Труды Академии - семья

Announcements of Academy - family

© - RFSA

PAGE 1

rfsa ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Бестужев-Лада И.В. УРБАНИЗАЦИЯ ДЕТСТВА — ПУТЬ К РАЗРЫВУ ПОКОЛЕНИЙ

Бестужев-Лада И.В. ЧТОБ ТЫ ЖИЛ НА ОДНУ ЗАРПЛАТУ !

>Бестужев-Лада И.В. ВОСПИТАНИЕ : ПОДЛИННОЕ И МНИМОЕ

Бестужев-Лада И.В. ПОЧЕМУ СЕМЕЙНЫЕ ЖИВУТ ДОЛЬШЕ ?

Бестужев-Лада И.В. ДЕПОПУЛЯЦИЯ: УРБАНИЗАЦИЯ ДЕТСТВА — ПУТЬ К РАЗРЫВУ ПОКОЛЕНИЙ

Была такая шутка в покойном Советском Союзе: все науки делятся на естест- венные, неестественные (общественные) и противоестественные (“марксистско- ленинские”). Следуя той же логике, в точности то же самое можно сказать о детстве.

Детство естественное - это когда оно проходит в нормальной семье, ныне выми- рающей как динозавры. Напомним, что нормальная семья - это когда дружные родители, а к ним впридачу бабушка и дедушка, дядья и тётки, старшие и млад- шие братья и сёстры. Когда общий труд, быт, досуг. А главное, когда семья одновременно является домашним университетом для всех студентов от трех до пятнадцати лет. С целыми четырьмя факультетами: - Политехнический: передача профессии как бы по наследству - от отца к сыну, от матери к дочери. - Философский: передача следующему поколению мировоззрения родителей. - Политологический: передача следующему поколению стереотипов сознания и поведения. - Матримониальный: овладение (в совершенстве!) самой сложной профессией на земле - профессией отца или соответственно матери семейства. В этом домашнем университете шло нормальное взросление молодняка рода гомо сапиенс. На втором году жизни грудной младенец переходил на следующий курс: становился просто младенцем, который, в отличие от грудного, обязан был знать свои основные права и обязанности. А затем на четвертом году жизни младенец превращался в совершенно другое существо - становился ребёнком сначала младшего (3-5 лет), затем среднего (5-7 лет) и наконец старшего (7-10 лет возраста. И у каждого возраста были свои существенные особенности. Главные: возрастающий груз забот о младших братьях и сёстрах, а также работ по домаш- нему хозяйству. Это не исключало, конечно, игр со сверстниками и прочих дет- ских занятий.

На втором десятке лет жизни детство кончалось. Начиналось отрочество - со- циальный статус, настолько же отличный от детского, насколько и от взрослого Это только сегодня в ходу формула: “дети до 16 лет”. А в былые времена отрок (отроковица) 10-15 лет - ближайший помощник, можно даже сказать, замести- тель отца или соответственно матери семейства, уж никак не ребёнок.

2 К пятнадцати годам из стен домашнего университета выходил совершенно взрослый человек - не только физиологически, но и психологически,а также социально - готовый в любую минуту стать во главе своего собственного се- мейства. Ни одна из существующих систем образования даже отдалённо не приближается к столь блистательной эффективности “домашнего университета”. В стенах упомянутого учебного заведения проходило нормальное, полноценное детство ребёнка. Максимум времени - рядом с родителями и другими родными. Какое-то время - игры со сверстниками. Какое-то - постепенное овладение ис- кусством общения с неродными и даже с незнакомыми людьми. Опыт показывает что так и только так оптимально формируется личность человека. Детство неестественное - это когда выпадает одно или несколько звеньев пол- ноценно естественного. Например, когда ребёнок, а то и подросток не отрывается от материнской юбки. Или, наоборот, лишен материнской ласки, отцовского влияния, вынужден играть роль приёмыша у чужих людей. Горький опыт показы- вает, что такая неестественность наносит сильный удар по психике ребёнка, дела- ет будущую личность ущербной. Должно произойти чудо, достойное пера Дик- кенса, чтобы несчастный Оливер Твист превратился в счастливого джентльмена. Но хуже всего, когда из всего естественного окружения ребёнка остаётся лишь компания таких же заброшенных отщепенцев-сверстников без постоянного кон- троля со стороны взрослых. Тогда начинается детство противоестественное - сущий рукотворный ад для ребёнка. Приходилось ли вам наблюдать, как ведёт себя обычно милый домашний кутёнок, вышвырнутый по каким-то причинам на улицу, на произвол судьбы? Чаще всего, чтобы выжить, он прибивается к стае бродячих собак и начинает жить по всем законам звериной стаи. А законы эти очень похожи на государст- венное устройство людей - только в миниатюре. Так, у каждой стаи обязательно должен быть вожак - аналог президента или монарха у людей. Имеется и близ- кая к вожаку аристократия, помыкающая остальными. Строгая иерархия сохра- няется даже в “среднем классе”, где каждая особь знает своё место и попирает слабых, пресмыкаясь перед сильными. Совсем как у людей. Хуже всего приходит ся самым слабым - изгоям стаи. Их судьбе трудно позавидовать.

3 Вы что же, думаете, человек хоть чем-то отличается от других представителей земной фауны, кроме нагло-хвастливого. ничем не обоснованного самоназвания “Человек разумный” ? (Ах, если бы!) Нет, попавший по каким-то причинам из естественного состояния в противоестественное он начинает вести себя как вся- кий зверь: сбивается в звериные стаи и начинает жить по звериным законам та- кой стаи. В новейшей истории России на протяжении ХХ века такое бедствие в гигант- ских масштабах накатывалось трижды. После Первой мировой и Гражданской войны 1914-1922 годов, когда круглыми сиротами остались миллионы детей и подростков, составивших особую социальную группу “беспризорников” со своим особым образом жизни. очень близким вышеописанному звериному. По- требовалось много лет, чтобы основная масса “беспризорников” более или ме- нее органично вошла в человеческое общество не в качествве уголовных элемен- тов. После второй мировой войны наблюдалась та же картина - с теми же резуль- татами. Наконец, третий раз беда пришла в 60-х--70-х годах, в процессе начав- шейся (и продолжающейся до сих пор) гиперурбанизации - массового перехода миллионов семей ежегодно по нарастающей от традиционного сельского к со- временному городскому образу жизни, от нормальной семьи вышеописанного типа с её “домашним университетом” к нынешней “нуклеарной”, у которой с собственно семьёй только и общего, что название. При современном городском образе жизни у нарастающего большинства “ну- клеарных семей”, даже сравнительно благополучных по современным стандар- там, труд, быт и досуг родителей и детей жёстко сегрегированы. Родители тру- дятся, обедают и отдыхают в одном месте (обычно - врозь), а дети учатся, обща- ются меж собой и играют - совершенно в другом. Самый настоящий возрастной апартеид! Со своеобразными ребячьими “гетто” во дворах и подъездах домов.И со всеми законами звериной стаи, о которых упоминалось выше. Противоестест- ественное детство, страшное детство. калечащее.деформирующее личностьчело- века! Беда усугубляется тем, что во всё более массовых ныне малодетных и тем более однодетных семьях ребёнку изначально не о ком заботиться. Он с малолетства привыкает, что все должны заботиться только о нём. К тому же, при всей его

4 заброшенности чрезмерно чадолюбивые родственники не дают ему самостоя- тельно принимать никаких решений. Всё решают за него сами . В результате нарастает процесс инфантилизации подрастающего поколения: искусственное торможение нормального взроления личности ребёнка, когда в десять лет ему словно пять, в пятнадцать - словно десять и т.д. Ребёнок, подросток, молодой человек (с которым продолжают обращаться как с ребёнком) как умеют протестуют против своей возрастной дискриминации, против того противоестественного положения, в какое попали не по своей вине. Большей частью этот протест выливается в различные формы молодёжной контркультуры, воинствующе противостоящей господствующей культуре роди- телей. Иногда - к сожалению, всё чаще! - протест приобретает различные формы криминализации детей, подростков, молодёжи. Во всех случаях имеет место на- растающий разрыв поколений - грозный признак близкой агонии общества. Это уже не прежнее стариковское брюзжание, знакомое со времён Древнего Египта: наступает конец света - дети перестали слушаться родителей! Это - зримое начало крушения преемственности поколений. составляющей основу исторического существования всякого общества. Да еще на фоне нарастающей экспансии народов, у которых с преемственностью поколений пока что всё в порядке. Нечто похожее не раз бывало в истории человечества: когда умирающие цивилизации начинали разлагаться заживо, уступая место под солнцем более жизнеспособным цивилизациям. Речь не о том, чтобы возвращаться к патриархальным временам традиционного сельского образа жизни. Это невозможно, да и ненужно. Речь о поисках совре- менных аналогов естественного состояния общества, существовавшего сорок тысячелетий (по некоторым данным, даже больше) и начавшего вдруг переходить в противоестественное к концу 41-го тысячелетия. Такие аналоги находятся се- годня десятками и сотнями во всех странах мира, где преемственность поколений сменилась гибельным разрывом поколений, неизбежным спутником всякой урба- низации - и конечно не только в России. Это и счастливые семьи, где родители находят в себе силы хоть на час оторваться от богопротивного ТВ, чтобы побыть с детьми, просто часок- другой пожить с ними не в роли тюремных надзирателей в ребячьем гетто. Где родители проводят выходные и отпуска именно с детьми

5 - с самыми лучшими друзьями на свете, а вовсе не с приятелями одноразового пользования. Это и семейные клубы, объединяющие десятки счастливых семей каждый для совместного отдыха родителей с детьми. Это и учебные заведения, привлекающие наиболее педагогически талантливых родителей в качестве ас- систентов педагога , в качестве своего рода “послов” взрослого мира во всё более чуждый и враждебный нам мир детства. Мы должны, мы просто обязаны вернуть нашим детям естественное, счастливое детство даже в условиях современного большого города. Это вопрос не просто счастья наших детей (хотя оно и немаловажно). Это - вопрос жизни или смерти европоцентристской (теперь уже точнее - американо- центристской ) цивилизации - пресловутого “Первого Мира”, который при наблюдающихся тенденциях неизбежно вскоре постигнет судьба “Второго Мира”, ныне в мучительной агонии исчезающего с лица земли. Проф. Др Игорь Бестужев-Лада, Московский университет

Бестужев-Лада И.В. ЧТОБ ТЫ ЖИЛ НА ОДНУ ЗАРПЛАТУ !

                  (Даже  если её  не дают)
           Десять советов начинающей главе семьи.

Два предварительных замечания.

Во-первых, если я решаюсь давать советы по хозяйству, то только потому, что по долгу службы вынужден заниматься наукой культурологией. А в ней имеется прелюбопытный раздел, который именуется “Культура быта”. И должен сказать, что люди, достигшие высокого уровня бытовой культуры, при прочих равных условиях, живут много счастливее некультурных. О чём, собст- венно, и речь.

Во-вторых, словосочетание “глава семьи”, вопреки традиции, даётся здесь в женском роде не по ошибке, а с учётом новейших реалий россий- ской жизни. Известно, что сегодня всегда и во всех случаях главой семьи становится только женщина. Вконец измельчавший мужчина может стать на худой конец всего лишь главой администрации. Какой именно - знаем по нашему горькому опыту.

А теперь советы.

Совет первый (и главный). Полагаться на зарплату в наши дни - всё равно что пытаться разбогатеть, играя в лотерею. Сегодня зарплата есть, а завтра её вполне может не быть. На семье это не должно сказываться никоим образом. Не зря же в знаменитом одесском юморе давно минувших дней как самое страшное ругательство фигурировало пожелание: “Чтоб ты жил на одну зар- плату!” Оно подразумевало обычный вопрос: “ А что я буду иметь, кроме зарплаты?” И ответ далеко не всегда носил криминальный характер. Суще- ствовали ( и существуют) многочисленные вполне добропорядочные статьи дохода, которые позволяли блаженствовать независимо от милостей бухгал- терии. Вот на них-то и надо обратить внимание в первую очередь.

Совет второй. Не секрет, что от 60 до 90 процентов бюджета обычной российской семьи (кроме богачей) составляют расходы на питание. Для сравнения: в цивилизованных странах мира эта статья расхода не превышает 10-20 процентов. Но нет худа без добра. Раз почти все наши доходы мы тратим на питание, то открывается уйма способов не остаться голодным даже при давно заколоченном окошечке кассы родного предприятия-учреждения. Главный из них - пресловутые наши “шесть соток”. Задумывались ли вы, каким образом кормятся миллионы наших семей, месяцами в глаза не ви- девшие никакой зарплаты? Разным образом, но в основном - за счёт продук- ции своего приусадебного (садового) участка. Недавно был в маленьком подмосковном городе, где зарплаты не видели с осени прошлого года. Тайна выживания раскрылась в гараже хозяев. В погребе под гаражом при свете тусклой лампы поблескивало более сотни трехлитровых банок с разными соленьями и компотами. Плюс несколько мешков своей картошки в углу. И всё это - со своих “соток”, число которых отнюдь не поражает воображение. Правда, для такого результата надо стать незаурядным агрономом. Но раз миллионы глав семей стали агрономом, помещиком, крестьянином и батраком (в одном лице), то почему бы не стать и вам? Чтобы сказанное не выглядело благим советом другому при отсутствии собственного примера, добавлю, что моя собственная супруга вот уже много лет с апреля по октябрь добивается сходных результатов. Правда, не столь масштабных, как помянутые выше.

Совет третий. Молодёжь нынче вконец забыла, что такое иголка и нитка, заплатка и штопка. Прохудилось - выбросили и купили новое. Разумеется, купили родители. А если не на что? Тогда ложись и помирай. Не забыла былые времена только бабушка. И она спасает положение. Мораль: помимо профес- сии агронома, надобно осваивать профессию портного, что отнюдь не выходит за пределы реально возможного. Пусть не на уровне Славы Зайцева, но всёже на таком, когда одежда служит годами и ни рубля на её починку не тратится. Кстати, одна немаловажная информация. Плохо щеголять в старомодном., Для молодёжи это вообще трагедия. Но известно, что существуют виды одежды и обуви как бы неподвластные моде. Конечно, тут особенно не пофасонишь. Зато о тебе скажут: “одет скромно, но прилично”. Разве не лестно? Здесь мне еще легче сослаться на пример моей семьи и свой собствен- ный лично. Мешает лишь природная застенчивость.

Совет четвертый. Спора нет, очень досадно, когда хочется купить “стенку” миллиона за три, диван и пару кресел за такую же сумму и еще примерно столько же потратить на прочие детали жилого интерьера - а денег ни копейки. Но не отчаявайтесь. Всё равно почти все наши квартиры - на одно лицо (добавим, довольно жалкое по сравнению с мировыми стандартами). А у вас при вашем безденежьи появился редкий шанс сде- лать свою квартиру самобытно-уникальной. Для этого надо всего-навсего овладеть еще одной профессией - стать дизайнером своего жилья. Главное - не следовать стадной моде, а возможно ярче выразить свою индивиду- альность. желательно - сделанным своими руками. Но можно - любую коллекцию, любой стиль. Кроме обезьяннего подражания моде. В моей квартире нет ни одной детали интерьера моложе 30 лет. А книж- ным шкафам, заменяющим “стенку”, - вообще почти полвека. Ну, и что? Мне еще ни разу не приходилось стыдиться своего жилья. В том числе перед самыми высокими гостями.

Совет пятый. Надо почаще вспоминать о том, что наше застолье, на которое уходит столько сил и средств - это позорное бескультурье. Дикое обжорство, да еще треть наготовленного - в помойку. Присмотритесь к высокой культуре застолья: все сыты и довольны при вдесятеро меньших затратах.

Совет шестой.В еще большей мере сказанное относится к культуре пития. Выше говорилось, что на закуску у нас идёт до 90 % семейного бюджета. Чудо состоит в том, что не меньше уходит на выпивку. Как вместо положенных 100% получается 180% - это одна из загадок русской души. Плохо лишь, что разгадка выливается в повальное скотское пьян- ство. Но это - тема особого разговора. Здесь достаточно сказать, что чело- вечество уже додумалось до того, как достигать желанного эффекта (кроме мучительного самовыворачивания наизнанку, разумеется) при вдесятеро меньших количествах алкоголя. И соответственно при вдесятеро меньших затратах.

Совет седьмой. Был такой блистательный француз по имени Антуан де Сент-Экзюпери, который утверждал, что общение - высшая роскошь на земле. Видел бы он нашу манеру общения - заговорил бы по-другому. К счастью, не все потеряно. Достаточно познакомиться с образцами высо- кой культуры общения - и качество вашей жизни хотя бы по одному из наиболее важных параметров станет сказочно высоким даже при гораздо менее высоком уровне жизни.

Совет восьмой.Попробуйте хоть раз поднять взор к звездам. Посмотрите на неповторимую красу домов (разумеется, не современных). Посмотрите на пейзажную архитектуру окрестностей. И вы заработаете десяток-другой тысяч долларов на несостоявшихся турпоездках в разные экзотичес кие страны. Абсолютно с тем же богатством впечатлений!

Совет девятый. Раз мало денег и тем более если их нет совсем, загляните на рынок, где продают нужные вам деньги. Он называется “рынок труда”. Нет это вовсе не привычный нам вселенский “стройбат”, где, как говори- лось, солдат спит,а служба идёт. Здесь придётся вкалывать как следует за каждый рубль. Но заработать может каждый. И столько, сколько сумеет. Хорошо, если есть талант (в принципе, любой - лишь бы не жулика или вора). Тогда продавай талант - не закапывай его в землю. Но можно и без особых талантов. Мыть окна. убирать квартиру, гулять с ребёнком - это по силам каждому, кто еще не в маразме или параличе.Не надо только ду- мать: вот перебьёмся годик-другой, а потом опять начнём распивать чаи в бесчисленных конторах. В рынок труда мы еще только вступаем и идти туда - годы и годы. Сегодня выживает только тот, до кого раньше доходит эта нехитрая истина.

Совет десятый.Не подумайте, что я призываю вас расслабиться и полу- чать удовольствие под насильником. Боритесь, будьте политически актив- ным, сколько душе угодно. Но не предавайтесь унынию и тем более отчаянию - это смертные грехи. Да и не стоит сегодняшняя смута того, чтобы долго печалиться над нею. Это говорю с уверенностью после много летних огорчений, то и дело переходивших в отчаяние, Так что и здесь опираюсь не только на культурологию. На собственный опыт тоже.

Как видим, настоящий семейный бюджет состоит не из одной только исчезнувшей зарплаты. Очевидно, поговорка: не в деньгах счастье вовсе не такая уж пошлая, как об этом твердят циники.

Игорь Бестужев-Лада, академик-секретарь Отделения образования и культуры Российской академии образования

Бестужев-Лада И.В. ВОСПИТАНИЕ : ПОДЛИННОЕ И МНИМОЕ

На заседаниях Президиума Российской академии образования время от времени слышатся сетования на неупорядоченность педагогической терминологии. В тысячный раз напоминают, что это ведет не только к бесплодным дискуссиям, где один и тот же термин используется в разных значениях или, наоборот, одна и та же вещь описывается разными терминами. Главное - жестоко страдает педагогическая наука и практика. Но ничего поделать нельзя: в отличие от цивилизованных народов мира, русские прежде всего ценят вольность если не в жизни, то хотя бы на словах. Поэтому в терминологии всяк сам себе хозяин. Жалкие англичане, с их убогим английским языком, вынуждены довольствоваться в педагогике всего лишь жутким произношением латинской “эдукации”, которая покрывает все и вся. Ничего больше они так и не смогли придумать. У русских, на их беду, изначально явились целых три термина:“обучение”,“воспитание” и “образование”. Но и это богатство, как и все их природные ресурсы, тоже не пошло им впрок.То и дело можно слышать:” воспитание и образо-вание”, “обучение и образование”, “обучение и воспитание - это и есть образование” , и т.д .Меж тем, даже если верить последнему из приведенных словосочетаний, то все равно закрадывает-ся подозрение, что “обучение” и “воспитание” - качественно разные вещи. Мало того, вполне вероятно, что это - два разных способа передачи двух разных информаций. Так, можно обучить чтению, счету, письму. Но в принципе невозможно воспитать то же самое. Можно воспитать порядочного человека. Но “обучить порядочного человека” - это совсем иной понятийный ряд. Если присоединиться к мнению, что обучение - это процесс передачи и усвоения знаний, умений, навыков (пусть даже включающий другие компоненты), то появляется возмож-ность более четкого размежевания понятий обучения и воспитания. Ибо последнее, при обязательном включении “пресловутых зунов”, предполагает качественно иную мотивацию. Человек обучается, чтобы что-то знать и уметь, а тем самым - занять более высокое положение в обществе. Человек воспитывается, чтобы удовлетворить свою насущную потребность в само-утверждении - в том, чтобы его уважала по меньшей мере его референтная группа и чтобы на этом основании он мог уважать сам себя, без чего начинается автоматическая деградация личности. Сделать это можно одним-единственным способом: передачей и усвоением устояв-шихся образцов - стереотипов сознания и поведения. Усвоение стереотипов предполагает некоторые элементы обучения в чисто инструмен-тальном порядке,но отнюдь не сводится к ним.Если же отождествлять воспитание с обучением - а именно этим занимается по сию пору мировая и особенно наша туземная педагогика - то результаты получаются неизменно нулевые или даже минусовые. Что, впрочем, нисколько не смущает педагогических резонеров, без конца разыгрывающих басню про повара и кота, в которой, как известно, домашний хищник “слушает” одно, а “ делает” совершенно другое. Так, школьнику, студенту или даже профессору-академику можно сообщить все необ-ходимые знания о преимуществах и правилах пользования носовым платком, о вреде курения, о непристойности мата, о презренности хамства-холуйства и пр. Тем не менее, вовсе не уникум профессор (не говоря уже о школьниках и студентах), который предпочитает носовому платку собственный рукав, курит и пьет - даже если его выворачивает от этого, матерится, как самый невоспитанный боцман, хамит по отношению ко всем, кроме вышестоящих, перед которыми подло холуйствует. И проделывает все это вовсе не от недостатка знаний-умений-навыков и даже не потому, что приятно или просто хочется, а потому, что “так принято” в его референтной группе. И если он будет вести себя иначе - там его статус заведомо понизится. Все это - общеизвестные психологические истины. Тем не менее, упрямо ведется “воспитательная работа” в семье, в армии, в тюрьме - во всех без исключения социальных институтах общества. И никого не смущает, что словосочетание “семья (армия. тюрьма) воспитала” никогда не имеет к этой “работе” ровно никакого отношения. Видимо, пора задуматься над механизмами формирования и изменения стереотипов сознания и поведения как единственном действенном инструменте подлинного, не мнимого воспитания. Осуществимо ли это на практике? Да, но, увы, пока что без заметного участия педагогической и психологической науки. Приведем в качестве иллюстрации два примера -один негативный, другой позитивный.

Во времена, не столь отдаленные, когда русский мат был так же распространен, как и сейчас,существовал железный стереотип сознания(и поведения):в присутствии женщин может материться только подонок.Этот стереотип свято соблюдал и отъявленный матерщинник - министр или генерал, и самый последний подзаборный хмырь. И если случайно сорвалось привычное матерное - виновник чувствовал себя, как громко испортивший воздух. Сегодня представители младшего, нередко среднего, а за ними все чаще и старшего поколения грязно матерятся не только при женщинах, но и вместе с ними. Изменился стереотип - произошло эффективнейшее воспитание нескольких поколений. Правда, со знаком “минус”. Другой пример: отношение к никотину, алкоголю и более сильным наркотикам в США. Был(и по сию пору экспортируется в менее развитые страны,включая Россию) один стереотип: заслуживающая уважения личность обоего пола непременно должна быть с сигаретой во рту, с бокалом в руке и с “дозой травки” в кармане. Теперь такого уважения заслуживает. образно говоря, только бегающий трусцой, а сигарета, стакан и “травка” сделались - правда, не во всех референтных группах - символами некой второсортности, плебейства. С далеко идущими социальными последствиями по части масштабов и структуры потребления наркотиков. Думается, здесь - ключ к переводу категории воспитания из области квазиобучения с нулевыми и негативными результатами в область действительной смены стереотипов сознания и поведения. Так, как это желательно для общества в целом.

Бестужев-Лада И.В. ПОЧЕМУ СЕМЕЙНЫЕ ЖИВУТ ДОЛЬШЕ ?

Хорошо одиноким! Пришел домой заполночь - никому не надо давать отчета, где носило. Хоть в два ночи являйся, хоть в пять утра, хоть совсем не приходи ...

Ну, это уж меня куда-то в сторону занесло. Туда, где завидовать нечему. Главное, ни с кем не надо считаться.

Когда нас на восьмидесяти “общих” метрах московской коммуналки резвилось ровно тринадцать душ - было просторно, как в степи. Да мы иной жизни просто не знали: у соседей сплошь и рядом бывало поплотнее. А когда на старости лет на той же жилплощади остались вдвоем с супругой, тесно стало - невмоготу. Встал в своей комнате рано, прошел через гостиную на кухню - её в её спальне разбудил. Пришел поздно, ключ в двери повернул - опять плохо. За завтраком у неё на телеэкране - опять поножовщина, а мне бы что-нибудь повеселее За обедом у меня опять “Радио Ретро”. А для неё это - как песнь акына на одной ноте. Поэтому оба с облегчением вздыхаем, когда наступает дачный сезон и можно жить каждый по- своему. Но что это? Оставшись один и покайфовав какое-то время, как вздумается, я включаю в её комнате телевизор - хотя терпеть его не могу. И только потом соображаю, что сам теле-визор мне ни на дух не нужен. Мне нужен привычный звуковой фон, чтобы было как всегда, чтобы как будто не один, а вдвоем. Выглядываю в окно: в парк вереницей тянутся собаководы со своими питомцами. Далеко не все они такие уж большие любители собак. Большинство просто следует моде. Какая же квартира без стенки? И какая же - без собаки? Но немало и тех, кто именно таким образом создает подобие семьи, раз иных возможностей нет. Ибо каково человеку без семьи? Про чудесную жизнь Робинзона - это сказка. Красивая сказка. На самом деле всего несколько дней одиночки - и человек начинает чудить. Например, разговаривать сам с собой. Несколько недель поразговаривает - и сразу видно: бо-о-льшой привет! А уж если счет идет на месяцы и годы - прощай, разум! Вот почему преступники предпочитают камеру с самыми отъявленными негодяями камере-одиночке, равносильной психушке. Исключения из этого правила довольно редки.

Словом, помните школьное? Человек - существо общественное. И будучи вырванным из общества, быстро теряет человеческий облик. Пока он в кругу себе подобных - окружающих можно не замечать, словно воздух. А как только остаешься один, единственное спасение - как можно дольше воображать, будто ты среди людей. Человек “встраивается” в общество не как придется, а всего несколькими раз и навсегда установленными способами. В быту вообще только двумя: либо через семью, либо через компанию. Ну, о компании - разговор особый. Здесь скажем лишь, что человек, с детства прошедший мимо всех и всяческих компаний, очень свою жизнь обеднил. А человек, воспитанный компанией, и только компанией, мягко говоря, - не подарок. Да и семья семье - рознь. Например, две старые девы с собакой и кошкой, ведущие общее хозяйство - это тоже семья. Но мы будем говорить о семье, называемой “обычной”: отец, мать и их дети. Так вот, эта семья сегодня - в беде. Жить в ней - сложнее и труднее, чем без неё. И поэтому она мучительно агонизирует. Умирает. А совсем умереть может только вместе с человеческим обществом. Мало того, полноценная жизнь без семьи - невозможна. Даже самая богатая и счастливая - все равно как на костылях и с искусственным сердцем. Впрочем, обо всем по порядку.

В былые времена - в нашей стране всего лет тридцать-сорок назад - жить без семьи вообще можно было разве лишь в солдатской или рабочей казарме. Или в тюрьме - разница небольшая. Для почти всех остальных выбор был небольшой: либо глава или хотя бы член своей собственной семьи - либо Герасим Муму в чужой. При этом каждая нормальная семья являлась одновременно главной школой жизни. Именно в ней передавали по наследству от родителей детям профессию, мировоззрение,стереотипы сознания и поведения,составляющие суть настоящего воспитания. Не сказать, что каждая семья являла собой рай на земле. Скорее уж это было очень суровое чистилище. Но так или иначе, к пятнадцати годам жизни из молодого человека получался следующий будущий родитель - хоть сию минуту жени или выдавай замуж: ни в чем не хуже отца-матери. Ни одно учебное заведение наших дней не может похвастаться такой “продукцией”! И вот тридцать-сорок лет назад произошел массовый переход от традиционного сельского образа жизни к современному городскому. Стало трудно создать настоящую, прочную семью. И еще труднее - сохранить её. То-есть, сбегать в загс - пара пустяков. Но ведь не секрет: слишком многим тут же приходится бежать еще раз - с прямо противоположной процедурой. Раньше создание и сохранение семьи происходило, можно сказать, автоматически. Просто в силу складывавшегося положения вещей. Молодых годами, путем разных посиделок, частушек, хороводов, аккуратно “подводили” друг к другу, чтобы была “ровня” по всем главным показателям жизни. Нужно было уж слишком большое стечение разных несчастий, чтобы не дойти до венца. Но в этом случае было гарантировано получение позорящего титула “старой девы” или “холостяка” - приживалки или, соответственно, приживальщика в чужой семье. За “старую деву” и сегодня можно схлопотать пощечину. А “холостяком” и даже “холостячкой” мы приноровились вроде бы как и пококетничать. Забыв, что этот термин в былые времена был тоже глубоко оскорбительным, потому что обозначал кастрированного барана. В отличие от мерина - кастрированного жеребца. Или от борова - кастрированного супруга Хавроньи. Поневоле женишься-выйдешь замуж кого Бог даст, лишь бы не попасть в “кастраты”! Ну, а получить развод тогда было посложнее, чем сегодня даром - элитную квартиру или дачу. Да и куда бы делась после развода баба-домохозяйка с кучей детей на руках? При этом бездетная жена мало чем отличалась по почету от “старой девы” и шла в зауряд с горбатыми и хромыми. Это было несчастье, сопоставимое с сегодняшней смертью ребенка. Мало того, родишь только раз-другой - все опять на тебя пальцем показывают: инвалидка! И иначе просто быть не могло: слишком велика была детская смертность, чтобы позволить себе “роскошь” бездетности или малодетности. Да нас с вами просто на земле сегодня не было бы, если бы наши бабки-прабабки вдруг последовали нашему примеру. И вот мир перевернулся.

Раньше холостяк - несчастье и позор. Сегодня - чуть ли не предмет зависти. Раньше ребенок чуть подрос - уже помощник в доме. Дожил до своей свадьбы - главнейший союзник на всю жизнь. А под старость - своего рода “живая пенсия”, другой попросту не было. Сегодня ребенок всегда и во всех случаях жизни - заведомая обуза, ломающая карьеру матери и сильно осложняющая жизнь отцу. Подрос - не только чужой, но и все чаще враждебный. Потому что, чтобы был не чужой, надо трудиться и отдыхать, надо жить вместе. Хотя бы вечерами и по выходным, и уж обязательно в отпускное время. А если твой лучший друг - телевизор, то чего же пенять, если его “соперник” становится врагом? Ну, а пенсия у нас вроде бы своя собственная, от детей не зависящая. Хотя это обман зрения: на деле пенсия целиком и полностью зависит от количества и качества подрастающего поколения. Раньше развод был редчайшей катастрофой - сегодня он такое же заурядное явление, как и свадьба, даже по количеству они все ближе один к другому. И причины лавины разводов яснее ясного. Это, во-первых, наркотики. Сегодня, в подавляющем большинстве случаев - водка: от неё жестоко страдает в среднем каждая пятая семья. Это, во-вторых, так называемый бытовой паразитизм - стремление “проехаться” за счет ближнего своего. Точнее, в подавляющем большинстве случаев - за счет ближней своей. Наконец, в третьих, это так называемое бытовое хамство- неумение выйти из любой проблемной и тем более конфликтной ситуации иначе, как скандалом и мордобоем. А если к этому добавить элементарную невоспитанность (“не сошлись характером”), половую распущенность (случка по пьянке), старания милых родственников (в особенности тещ-свекровей) - то чему же удивляться, что свадьба сплошь и рядом отнюдь не плавно переходит в развод? Справедливости ради надо сказать, что иногда для развода бывают и намного более веские мотивы. Например, возникновение сильного чувства к другой (к другому). Или вдруг обнаружившаяся либо постепенно сложившаяся полная физиологическая, а то и того хуже - психологическая несовместимость. Но это было и осталось столь же редким, как и в старо-давние времена. И заслуживает особого разговора. А что же в конечном итоге? В конечном итоге всюду, где произошел массовый переход от сельского к городскому образу жизни - от Сан-Франциско до Нью-Йорка и от Лондона до Владивостока - происходит самое страшное, что только может произойти с человечеством: утрачивается - точнее, начинает стремительно утрачиваться - потребность в детях. Растущее число людей - до трети и более - остаются по разным причинам вне семьи и без детей на всю жизнь. Из остальных более девяти десятых довольствуются одним ребенком. Двух-трехдетная семья, не говоря уже о многодетной, в сегодняшнем городе - все более редкая редкость. Это влечет за собой целых четыре социальных следствия - одно кошмарнее другого.

Во-первых, в однодетной семье ребенку не о ком заботиться - напротив, он с колыбели привыкает к тому, что все вокруг должны заботиться только о нем. Мало того, принимать за него все жизненно важные решения. Но ведь взрослый человек отличается от невзрослого главным образом тем, что принимает решения сам и всегда полон забот о ком-то или о чем-то. Нет этого - наступает искусственное торможение естественного процесса взросления, так называемая инфантилизация подрастающего поколения. В свои 10 лет ребенок психологически остается как бы пятилетним, в 15 - десятилетним, в 20, а нередко и в 30 - 15-летним. Сегодня это самая настоящая жизненная трагедия растущего числа миллионов инфантилов - вечных детей до старости лет. И то, что они мучаются сами - еще полбеды. Беда в том, что эти вечные дети со временем становятся родителями. Пока жива бабушка - такая семья еще кое-как держится. Но когда вместо родителей и детей образуется разновозрастная малышовая группа детсада - на семье как таковой можно ставить крест.

Во-вторых, инфантилизация подрастающего поколения резко наращивает и без того неизбежный при городском образе жизни разрыв поколений. Юное поколение, с детства не привыкшее заботиться ни о ком и ни о чем, не расположено делать какое-то исключение для своих “шнурков в стакане”, как оно любовно именует предков, не спешащих освобождать жилплощадь для продолжения кайфа их потомками. И миллионы стариков по нарастающей пьют горькую чашу предсмертного одиночества годами, даже если сводят концы с концами при своей пенсии. Эта чаша в обозримом будущем вряд ли минет едва ли не каждого из нас. Что ж? Как пелось в одной революционной песне: “мы сами копали могилу свою ...”

В-третьих, можно иметь или не иметь детей, но хозяйство района, города, страны ежегодно требует миллионов рабочих рук, причем в подавляющем большинстве случаев отнюдь не лаборантских или артистически-художественных, а там, куда любящие родители никогда ни за какие деньги не пошлют своего “единственного”. Приходится мириться с пришельцами из других миров, где рождаемость тоже снижается, но не такими безумными темпами и масштабами, как у нас, и где “трудоизбыточных” кадров пока что хоть отбавляй. Однако пришельцы вовсе не расположены вечно выполнять за гроши самую непривлекатель-ную работу. Они справедливо требуют такого же места под новым для них солнцем. Это порождает сложнейшие проблемы даже в таких стабильных государствах, как США, Англия, Франция, Германия. Да и там нет-нет - полыхнет. Скажем, как в сегодняшней Австрии. А уж в нестабильных ... Короче, вчерашнее Косово и сегодняшняя Чечня - это только миниувертюра к тому глобальному конфликту “Север-Юг” между “трудоизбыточными” и “трудонедостаточными” регионами планеты, который будет потрясать мир ХХ1 века похуже, чем обе мировые войны в ХХ-м.

Наконец, в-четвертых, если каждых двух родителей будет в среднем постоянно сменять всего один новый, то нетрудно высчитать год и даже, наверное, секунду, когда последние Иван да Марья родят последнюю Дарью, которой не за кого уже будет идти замуж, кроме как за “трудоизбыточного” Ахмета, да и тому она вряд ли будет тогда нужна. Совсем недавно казалось, что эта прискорбная перспектива затронет наших далеких потомков в гря-дущие века. Но вот демографы начали бить тревогу. Не через тысячу и даже не через сто, а всего через десять лет на улицах наших городов вместо каждых четырех коренных горожан останется всего трое, а за парты в школах вместо каждых трех нынешних школьников сядет всего двое. И, следовательно, в следующие десять лет убыль продолжится по нарастающей ... Как вы думаете, дадут ли нам “трудоизбыточные” регионы планеты спокойно вымереть до последнего человека, как вымерли когда-то могикане, глядючи на наши пустеющие грады и веси, когда у них человек на человеке сидит и человеком погоняет? Не разумнее ли вспомнить о судьбе Древнего Рима, который стерли с лица земли при гораздо менее печальных перспек-тивах?.. Впрочем, мы взялись за эту статью вовсе не для того, чтобы оплакивать судьбы Треть-его Рима. И не для того, чтобы бередить душевные раны миллионов людей, по тем или иным причинам оказавшихся вне семьи. И уж конечно не для того, чтобы лишний раз воззвать к государству: спасите гибнущую семью, ибо вместе с ней погибнет и государство! Во-первых, нашему государству не до семьи, не до народа и не до страны - оно занято своими собствен-ными делами, читать о которых противно. Во-вторых, даже там, где государство и страна - понятия тождественные, государство мало что может сделать само по себе. Ибо одними деньгами тут горю не поможешь: выморочными становятся миллионы вполне благополучных и даже богатых семей. Тут важен сдвиг в общественном сознании, а его рублем и даже долларом не произведешь. Эти строки пишутся для матерей и отцов семейств, для молодых людей, готовящихся стать оными, а также для бабушек и дедушек, на которых не так уж редко держатся семьи их повзрослевших детей. Всем им приходится нелегко, почти всеми порой овладевает уныние, а иногда дело доходит чуть ли не до отчаяния, до мыслей о том, не напрасна ли их самоотвер-женность, не проще ли выживать в одиночку. Не проще! То-есть, конечно же, без семьи на-много меньше проблем. Но меньше всего их на кладбище. Да и то только для усопшего. А вообще-то жизнь - не столько форма существования белковых тел, сколько бесконечное решение проблем. Нет проблем - нет и жизни: самое время вешаться, спиваться, сходить с ума. Все дело в том, какие проблемы. Так вот, у семьи и у всех, с семьею связанных, - проблемы первостепенной важности не только для них самих, но и для судеб всего человечества сегодня. Именно от них, отцов и матерей, дедушек и бабушек, зависит, погибнет семья или выживет. Или, что то же самое, переживет человечество ХХ1 век или нет. Пусть сознание того, что вы как бы на переднем крае обороны человечества от наваливающихся на него глобальных проблем современности, как бы рядовые пехоты, от стойкости которых целиком зависит, сомнут нас вражеские танки или откатятся восвояси.

Хотелось бы только, чтобы вражеская атака была отражена с возможно меньшими потерями для обороняющихся. И здесь - на войне как на войне! - очень важен учет опыта наиболее успешно сражающихся подразделений. В данном случае - опыт счастливых семей, коих вокруг тысячи и тысячи. Правда, вообще-то семей в России - сорок миллионов, и назвать счастливыми большинство из них можно только иронически. Так чем же отличается семья Счастливцевых от семьи Несчастливцевых? Прежде всего, умением держать оборону против самого злейшего врага семьи - наркотиков. Начиная с сильнодействующих и кончая такими привычно коварными, как алко-голь и никотин. Ну, о сильнодействующих нечего много и говорить. Сел на иглу в 18 лет - в девяти случаях из десяти подохнешь как собака под забором еще до тридцати, сломав жизнь себе и окружающим. Важно задолго до 18-ти досконально знать, кому и зачем выгодно сажать тебя на иглу, что такое “наркотическая зависимость”, “ломка” и прочая панихида по живому трупу. И еще важнее такие отношения в семье, чтобы можно было сразу обратиться за советом и помощью, если споткнулся ненароком.

Сложнее с алкоголем, который формально наркотиком не считается, но фактически истребляет большинство алкоголиков до 50 лет столь же исправно, сколь наркотик - нарко-манов до 30-ти. И дело здесь не столько в 20 процентах“сильно пьющих”,быстро становящихся алкоголиками, сколько в 60 процентах - подавляющее большинство населения! - “умеренно пьющих”, “мало пьющих” и “символически пьющих” (“непьющих”, по статистике, у нас ровно столько же, сколько пропойц). Именно это большинство и является главным поставщиком будущих клиентов вытрезвителя. Самым примитивным способом. На столе красуются бутылки с заманчивыми этикетками, и тут же объявляется: это только для взрослых! А любой ребенок и тем более подросток жизнь готов положить, чтобы побыстрее признали взрослым. Родители на секунду отвернулись - и пошло-поехало. Так вот, в счастливых семьях, если нет силы рас-статься с алкоголем совсем - поднимают тосты не на глазах детей. А рассказывая о застолье, как бы извиняются и одновременно дают упреждающую информацию о том, как в будущем выглядеть на любом застолье прилично, не свиньей под столом. Вся эта азбука досконально изложена автором в книжке “Пьянство как социальная проблема” (недавно вышла в издатель-стве ФОН). Еще сложнее с никотином, поскольку курят у нас каждые три папы и почти две мамы из четырех. Тут сколько ни читай лекций “О вреде курения” - дурной пример намного заразитель-нее. Важнее другое: не курить в постели и за обеденным столом, превращая квартиру в вокзальный туалет, а выходить на площадку подальше от жилья, чтобы в глазах детей эта процедура возможно сильнее смахивала на лечебную. Вроде клизмы, только с другого конца. И при этом не забывать рассказать подрастающему поколению, что каждый народ проходит в своем развитии стадии дикости, варварства и цивилизации. Что мы сегодня дымим совершенно как американцы сорок лет назад. Стало быть, через сорок лет будем курить, как американцы сегодня: намного меньше и в специально отведенных для этого местах.

Далее следует фронт борьбы с упоминавшимся выше бытовым паразитизмом. Он предельно прост. Отменяется изжившее себя деление домашних обязанностей на “женские” и “мужские”. Каждый член семьи, включая детей, норовит взвалить на себя ровно 51% трудовой нагрузки, так что конфликты происходят в основном из-за того, что 100% никак не делятся на два-три-четыре раза по 51. И с этой ступеньки обычно начинается лестница к безоблачному семейному счастью. Не более сложен фронт борьбы с тоже упоминавшимся бытовым хамством. Тут изначально упраздняется постоянная должность “главы семьи”. “Халифом на час” становится тот, кто проводит какое-либо мероприятие. Например, сагитировал родителей на прогулку - ты в ней и полководец. Приготовил ужин - ты и метрдотель, а заодно и директор домресторана. А уж коль возник конфликт - есть надежный способ быстрого умиротворения, называемый психоаналитическим. Сначала успокойтесь, наберите в рот воды (можно - буквально). Затем сядьте рядком и попытайтесь обсудить только что происшедшее как бы с позиции стороннего наблюдателя. Что, собственно, произошло? Увидите - вам будет немного стыдно за людей, которые только что повздорили. И станет яснее ясного, из-за каких пустяков все полезли на стенку. А заодно откроется решение проблемы, о котором в пылу ссоры просто забыли. Кстати, этот прием эффективно действует и при конфликтах с другими родственниками. Только надо побольше реверансов в адрес старшего поколения - так уж оно в жизни устроено. Но и без того, если семья научилась решать конфликты, как в ООН, ей нипочем любые тещи-свекрови любой тяжести характера. Но как успешно ни сражайся на фронтах, а главное в семейной жизни - тылы. То-бишь, работа, быт, отдых вместе, семьей. Конечно, современной городской семье сделать это не-сравненно труднее, чем былой сельской. Но трудно - не значит: невозможно. Никуда не делся вечер, когда можно вместе приготовить ужин, прибрать квартиру, устроить чтение семьей или просто поговорить о жизни, как в лучших лондонских клубах. Никуда не делись выходные, когда можно устроить и общий аврал на семейной палубе, и круиз до ближайшей малаховки, и выпуск семейной стенгазеты, и домашний театр. Наконец, отпуск - только вместе. На даче ли. на юге ли,в поездке ли по стране - все едино.В нашей семье полвека назад все это разумелось как бы само собой. И вот, пожалуйста - никакого “разрыва поколений” с детьми, которые сами стали бабушками и дедушками, нет и в помине. А вот с внуками и правнуками по разным при-входящим причинам такого коллектива не получилось. И “разрыв поколений” - полнейший. Семья как производственный коллектив, как особого рода частное предприятие сферы самообслуживания, как особого рода клуб по интересам,наконец,- это верный залог семейного счастья.

Кстати сказать, клуб по интересам - не обязательно семейный - это еще и самый надежный сегодня способ формирования новой семьи. Намного эффективнее “клубов знакомств”, брачных объявлений и брачных консультаций. Займитесь интересным для всех делом - в принципе любым добропорядочным! - и там сама жизнь определит, кому кого провожать, кому на ком жениться, кому за кого выходить. Во всяком случае, ничего более действенного пока еще не придумано. Интересно все-таки, почему, как известно, семейные в среднем живут намного дольше несемейных? Несмотря на все тяготы семейной жизни. То ли потому, что это - естественное состояние человека, а все остальное - как костыли и протезы. То ли потому, что в нормальной семье - и только в ней - человек чувствует себя человеком, которого ценят, любят, уважают не за толстый кошелек или высокий чин. То ли потому, что таким образом Провидение пытается показать нам важность института семьи для судеб человечества. Семья! Ты обязана выжить, чтобы выжило человечество. А мы, каждый из нас, постараемся помочь тебе в этом по мере наших сил и разумения.

rfsa главная страница

© - RFSA