и представлявшей собой по сути реализованную утопию казарменного социализма, которой Маркс пугал в свое время своих оппонентов, но которая стала реальностью для целой трети человечества, начиная с России. Образно говоря, это было нечто вроде вселен-ского стройбата, с его неизбывной дедовщиной, живущего по принципу: “солдат спит, а служба идет”. Да еще вдобавок тоталитарного, способного держаться только террором внутри и бесконечными военными авантюрами вовне. Да еще помноженного на российскую специфику, с её тысячелетними авторитарными традициями, выражаемыми формулой: ты начальство - я дурак, и наоборот.

С всевластной “номенклатурой” от любого района и до Кремля. С высокораз-витой “теневой экономикой” и соответствующими мафиозными структурами - тоже от любой деревни и до Кремля. К тому же “стройбат” потерпел жесткое поражение в Третьей мировой войне (“холодной”) от натовских империалистов, превосходивших его вчетверо экономически и на целый порядок - технологичес- ки. И его штаб в панике пошел на позорную капитуляцию, превратив бывший СССР в подобие Германии или Японии образца 1948 года. С той разницей, что им помогли встать на ноги (против СССР!), а нас боятся как политического соперника и экономического конкурента, поэтому будут стараться держать в существующем лежачем положении сколь возможно дольше.

И вот в такой ситуации вконец прогнившая “казарма” рухнула. В под- нявшейся пыли и разлившейся мутной воде раздались демагогические крики о “демократии”, “правах человека”, “рынке” и прочей Швейцарии. Хотя никуда не исчезла всевластно-авторитарная “ номенклатура”, быстро перекрасившаяся в демократическо-рыночный цвет и составившая едва ли не половину “новых русских”- подлинных хозяев страны. Никуда не исчезли могущественные“короли черного рынка”, быстро выползшие из тени в свет, чудовищно размножившиеся и составившие вторую половину упомянутых хозяев. Не удивительно, что к вла-сти на смену романтическим доктринерам тут же пришли весьма прагматичные компрадоры - “посредники” между сырьевым отечественным рынком и воро- тилами мирового рынка. И в зарубежные банки потекли живые соки страны - сотни миллиардов долларов, которых с лихвой хватило бы и на экономику, и на культуру, и на детей, и на стариков, и на армию, и на школу. А страна стала погружаться в кабальную долговую яму, сооруженную натовскими победителями Понятно, растет массовый протест обманутых, обездоленных, отчаявшихся людей. Понятно, что отчаяние подсказывает многим, за неимением ничего более конструктивного, лозунги возврата назад, к рухнувшей “казарме” или того хуже - к новой волне террора и военных авантюр. И вот мы видим то, что видим.

Какие перспективы открываются для России при подобной ситуации не то что на год, а на целый десяток лет или даже на всю первую четверть грядущего столетия?

Проблемно-поисковый прогноз. При существующем положении вещей ни о подлинной демократии, ни о подлинном рынке не может быть и речи. Для этого прежде всего надо поднимать рухнувшую экономику. А как это сделать, когда на каждый рубль прибыли в области производства (на который, к тому же тут же кидаются, как звери, налоговая полиция, чиновный и уголовный рэкетир) приходится чуть ли не десять рублей прибыли от продажи и перепрода- жи того же товара и целая сотня рублей - от торговли деньгами, которые тут же, как уже говорилось, уплывают на тайные счета в загранбанки. Как вы думаете, куда при таких условиях устремляется вся активность “новых русских” и как это отражается на экономике? Пока что мы движемся по тому же пути, по которому компрадоры завели в долговую яму множество “банановых республик” Азии, Африки, Латинской Америки. Роскошь кучки лихоимцев (не более 2% населения страны), бедность более половины семей и отчаянная нищета каждой третьей - вот реальная перспектива и на год, и на десять лет. Добавьте к этому дальнейшее усиление мафии, постепенно подминающей под себя коррумпированные правительствен-ные структуры. Засилье иностранных монополий и транснациональных корпо- раций. Да что долго говорить? Раскройте энциклопедию и прочитайте статью “Колумбия”. Это и есть Россия 1999 или 2010 года, если не удастся свернуть с гибельного компрадорского пути, что и пытается начать делать правительство Примакова.

Да, с этой безысходностью можно покончить в одночасье. Достаточно объявить о приходе к власти коммунистов (не более 10% вероятности в 1999 г. , т.е. весьма маловероятно, но возможно 30-40% в 2000 г., т.е. не очень, но все же, при известных обстоятельствах, вероятно) - и ненавистных компрадоров как ветром сдует. Однако вместе с ними как ветром сдует и всю нашу насквозь криминализованную торговлю. Страна, как Югославия или Ирак сегодня, сразу же подвергнется блокаде извне. У оставшихся магазинов снова выстроятся километровые очереди из очень ожесточенных людей. Чтобы удержаться у власти, вновь придется прибегнуть к многократно испытанному приему: начать поиски “врагов народа” и войны с соседями, тем более, что территориальных споров - хоть отбавляй.

Развязать террор и военные авантюры заставит и простая логика каждой революции. Как только у руля встанет”жирондист” Зюганов - на него тут же кинется “якобинец” Анпилов, уже сегодня клеймящий своего собрата по разуму “за мягкотелость”. Одолеет Анпилов - на него тут же кинется совсем уж “беше- ный бабувист” Макашов. И так до тех пор, пока не явится какой нибудь новый Бонапарт в таких же генеральских погонах и не расстреляет всю эту публику, как два столетия тому назад в Париже. Сколько же крови прольется, пока мы придем всего лишь к очередным Иосифу Виссарионовичу с Лаврентием Павло-вичем!

Ничуть не лучше и прогнозный сценарий прихода к власти воинствующе националистического (нацистского) российского Наполеона, пусть даже ярого антикоммуниста. Ведь чтобы удержаться у власти, ему придется заняться тем же, чем занимался его французский предшественник. В сложившихся условиях это означает гигантское Сараево от Бреста до Владивостока и от Архангельска до Кушки, с миллионами трупов и десятками миллионов мрущих от голода бежен- цев.

Так неужели все прогнозные сценарии ближайшего будущего России имеют столь мрачно-проблемный характер? Нет, почему же, существует и иной,

Нормативно-целевой прогноз. Здесь уместнее всего прибегнуть к одному из наиболее действенных методов технологического прогнозирования - к прогно-зу по аналогии (впрочем, мы частично прибегали к нему и выше). Посмотрите на карту Восточной Европы. Да, там есть и далеко ушедшие от нас Чехия или Венгрия, и далеко отставшая от нас Албания, и близкородственные нам сегодня Болгария или Румыния. Но есть и такие страны, как Польша или Словакия, совсем недавно почти неотличимые от наиболее благополучных регионов СССР, а ныне, при всех их проблемах и отставании от наиболее развитых стран Восточной Европы, отличающиеся от нас, как небо от земли. Разумеется, в лучшую сторону. Спрашивается, почему?

Потому что к власти там пришли не компрадоры, не коммунисты и не нацисты, а представители так называемого среднего класса - отечественного пред-принимательства. Главное внимание они обратили на то, о чем только сегодня заговорил Примаков - на благополучие своей экономики, как основы благополу-чия населения. Там немыслимо залезть в кабальные долги только для того, чтобы разграбить полученное и спрятать награбленное в загранбанках. Не- мыслимо положить самому себе зарплату в сотню миллионов злотых или крон, а миллионы рабочих и служащих оставить на год без зарплаты, пока их деньги “крутятся” в банках, принося лихоимцам дополнительный “навар”. Немыслимо обмануть вкладчика банка, зная, что это обернется в конечном счете десятками миллиардов столь необходимых экономике долларов под матрасами в чулках. Не хотелось бы идеализировать обе эти и им подобные страны. Там полно своих проблем. Но нам бы их заботы! Да, там немало бедных и нищих - гораздо больше, чем в Чехии или Венгрии, не говоря уже о Швеции или Швейца-рии. Но ведь едва ли не на порядок меньше, чем у нас - считанные проценты, сопоставимые с процентами зажиточных и богатых. Основную массу населения, как и во всех благополучных странах, составляет средний класс, состоящий из высококвалифицированных рабочих и служащих с гарантированно высокой зарплатой и из предпринимателей среднего и даже в большинстве случаев малого масштаба. Безработица тоже на порядок ниже нашей, причем безработные получают вполне приличные пособия. Для этого государство, в противополож- ность нашему, создает налоговый “режим наибольшего благоприятствования” массовому предпринимательству, в том числе тысячам частных фирм, снабжаю- щих предпринимателя всем необходимым и позволяющих реализовать его про- дукцию без хищничества наших “посредников”. При этом у них нет нашего повального воровства и, стало быть, не требуется миллионов охранников. Нет вымогательства чиновников и засилья преступности, так что не требуется армия полицейских и юристов. Нет своекорыстных интересов генералитета и поэтому нет сверхдорогостоящей, да к тому же устаревшей по всем статьям и абсолютно небоеспособной армии.

Повторяем, эти и подобные им страны очень далеки от рая на земле. Их жители очень многим очень недовольны. Но если мы не в 1999 -м, а хотя бы в 2009 году дотянемся до их состояния - это будет реализация самого оптимистичного из всех реальных прогнозов, за пределами которых прости-рается чистейшая фантастика.

Остается пожелать, чтобы этот прогноз сбылся возможно скорее. Но это в немалой степени зависит от нас. От каждого из нас.

Бестужев-Лада И.В. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

1. В 1924-28 гг. русский ученый по имени Владимир Александрович Базаров-Руднев совершил одно из самых значительных научных открытий ХХ века. Он первый в истории науки предложил подходить к будущему не как к предмету предугадывания, а как к предмету обычного научного исследования. Не пред-сказывать, а выявлять назревающие проблемы и возможные пути их решения. Или, что то же самое, заранее “взвешивать” возможные последствия намечаемых решений и тем повышать их объективность, а следовательно и эффективность.

Работы Базарова были не поняты современниками и забыты потомками. Они вошли в научный оборот лишь в 80-х годах. Но спустя 30 лет после их публикации, в конце 50-х гг., к тому же проблемно-целевому подходу подошли первые американские, а затем и западноевропейские футурологи, понятия не имевшие о русской научной литературе 20-х гг. И родилось технологическое прогнозирование, которое подразделяется на поисковое (выявление назревающих проблем) и нормативное (выявление возможных путей их решения). На этой базе сложилось современное исследование будущего, как междисциплинарный комплекс прогнозных разработок самого широкого спектра естественных, технических и общественных наук. В глобальных, региональных и локальных масштабах. На глобальном уровне к началу 70-х гг. поисковые прогнозные разработки вылились в особое направление исследований будущего - глобалистику: изучение глобаль-ных проблем современности. А нормативные - в альтернативистику: изучение возможных путей перехода к цивилизации, альтернативной существующей и способной, в отличие от неё, успешно справиться с указанными проблемами. Важно добавить, что современное исследование будущего опирается, в основном, на анализ трендов - экстраполяцию в будущее тенденций, закономер-ности развития которых достаточно хорошо известны, а также на оптимизацию этих трендов, по критериям, заданным целеполаганием. Большую роль играет очный и заочный, коллективный и индивидуальный опрос экспертов. Применя-ются и другие методы: например, прогноз по аналогии и т.д. Результаты разработок сводятся обычно в прогнозные сценарии, матрицы и др. модели.

П. Комплекс глобальных проблем современности покоится на теории глобальных балансов, согласно которой стабильность процессов (устойчивость их состояния) в природе и обществе зависит от степени их сбалансированности. Насчитываается до двух десятков глобальных балансов, начиная с общепризнанных, типа топливно-энергетического, материально-сырьевого, межотраслевого, продоволь-ственного, транспортного, торгового, экологического, демографического и др. и кончая более или менее дискуссионными типа баланса вооружений, сил охраны и нарушения общественного порядка, убыли и подготовки кадров общественного производства, сноса и застройки зданий, заболеваемости и выздоравливаемости, наркотизации и денаркотизации общества (потребление никотина, алкоголя и более сильных наркотиков), разрушения и созидания культурных ценностей, различных балансов в международных отношениях, в системах информации и др.

Менее десятка лет назад ключевой глобальной проблемой современности являлась гонка вооружений, поглощавшая львиную долю совокупного валового продукта почти всех стран мира, да к тому же грозившая новой мировой войной. Собственно, как теперь стало ясно, она и предсталяла собой по сути главное поле сражений Третьей мировой войны 1946-1991 гг., вошедшей в историю под псевло-нимом “Холодной”. Самой настоящей войны с десятками миллионов убитых, раненых, инвалидов, беженцев, сирот, чудовищных разрушений и опустошений. Войны, в которой одна сторона (“мировая социалистическая система” во главе с СССР) потерпела поражение, капитулировала и распалась, потому что вчетверо уступала противнику (НАТО во главе с США) экономически и на целый порядок - технологически. Кстати, именно итоги этой войны в значительной мере ныне определяют положение России, мало чем отличающееся от положения Германии или Японии полвека назад, с той разницей, что ей никто не собирается помогать вставать на ноги против общего врага.

В 90-х годах ключевой глобальной проблемой, вместо гонки вооружений, получившей качественно иной характер изобретения и производства принципи-ально нового оружия, сделалось противостояние так называемого Третьего и Первого мира, т.е. развивающихся стран Азии, Африки, Латинской Америки и развитых стран Северной Америки, Западной Европы, плюс Японии и ряда дру-гих (Второй мир - бывшие СССР и развитые страны Восточной Европы - быстро распадается на Первый и Третий, куда скатываются Россия и прочие государства СНГ). Это противостояние безысходно во многих отношениях, потому что Третий мир пока что идет по пути развития Первого мира, а путь этот в обще-мировых масштабах бесперспективен: его “перекрывают” ограничения мировой энергетики, экологии и культуры, на которых мы остановимся ниже. Но самое главное, оно чревато Четвертой мировой войной по сложному комплексу причин, из которых выделяется по “взрывоопасности” проблема занятости населения.

Известно, что в странах с низким уровнем развития экономики не имеет работы - по крайней мере, постоянной работы - почти каждый третий из трудо-способных, не считая матерей многодетных семей. За вторую половину ХХ в. таких набралось сотни миллионов, и это число быстро растет. Между тем, в отличие от старших поколений, примирившихся со своей судьбой, молодежь получила кое-какое образование, имеет представление о жизни в Первом мире и настроена очень агрессивно. Но реализовать себя может практически только в трех структурах: тоталитарных, изуверских или мафиозных. Со своей стороны, главари таких структур готовы на любые авантюры, чтобы захватить и удержать власть. Первые попытки в этом направлении уже были, но кончились провалом из-за неравного соотношения сил.

Однако в руки авантюристов буквально плывет оружие массового поражения - химическое, бактериологическое и, возможно, ядерное. Как только они более или менее освоятся с ним - неизбежно повторение “Бури в пустыне”, но на сей раз при гораздо более неблагоприятном для Запада соотношении сил. Ситуация все более напоминает последние годы Римской империи. Как решить эту проблему в существующих условиях, не знает никто.

Следующая по остроте глобальная проблема - экологическая. Загрязнение окружающей природной среды растет такими масштабами и темпами, что, по авторитетным экспертным оценкам, в обозримом будущем нескольких ближайших десятилетий проблемная ситуация начнет перерастать в критическую и далее в катастрофическую, т.е. сопоставимую по результатам с самой разруши-тельной мировой войной. Страны Первого мира спасаются от надвигающейся катастрофы все более эффективными природосберегающими технологиями. Но для Третьего мира широкомасштабное применение подобных технологий просто не по карману - и он, можно сказать, обречен превратиться в сплошную “зону экологического бедствия”, если не будет качественно иного отношения к природе.

Экологическая проблема тесно связана с демографической, которая, в свою очередь,распадается на две противоположных проблемных ситуации:“демографи- ческий взрыв” в Третьем мире и “депопуляция” в Первом. Массовая много-детность в Третьем мире снижается недостаточно быстрыми темпами. Демографы почти единодушны в том, что население в нем на протяжении первой половины ХХ1 в. более чем удвоится и составит 9/10 общемирового. Соответственно возрас-тет нагрузка на природную среду, не говоря уже о проблемах пропитания, обучения и занятости такой массы людей. С другой стороны, столь же массовая малодетность и даже бездетность в Первом мире ведет к нарастающей инфантилизации подрастающих поколений - искусственному торможению нормального процесса взросления молодого человека, что ведет к физио-психической деградации и конечной выморочности населения.

Для того, чтобы “подтянуть” уровень развития третьего мира к Первому, необходимо удваивать производство и потребление энергии каждые несколько лет. Тепловая энергетика такой нагрузки не выдержит. Даже если хватит запасов нефти, угля и газа - загрязнение воздуха станет убийственным. Атомная может выдержать, но очень опасна: любая крупная диверсия может дать новый Черно-быль, а каждая такая катастрофа по числу жертв и масштабам разрушений равносильна взрыву нескольких атомных бомб. И даже ядерная, если будет освоена управляемая термоядерная реакция, способна породить негативные климатические сдвиги. Словом, ситуация при существующем положении вещей - тупиковая. Неизбежное в обозримом будущем по меньшей мере удвоение мирового народонаселения до крайности обостряет и продовольственную проблему. Та “Зеленая революция”, которая спасла Третий мир в 60-х годах от неминучей голодной смерти прогрессивными агротехнологиями, позволившими многократно увеличивать урожаи, не может повторяться бесконечно. Хотя и при ней примерно треть населения Третьего мира живет впроголодь, а несколько сот миллионов очень жестоко страдают от голода. Ухудшение положения чревато гигантским социальным взрывом.

Мировая торговля давно превратилась в трагикомедию. Цены на пром-товары Первого мира настолько несопоставимы с ценами на сырье и продтовары Третьего, что последний безнадежно задолжал первому растущие триллионы долларов и не имеет никакой возможности выплатить их в любом обозримом будущем. Так что и здесь - полнейший тупик при существующих условиях.

Экологическая проблема осложняется в Третьем мире гиперурбанизацией - скучиванием десятков, а в перспективе и сотен миллионов людей в гигантских агломерациях-мегалополисах. С массовой деморализацией населения и столь же масштабной деградацией сельской Среды. Тенденция - нарастающая.

Многое из вышеперечисленного осложняет также проблему сохранения здоровья населения, особенно у подрастающих поколений. Уходит в прошлое относительно высокая детская смертность, когда выживали наиболее жизне-способные, передававшие свое генетическое наследство следующим поколениям. Сегодня выживаемость зависит преимущественно от уровня медицинского обслуживания. А оно далеко не везде на высоте. К тому же современный городской образ жизни, нездоровая окружающая среда и неадекватная сложившимся условиям система образования прямо-таки калечат детей, подростков, молодежь. Достаточно сказать, что более половины российских - и, конечно же, не только российских - школьников - невротики, почти две трети - аллергики, четверо из пяти страдают серьезными заболеваниями уха-горла-носа, зрения, позвоночника. И все это по нарастающей передается от родителей детям.

Здоровье населения подрывается также нарастающей наркотизацией общества. Где-то (в частности, в России) - повальным пьянством. А где-то - массовым приобщением молодежи к более сильным наркотикам. Для России это - самое близкое будущее. Катастрофические результаты в общемировых масштабах проглядываются в перспективе двух-трех ближайших десятилетий.

Противодействие наркотизации общества парализуется молодежной контр -культурой, которая при существующих условиях опирается на все более торжест-вующую антикультуру с её культом “наркокайфа”. Антикультура не только как бы сажает молодежь “на иглу”, но и в самом прямом смысле приводит к разложению общества заживо, к массовой деморализации людей. И тем самым облегчает и ускоряет процессы мафизации общества.

Мафизация общества - усиление могущества и влияния мафиозных структур - наблюдается сегодня практически почти во всех странах мира и составляет поэтому особую глобальную проблему. Во многих странах - в том числе, в России - наблюдается даже нечто вроде “сращивания” чисто уголовной мафии с коррумпированной частью госаппарата. Так что уже не поймешь, где кончается чиновник и даже высокий государственный сановник - и начинается заурядный уголовник. Баланс сил охраны и нарушения общественного порядка настолько сдвинулся в пользу последних, что современное общество так же бес-сильно против половодья преступности, как Древний Рим - против варваров. Хуже всего, что решение любой глобальной проблемы современности и тем более всего их комплекса практически немыслимо ни силами одного государства, ни даже силами наиболее мощных политических группировок типа НАТО. Оно требует эффективных международных организаций общемирового характера типа ООН и её дочерних институтов.Но сколько бы вполне заслуженных комплимен-тов ни говорилось в адрес ООН - а она сделала и делает немало для решения гло-бальных проблем - ясно, что в своем существующем виде ни одна международная организация для дела такой сложности недостаточна. И это еще более усиливает чувство безысходности, неотвратимости надвигающейся глобальной катастрофы.

Все, чем могла порадовать нас глобалистика за более чем четверть века своего развития, это интегральный, десятки раз проверенный и перепроверенный вывод, что глобальная катастрофа при существующих тенденциях наступит не завтра, а лишь через несколько десятилетий - продолжается дискуссия о том, через сколько именно. Вместе с тем, она не преминула огорчить суровым предупрежде-нием, что при существующем положении вещей человечеству не пережить ХХ1 века. Может быть, даже первой половины грядущего столетия. И когда такое предупреждение стало по нарастающей звучать год за годом без указания конкретных, практических путей спасения - ясно, что наступила своего рода психологическая усталость аудитории. Она наступила уже в конце 70-х годов, и с тех пор глобалистика существует как бы по инерции, выступая словно в роли Кассандры, которая провидит неминуемую гибель Трои, но которую никто не слушает и которой никто не верит.

Понятно, сложилась ситуация, когда один лишь поисково-прогнозный подход заводит в тупик и остро требуется дополнение его нормативным. Что и произошло на рубеже 70-х-80-х годов с появлением альтернативистики.

Ш. К середине 70-х годов - всего через 3-4 года после зарождения глобалистики в первых докладах Римскому клубу - связанный с ней ажиотаж стал постепенно сходить на нет и к концу этого десятилетия данное направление исследований будущего практически “выдохлось”: стала сказываться та психологическая усталость аудитории от бесконечного нагнетания ужасов надвигающейся глобальной катастрофы, о которой упоминалось выше. Именно в этот период, с запозданием всего на 3-4 года, глобалистика сделалась необычайно популярной в СССР- столь же популярной,сколь проблематика научно-технической революции десятилетием раньше. На протяжении 1975-85 гг. по глобалистике появилось около полусотни монографий, несколько десятков кандидатских и докторских диссертаций, бесчисленное множество научных и публицистических статей, прошли десятки конференций, симпозиумов, коллоквиумов, семинаров. Заключи-тельным аккордом в этой разрешенной начальством симфонии явился коллективный труд “Марксистско-ленинская концепция глобальных проблем современности” (М., Наука, 1985), сотня авторов которого включала в себя почтивсе отечественные авторитеты в данной области и давала исчерпывающее представление о том, как у нас тогда воспринималась и понималась глобалистика.

После этого - как отрезало. Страна перешла к пресловутой горбачевской “перестройке”, началась столь же пресловутая “гласность”, пошли одна за другой разоблачительные сенсации и стало не до глобальных проблем современности. И хотя время от времени появлялись научные и публицистические работы, касающиеся той или иной проблемы - они отошли далеко на периферию советского обществоведения. Это у нас в обычае. Мода в науке, как и в одежде, как правило, приходит с Запада, приходит с запозданием минимум в несколько лет и с таким же запозданием сменяется новой. На Западе глобалистика с конца 70-х годов стала стремительно выходить из моды, а у нас до середины 80-х с этим “светом погасшей звезды” носились еще пяток лет. Зато и распростились напрочь гораздо категоричнее, чем на Западе.

Между тем, на Западе с конца 70-х годов, в виде реакции на закат глобалистики, стала стремительно развиваться альтернативистика. К середине 80-х по этой проблематике только на английском языке насчитывалось не менее трех сотен монографий, не считая тысяч статей и докладов. А к настоящему времени, еще почти полтора десятка лет спустя, число научных конференций и публикаций по альтернативистике сравнялось с глобалистикой, а возможно и превзошло её. (CCCР и затем Россия 80-х - 90-х гг. продемонстрировали полнейшее безразличие к данному направлению исследований будущего: появилось лишь несколько чисто обзорных работ и всего одна монография на русском языке, принадлежащая автору сих строк и являющаяся обратным переводом с английского, поскольку была заказана американским издательством). Но и на Западе интерес к альтер-нативистике не шел и не идет ни в какое сравнение с глобалистикой, несмотря на обилие конференций и публикаций. Никаких сенсаций, никаких громких имен, какими отличалась в свое время глобалистика. Впечатление такое, будто мировая аудитория (российская, как мы уже говорили, здесь не в счет) психологически устала от альтернативистики не спустя несколько лет, а сразу, с первого слова. Почему? На наш взгляд, по причине на сей раз не бесконечного нагнетания ужасов, а чисто резонерского характера складывавшейся и сложившейся к настоящему времени альтернативистики. Напомним, что глагол “резонерствовать” в “Словаре иностранных слов” расшифровывается как “пространно и скучно рассуждать о чем-либо в нравоучительном тоне”. Это совершенно как в диалоге родителей с их детьми, когда родители, казалось бы, убедительно говорят о вреде курения, алкоголя, более сильных наркотиков, беспорядочных половых отношений и т.п., а дети равнодушно зевают, помышляя только о том, как бы поскорее скрыться с родительских глаз и предаться всем только что перечисленным порокам.

Впрочем, по порядку. Глобалистика правильно отмечает тупики тепловой и атомной энергетики, подчеркивая вместе с тем, что без топливно-энергетической базы любые социально-экономические преобразования изначально нереальны. Альтернативистика, естественно, предлагает альтернативу: постепенная минимизация в мировом топливно-энергетическом балансе удельного веса нефти-газа-угля-атома и максимизация удельного веса так называемых восполняемых (или чистых - в смысле: не загрязняющих природную среду) источников энергии: Солнце, водные и воздушные потоки, внутреннее тепло Земли, разница температур и др. Но так как удельный вес такого рода источников энергии в мировом топливно-энергетическом балансе, при всех мыслимых масштабах и темпах их развития, на целый порядок - вдесятеро! - ниже нефти-газа-угля-атома, то выдвигается лозунг не только “чистой”, но еще и “низкой” энергетики - так, чтобы каждая калория произведенной и потребленной энергии давала тот же и даже больший социальный эффект, как десяток калорий сегодня.

В принципе, как показывают нормативно-прогнозные разработки, это вполне возможно. Но при условии качественных изменений во всем образе жизни людей.

Во-первых, львиная доля энергии сегодня тратится на вооружения. Пред-лагается - и на этом мы специально остановимся ниже - минимизировать вооружения до ограниченных контингентов ООН, а после выполенения ими миротворческих задач - до легкого оружия полиции против уголовников.

Во-вторых, значительная доля энергии идет на транспорт. Предлагается минимизировать эту долю пешеходной доступностью мест работы, покупок и отдыха, с заменой большинства деловых и развлекательных поездок новым, уже появляющимся электронным комбайном, позволяющим получать “телеэффект присутствия” на любом зрелище, читать телегазету, тележурнал, телекнигу, наконец, как бы присутствовать на любой встрече, не вставая со своего кресла дома. Кроме того, можно минимизировать встречные перевозки грузов и вообще стараться больше производить и потреблять на одном месте, по критерию экономии энергии.

В-третьих, надо перестать тратить энергию на удовлетворение псевдо-потребностей, начиная с никотина, алкоголя и прочих наркотиков и кончая разными псевдопрестижными вещами, которым сегодня человек придает не-оправданно большое значение.

В-четвертых, надо энергичнее развивать энергосберегающие технологии, что, как показывает опыт, позволяет в несколько раз снизить потребление энергии для достижения одного и того же результата. Называются и другие подходы. Но что толку? Человечество сегодня психологически не готово отказаться от многого привычного и престижного в в своей жизни. И пока не будет готово - любая альтернатива повисает в воздухе.

Примерно такое же положение сложилось со вторым постулатом альтер-нативистики - переходом к устойчивому развитию всех процессов, имеющих основополагающее значение для жизнедеятельности человека и общества. Или, что то же самое, переходом от дисбалансизации к ребалансизации тех глобальных балансов, о которых говорилось выше. Постараемся показать это на примере одного из геобалансов - демографи-ческого. Раз “демографический взрыв” и “депопуляция” несут человечеству в ХХ1 веке глобальную катастрофу, предлагается альтернатива: “демографический оптимум”. Это означает приход на смену бесперспективным многодетной и мало-детной семье - среднедетной: 3-4 ребенка в среднем на каждую женщину детородного возраста (18-45 лет). В сознании, что у кого-то попрежнему не будет детей или будет 1-2 ребенка, а у кого-то дойдет и до 5-6 детей (редко - больше), но типичной, массовой станет именно среднедетная семья. Нетрудно понять, что для этого нужно радикально изменить сложившуюся систему ценностей, поставив женщину-мать намного выше любого деятеля политики, экономики, науки, искусства и создав ей “режим наибольшего благоприятствования” для полноценной жизни, включая полноценное воспитание своих детей. Но многие ли женщины, не говоря уже о мужчинах, способны сегодня пойти на такую револю-цию в своей ставшей уже привычной системе ценностей?

Примерно так же обстоит дело и с остальными геобалансами. Включая перешедшую в новое качество гонку вооружений. Коль скоро оружие в руках тоталитарно-изуверско-мафиозных структур несет смерть миллионам людей, а оружие массового поражения - вообще гибель всему человечеству, предлагается далеко не новая альтернатива: всеобщее,полное разоружение, мир без оружия, без солдат, без войн. Но как к этому придти?

Единственный реальный путь - мировое правительство, располагающее достаточными вооруженными силами, чтобы подавить сопротивление указанных структур, разоружить их и после этого разоружиться самому вместе с вооружен- ными силами нетоталитарных государств мира, оставив только полицейские контингенты, достаточные для пресечения в зародыше любых вооруженных конфликтов. Разумеется, такие же контингенты послабее остаются и в каждом государстве для борьбы с преступностью.

Однако, как только речь заходит о мировом правительстве, поднимается волна возмущения: мало того, что американцы добились мирового господства и по сути верховодят в современном мире, решая, кого осыпать золотым дождем, а кого - бомбами, так еще предлагается как бы юридически оформить их мировой диктат; мало того, что подавляющее большинство даже самих американцев очень критически относятся к любой бюрократии вообще и к своему собственному правительству в частности, так теперь фактически предлагается сделать скандальное и своекорыстное американское правительство мировым!

Да, конечно, если мировое правительство станет ширмой-марионеткой вашингтонских бюрократов, то не стоит и огород городить. Но нет ли и здесь реальной альтернативы такой перспективе? На наш взгляд, такая альтернатива имеется и сводится к развитию структур ООН таким образом, чтобы повысить эффективность этой организации без превращения её в орудие американского диктата. Например, Генеральная ассамблея ООН могла бы быть преобразована в геопарламент с ответственностью перед ним любых исполнительных структур. Международный суд тоже мог бы быть преобразован в геотрибунал, способный устроить новый Нюрнбергский процесс над любыми преступниками, угрожающими существованию человечества, включая представителей законода-тельной и исполнительной власти на всех уровнях, от государственной до мировой. Наконец, существующие органы ООН - Совет Безопасности, ЮНЕСКО, ВОЗ, ФАО и др. могли бы быть преобразованы в геоминистерства, ответственные перед геопарламентом, подсудные геотрибуналу и способные решать глобальные проблемы современности в пределах своих компетенций.

Этот вопрос все равно придется так или иначе решать. Вопрос только в том, как именно. Либо в обстановке кризисной ситуации, стремительно пере-растающей в катастрофическую. То-есть, в режиме чрезвычайного положения, буквально с пистолетом у виска, приставленным тоталитарно-изуверско-мафиоз-ными структурами. Либо заблаговременно. Либо с началом Четвертой мировой войны, о которой упоминалось выше и которая фактически мало по малу разгорается. Либо до её начала.

Здесь технологическое прогнозирование сказало свое слово. Дело за сферой управления, за конкретными решениями.

Четвертый, предпоследний ключевой термин-индикатор альтернативистики - английское слово “нейчурал”, которое в данном контексте переводится на русский как абсолютное превосходство экологических критериев над экономи-ческими, социальными, политическими и всеми другими. Загрязнение природной среды - воздушное, водное, почвенно-ландшафтное, радиационное, шумовое, тепловое и химикатное (гибельные химикаты в пищевой и медицинской промыщ-ленности, а затем и в желудке человека) - идет, как уже говорилось, такими темпами и масштабами, что в перспективе всего несколько десятилетий неизбежно станет необратимым, т.е. глобально-катастрофическим. Необходима самая настоящая новая мировая война. Но развязанная не тоталитарно-изуверско-мафиозными структурами, а всем человечеством: за спасение гибнущей на глазах природы и вместе с нею - самого себя. Необходимо спасение природы любой экономической ценой и любыми социальными жертвами. Иначе не спастись ни экономике, ни обществу, ни человеку.

Как спасти природу - давно известно. Возможно более полная безотходность производства и потребления любых благ. Высочайшая экологическая культура населения, доведенная до самого настоящего Культа Природы на уровне Самого Святого Божьего Дара Человеку. “Чистая” и “низкая” энергетика. Отказ от любых псевдопотребностей. Стратегия выживания в условиях ограниченных природных ресурсов. Здесь дело опять-таки только в доброй воле и конкретных решениях. Самый сложный термин-индикатор альтернативистики, последний по порядку, но, пожалуй, первый по значению - “хьюмен”. По-русски это означает не что иное как гуманизация образования и культуры.

Дело в том, что реализовать предыдущие четыре основополагающие положения альтернативистики предстоит никому другому как “продукции” системы народного образования - Личности, Родителю, Гражданину, Работнику. Именно в таком приоритетном порядке и именно с большой буквы, означающей высокое качество названной “продукции”. Увы, ни одна система образования в мире - ни “мягкая” американская, ни “жесткая” японская, ни казарменно-репрес- сивная советская - при всех их плюсах, желанной “продукции” не дают. Мало того, во многих странах мира, в том числе в России, школа является вторым по масштабам социальным источником преступности - после неблагополучной семьи. С такой публикой, какую видим воочию, пытаться эффективно решать глобальные проблемы современности - безнадежное дело.

Альтернативистика предлагает конкретные пути гуманизации далеко не гуманной сегодня педагогики. В частности дифференциацию образования сообразно основным пяти социальным типам учащихся: “обычным”, одаренным, нуждающимся в разного рода коррекционном подходе, желающих лишь ознако-миться с тем или иным предметом и желающих специализироваться по нему. Ориентацию учащихся не на возможно более престижные рабочие места, которых на всех все равно не хватит, а на реальные потребности общественного производства, сообразно склонностям и способностям каждого. Принципиальный отказ от унижения и озлобления учащихся публичными оценками их учебного труда. Такой же отказ от их чудовищной ныне перегрузки, абсолютно бессмысленной в перспективе комплексной механизации-автоматизации-компьютеризации общественного производства, предполагающей принципиально новую структуру занятости, да к тому же и учебу, и работу в не-прерывном диалоговом режиме с компьютером. Наконец, отказ от пресловутого школоцентризма (ошибочного представления, будто школа сама по себе способна поготовить будущего Родителя, Гражданина, Работника, вообще достойную ува-жения Личность) с развертыванием системы народного образования в виде сово-купности подсистем всеобщего образования родителей, всеобщего дошкольного и школьного образования, а также подсистем повышения квалификации и пере-подготовки кадров, общего самообразования взрослых и дополнительного образования, позволяющего плодотворно учиться не “на отметку”, а “на интерес”

Судьба человечества в ХХ1 веке во многом зависит от того, как скоро и в каких масштабах пойдет такая гуманизация образования. Что касается гуманизации культуры, то приходится считаться с тем, что на протяжении второй половины ХХ века набрала невиданную прежде силу анти-культура, с её культами насилия, чисто животной случки, наркокайфа, звериной стаи, словом, зла. Она все более подавляет собственно культуру с прямо противо-положными культами милосердия, любви, разума, семьи, словом, добра. Но тем самым она копает могилу человечеству, ибо на “антикультах” оно попадет именно туда, даже если все остальные глобальные проблемы современности будут успешно решены.

Антикультура добилась такого триумфального успеха только потому, что оказалась как бы “прикрытой” молодежной контркультурой, которая выражает социальный протест молодежи против явной дискриминации вполне взрослых молодых людей от 14-16 и до 30-40 лет, поставленных в положение своего рода “великовозрастных детей” без собственной семьи и жилья, без должной квали-фикации и соответствующего социального статуса полноценного члена общества. Именно поэтому молодежная контркультура пользуется широким сочувствием. И именно поэтому антикультура, на которую, за неимением других альтернатив, опирается молодежь, оказывается неуязвимо торжествующей.

Проблема в том, как обеспечить нормальное взросление молодежи, памятуя, что эта социально-возрастная группа испокон веку ограничивалась всего лишь второй половиной второго десятка лет жизни обычного человека и являлась промежуточной между состоянием подростка (первая половина этого десятка) и родителя (конец второго - начало третьего десятка), за исключением считанных процентов солдат, прислуги, а также всеми презираемых изгоев - “старых дев” и “бобылей”, участи которых трудно было позавидовать. И на этой базе обеспечить приобщение молодежи к сокровищнице мировой и отечественной собственно культуры, с опорой неизбывной молодежной контркультуры именно на неё, а не на антикультуру.

Что не выходит за рамки реально возможного. ж ж ж Завершая картину альтернативистики, как она сложилась к концу истекающего столетия за два десятка лет своего развития, нетрудно заметить, что для реализации её положений необходимо идейно-общественное движение таких масштабов и влияния, какие сопоставимы лишь с масштабами и влиянием мировых религий. Точнее, в единстве с этими религиями, потому что без них задача представляется невыполнимой, обреченной на плачевную участь всех реализованных утопий, начиная с античных и кончая марксизмом-ленинизмом.

Если же подходить к проблематике глобалистики и альтернативистики с позиций органического единства всех семи форм общественного сознания - миро-воззрения, науки, искусства, морали, права, политики и веры - то нельзя не при-знать, что наиболее эффективными из всех земных цивилизаций оказались те, кои покоились на конфуцианстве и пуританстве. Следовательно, чтобы успешно при-ступить к решению глобальных проблем современности на рельсах альтернатив-ной цивилизации, необходимо НЕОнеокунфуцианство (поскольку неоконфуциан-ство уже было) и неопуританство достаточных общемировых масштабов и влияния.

Конкретно это означает: - Культ добросовестного труда, как лучшей молитвы Создателю и лучшего способа самореализации личности; - Культ гражданственности, как подчинения личных интересов интересам общества, заботящегося в первую очередь об интересах личности; - Культ семьи, как единственного социального института, способного обеспечить полноценное воспроизводство поколений - смысл существования любой разно-видности земной флоры и фауны, не исключая человека; - Культ любви и милосердия, исключающий похоть и насилие; - Культ разума, исключающий любой наркотический эффект, от никотина и алко-голя до сильнодействующих наркотиков; - Культ возможно более частого катарсиса (очищения духа), исключающий любые формы атикатарсиса (загрязнение, помутнение духа обращением к низменным инстинктам).

Наверное, этот перечень нетрудно продолжить. Но гораздо важнее сделать первый шаг к его реализации. Образно говоря, современная цивилизация началась в 1620 году с рейса корабля “Мэйфлауэр”, доставившего в Новую Англию из Старой “отцов-пилигримов”, английских пуритан, положивших начало господству западной культуры. Ныне эта культура - в процессе саморазложения, а цивилизация - на пороге гибели. Ждем прибытия корабля “Мэйфлауэр-2”, на котором новые “отцы-пилигримы” принесут нам идеологию новой культуры, новой цивилизации.

rfsa главная страница

© - RFSA