Труды Академии - расселение

Announcements of Academy - demography

© - RFSA

PAGE 1

rfsa ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Бестужев-Лада И.В. ДЕПОПУЛЯЦИЯ: СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ.

Бестужев-Лада И.В. СКОЛЬКО ИТАЛЬЯНЦЕВ И РУССКИХ ОСТАНЕТСЯ НА ЗЕМЛЕ К 2010 ГОДУ ?

Бестужев-Лада И.В. ДЕПОПУЛЯЦИЯ: СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

                    	  И.В.Бестужев-Лада, академик РАО,
			  Институт социологии РАН,
			  Социологический факультет МГУ.

Демографы и социологи (правда, не все) давно сделали научное открытие, что процесс депопуляции не сводится к одному лишь превышению смертности над рождаемостью и соот-ветственно суженному воспроизводству населения по схеме: два родителя в среднем дают жизнь лишь одному будущему родителю.А представляет собой сложный комплекс социальных явлений, ведущих в конечном счете к исчезновению социума, подверженного этому процессу,с лица земли. Комплекс может быть представлен в виде упорядоченной совокупности (кластера) социальных показателей разной степени весомости. Ниже делается попытка обосновать вве-дение в указанный кластер наиболее весомых, по нашему мнению, показателей. Ключевым, основополагающим качественным показателем, по отношению к которому все остальные - в той или иной степени производные, является, на наш взгляд, инфантили-зация - искусственное торможение процесса взросления, развития психики нормального в общем и целом ребенка. Этот феномен хорошо знаком каждому: в десять лет ребенок ведет себя как пятилетний, в пятнадцать - как десятилетний, в двадцать - как пятнадцатилетний и даже в тридцать - как восемнадцатилетний, причем, как правило, - до старости. Поражает младенческий эгоизм ребенка старшего возраста, подростка, молодого и даже пожилого человека: ему просто в голову не приходит, как воспримут его поведение окружающие. По-ражает чисто детская импульсивность: сначала сказал или сделал, а уж потом подумал - зачем, да и то обычно под впечатлением неожиданной лавины нежелательных последствий. Поражают чисто детская необязательность, безответственность, легкомысленность. Боже сохрани доверить инфантилу какое-то дело - страшно подведет, вовсе не желая этого. Избави Бог видеть инфантила в роли воспитателя подрастающего поколения (даже собственных детей) - тут же начинается война, так сказать, “на равных”, поскольку разум примерно одинаков у обеих сторон. Инфантилы встречались всегда, но еще два-три десятилетия назад были сравнитель-ной редкостью. В отличие от совсем ненормальных “дураков”, они образовывали как бы про-межуточную категорию “придурков” и жестоко преследовались всемогущим в былые времена общественным мнением окружающих. Их невозможно было увидеть в любой сколько-нибудь значительной социальной роли, только в роли самого презираемого крестьянина, ремеслен-ника, дворника - или прихлебателя. В большинстве своем инфантилы, наряду с другими явно ущербными членами общества, оставались в “старых девах” или “бобылях”, что изначально исключало расширенное воспроизводство таких индивидов. А за последние десятилетия счет пошел по нарастающей и грозит выйти, если уже не вышел, на порядок десятков процентов. Горький опыт показывает, что если младенец не имеет врожденных физиопсихических недостатков, то обычно инфантил из него получается преимущественно в однодетных семьях, особенно в неполных семьях с чрезмерно чадолюбивыми матерью и бабушкой. И этому легко найти объяснение. В однодетной семье ребенок попадает, можно сказать, в противоестест-венное положение. Ему не о ком заботиться - он с младенчества привыкает, что заботиться надо только о нем и только окружающим. Ему с младенчества вообще не приходится прини-мать никаких решений: за него все решают родители, две пары бабушек и дедушек, иногда вдобавок четыре пары прабабушек и прадедушек, плюс целая куча бездетных теток и дядьев. Словом, в массовом масштабе получается феномен императора Иоанна Антоновича, когда из вполне нормального младенца к двадцати годам нарочито сделали полуидиота. А ведь у нас однодетных семей - все более значительное большинство, причем при соответствующем от-ношении к ребенку и двух-трехдетная семья все чаще может рассматриваться просто как “дважды или трижды однодетная”. И воспитательские качества подавляющего большинства существующих родителей, как известно, оставляют желать лучшего. Решение проблемы осложняется тем, что инфантилизм, как и, скажем, интеллигент-ность, вовсе не относится к разряду черно-белого кино. Речь идет обычно о той или иной степени интеллигентности или инфантилизма, причем нередко лишь в том или ином конкрет-ном отношении. Но это нисколько не умаляет актуальности самой проблемы. Повторяем: социальной проблемой инфантилизация стала лишь за два-три последних десятилетия, когда однодетная и неполная семья сделались массовыми. Пока что ситуация в значительной мере смягчается тем, что в семьях инфантилов заботу об их детях и о самих семьях вообще берет

2 на себя старшее поколение бабушек и дедушек. Но оно не вечно. Пройдут еще два-три десятилетия, и когда инфантил обоего пола станет таким же распространенным, как сегодня - неинфантил, то стране, обществу, государству придет конец безо всяких социальных взрывов изнутри и вторжений извне. Ибо общество, состоящее сплошь из придурков, нежизнеспособно по определению. По той же причине, по какой сумасшедший дом невозможен с одними лишь сумасшедшими Второй по важности показатель депопуляции - пресловутый разрыв поколений. Вообще-то он носит самодовлеющий характер, ибо порожден намного более сложным комп-лексом причин далеко за рамками собственно депопуляции. Но последняя играет в данном случае роль катализатора - в смысле наращивания масштабов и темпов процесса инфанти-лизации, а тот, в свою очередь, усиливает разрыв поколений и придает ему чудовищный характер. Дело в том, что естественное состояние качественного воспроизводства поколений в человеческом обществе - в смысле воспроизводства Личности, Родителя, Гражданина, Ра-ботника - веками и тысячелетиями шел в “домашней школе” каждой нормальной семьи, где как бы по наследству передавались профессия, мировоззрение, стереотипы сознания и поведе-ния, навыки и психология родителей. Для этого необходим совместный труд, быт и досуг семьей на протяжении всего цикла воспитания следующего поколения. При современном способе производства это затруднительно, поскольку не только труд (учеба для младших), но также быт и досуг становятся раздельными. Однако конечный результат оказывается неожи-данно катастрофическим. Если вы выбрасываете на улицу своего любимого кутенка, он, просто чтобы выжить, должен прибиться к звериной стае и жить по законам этой стаи. Точно так же поступают вышвырнутые нами на улицу дети, подростки, молодежь. При этом они с детских лет ощущают себя полностью взрослыми, а с ними обращаются как с несмышленышами. В результате образуются два враждебных лагеря, абсолютно не понимающие друг друга. Разрыв поколений имеет два социальных следствия, одно кошмарнее другого. С одной стороны, только в России мы видим миллионы стариков - десятки, если не сотни миллионов в мире - совершенно не нужных ни своим детям и внукам, ни обществу, в котором живут. Они обречены на медленную мучительную смерть похуже чем в камере-одиночке, даже если сыты, здоровы и имеют крышу над головой. С другой, мы видим “антикультуру” подрастающего поко-ления, зверино враждебную господствующей культуре взрослых. Антикультуру, построенную на культах насилия, случки, наркокайфа. Короче, по нарастающей идет массовая деморализа-ция подрастающего поколения, и уже одно это лишает будущего страны, пораженные депо-пуляцией. При существующем положении вещей, им не пережить первой половины ХХ1 века, может быть первой четверти наступающего столетия. Даже если их не сметут внешние силы. Между тем, эти последние видны, что называется, невооруженным глазом. И именно они создают эффект, которому трудно подобрать подходящее название, но который от этого отнюдь не становится менее драматичным. Раньше его условно именовали “гастарбайтер-ством”, но это не отражало всей сложности явления. Теперь его более точно можно именовать: Эффект Косово. Дело в том, что при суженном воспроизводстве населения возникают нарастающие трудности с заполнением вакансий, жизненно необходимых для нормального функционирова-ния экономики страны, особенно по части низкооплачиваемых и низкопрестижных рабочих мест. При этом в массово однодетных семьях создается весьма специфическое отношение к трудоустройству любимого чада: родители, бабушки и дедушки готовы держать его на своем иждивении хоть до самой его, чада, пенсии, лишь бы не видеть на непрестижной работе. Но народное хозяйство страны не может обойтись без миллионов “непрестижных” рабочих мест.Поэтому начинается нарастающий импорт рабочей силы из “трудоизбыточных” регионов мира. К чему это привело - известно. Сегодня два из пяти каждых парижан, лондонцев, мюнхенцев и т.д. - негры, арабы, индусы, турки, югославы и пр. Их процентная доля нарастает с каждым годом, несмотря на поистине драконовские законы ограничения иммиграции в страну. Но там мы имеем дело со стабильным обществом, где пришлым чужакам трудно особенно разгуляться. Где общество нестабильно (например, в России) чужакам легче моно-полизировать целые отрасли экономики - скажем, рынки и банки - и начать проводить политику постепенного вытеснения туземцев из одного района за другим.

3 К чему это приводит - ныне тоже известно. Косовский край исторически был полностью сербским. Затем албанцам - считанным процентам населения - разрешили селиться в горах, где сербов не водилось. Затем титовский режим, подражая советскому, провозгласил “авто-номию” края и открыл албанцам дорогу в города, как мы чеченцам - в Грозный. А затем на про-тяжении менее полувека косовский мир как бы перевернулся. Албанское меньшинство через массовую многодетную семью стало подавляющим большинством. А сербское большинство через массовую однодетную семью стало “нацменьшинством”. И тогда “большинство”, при-крываясь ширмой европейской демократии (“автономия”!), стало сживать “меньшинство” со света чисто азиатскими способами, хорошо известными нам по той же Чечне.Что получилось в конечном итоге - статья особая. Но этот урок истории диктует два непреложных вывода: 1. Судьба сербов в Косово неизбежно ждет все страны - жертвы процесса депопуляции, от США и Канады до России и Украины, включая всю Западную Европу без остатка. 2. Страны, допустившие себя до положения жертв депопуляции, не заслуживают места под солнцем на политической карте мира первой четверти ХХ1 века. Их место неизбежно займут более жизнеспособные социумы - как только последние освоят плывущее в их руки ядерное, химическое и бактериологическое оружие массового поражения. Сказанное делает простой игрой ума демографические расчеты, через сколько именно лет последний Карл женится на последней Кларе и родит единственного инфантила-Коралла. Или последний Иван - на последней бездетной Марье. Элементарные геополитические со-ображения подсказывают, что задолго до точно вычисленных дат и Карлу, и Ивану дадут заслуженный пинок под зад гораздо более демографически грамотные джигиты. Сделать это будет тем легче, что депопуляция - это не только инфантилизация, разрыв поколений и “Эффект Косово”. Это еще и нарастающее ухудшение физиопсихических харак-теристик подрастающих поколений - самое настоящее прогрессирующее вырождение нации. Не будем говорить о других странах. Полюбуемся, что мы натворили и продолжаем творить со своими собственными детьми. Недавно сверхсекретная, а ныне вполне открытая и тем не менее абсолютно никого не интересующая статистика гласит: Благодаря нашему предательству своих собственных детей и вопиющему идиотизму существующей школы из её стен к десяти годам выходят: более половины школьников - невротики с расшатанной психикой, будущие кандидаты на очередь в психдиспансеры; более двух третей - подавляющее большинство! - аллергики, будущие сидельцы в очередях к врачам всех специальностей, неспособные существовать без каждодневного медобслуживания; чет-веро из каждых пяти - по сути чуть ли не инвалиды третьей группы, с серьезнейшими про-блемами уха-горла-носа, зрения и позвоночника. При этом те же четверо из пяти постарше, в силу вопиющей половой распущенности, - потенциальные клиенты уролога или соответст-венно гинеколога. И это не говоря уже о рекордно мировом уровне курения, поскольку Восток еще не развернулся как следует с этим убийственным наркотиком, а Запад быстро сворачива-ет масштабы никотинового бедствия. И это не говоря уже о нарастающем повальном пьянстве, которое сулит нам не больше двух-трех десятилетий безоглядной оргии, а затем - судьбу тех племен и народов, которые были сметены с лица земли алкоголем. И это не говоря уже о на-двигающейся лавине гораздо более сильных наркотиков, против которых, в отличие от иных-прочих стран, Россия полностью бессильна ... Суженное воспроизводство здоровых особей и расширенное - ущербных разного вида есть кратчайший путь к исчезновению любой популяции, от микроба до человека. В каждом случае достаточно нескольких конкретных цифр в их прогрессии на десяток-другой лет, чтобы точно вычислить год, когда последний здоровый элемент популяции отойдет в лучший мир и когда оставшиеся неполноценные быстро последуют за ним. Не хочется продолжать эту бесконечную панихиду по умирающей родной стране. Зададимся лучше вопросом: есть ли пути спасения от надвигающейся катастрофы? Есть, и они сводятся всего к двум: Первое. Осознать, что депопуляция - это так же серьезно, как Гитлер, СПИД или новый всемирный потоп. И повести себя по отношению к ней совершенно так же, как к вражескому вторжению или к стихийному бедствию континентальных масштабов. Не задавая идиотских вопросов: откуда взять денег на оптимизационную демографическую политику. Оттуда же, негодяи, откуда берете на президентские и думские выборы, на заведомо провальные аван-тюры и на тайные счета в зарубежных банках!

4 Второе. Немедленно начинать проводить в жизнь детально разработанную в несколь-ких вариантах демографическую программу, согласно которой солью земли и главной опорой общества становится массовая среднедетная семья (в среднем - три-четыре ребенка). Именно Отец и Мать такой семьи должны стать “новыми русскими” первой четверти ХХ1 века - пусть не по количеству долларов в мошне, но по социальному статусу и престижу. Да, в сложившихся обстоятельствах миллионы мужчин и женщин при всем их желании не смогут стать главами среднедетной семьи. Что ж? Каждый член общества должен разными способами внести свою лепту в полноценное воспитание полноценного количественно и качественно нового поколения. Затасканный и опошленный лозунг былых времен: “Все лучшее - детям” должен обрести качественно новое и первостепенно актуальное содержание. Ибо без детей, без нормального воспроизводства поколений, нет будущего у страны, нет и не будет России ХХ1 века.

Бестужев-Лада И.В. СКОЛЬКО ИТАЛЬЯНЦЕВ И РУССКИХ ОСТАНЕТСЯ НА ЗЕМЛЕ К 2010 ГОДУ ?

Врез: Осенью 1999 года около двух десятков прогностических центров в разных странах мира объединились в Международную академию исследований будущего (International Future Research Academy) со штаб-квартирой в г. Гориция, Италия. Их общая цель - совместные исследовательские проекты. Один такой проект называется “Италия и Россия в 2001-2010 гг.: проблемы и решения”. Он предусматривает опросы экспертов и построение на этой основе проблемно-целевых сценариев. Авторы не собираются предугадывать, что именно произойдет в России и Италии в грядущие годы. Их интересует прежде всего - какие проблемы будут назревать в этих странах по части экологии и стихийных бедствий, населения и расселения, финансов и занятости, образования и культуры, преступности и терроризма, компьютеризации нашей жизни, состояния здоровья людей и т. д. И, естественно, как их лучше решать. Об одной из этих проблем, связанной с изменениями физического и психического облика человека, мы уже говорили (см. “Будь здоров!” , 1999, _). Сегодня разговор о не менее серьезной проблеме - о тенденциях депопуляции, т.е. вырождения населения многих стран мира, в том числе России и Италии, вообще всех развитых стран Запада.

С человечеством произошло самое страшное, что только может случиться в жизни: оно потеряло - точнее начинает стремительно терять - потребность в детях, желание обзавестись детьми.

Раньше, при сельском образе жизни, ребенок был помощником в доме, когда подрастал - важным союзником, а под старость родителей - их “живой пенсией”, поскольку иной не было. Бездетность и даже малодетность рассматривались как разновидность болезни, унижающей, позорящей мужа и жену. Случалось, ребенка вымаливали у Бога, как самое большое счастье в жизни. На протяжении ХХ века все это ушло в прошлое. Сегодня, при городском образе жизни, даже один ребенок все чаще рассматривается как обуза, мешающая жизненым успехам отца и матери. Тем более, что подрастая он все чаще становится чужим на всю жизнь. А пенсия у нас - вроде как независимая от него, государственная - хотя на деле в конечном счете она целиком определяется количеством и качеством подрастающего поколения. И вот одна супружеская пара за другой начинают принимать решение не обзаводиться детьми или, в крайнем случае, ограничиться одним ребенком, редко - двумя. А все больше молодых людей вообще считают лучше не обзаводиться и самой семьей - предпочитают иные формы сожительства. Меж тем, чтобы род людской не пресекся, мало одного-двух детей, требуется три-четыре в среднем на семью. И коль скоро этого больше нет - начинается депопуляция: выморочность, вырождение населения.

Раньше массовой была многодетная семья, а малодетные и тем более бездетные составляли считанные проценты. И иначе просто быть не могло: слишком велика была детская смертность. Вздумай наши предки подражать нам с вами - нас бы ныне на свете не было, человечество попросту исчезло бы с лица земли. А сегодня девять шансов из десяти, что твой отпрыск доживет до собственной свадьбы - и чего ради заводить другое такое сокровище? Поэтому массовой стала, наоборот, малодетная семья. Считанные проценты имеют более двух детей. А чуть ли не треть молодежи остается бездетной или вообще холостой. При этом все думают: ну, и что - вон какая безработица, а на Востоке - вон какая рождаемость! Мало кому известно, что на Востоке рождаемость тоже начинает падать и в ближайшие десятилетия наверняка сравняется с нашей. Так что отсиживаться за спиной многодетных восточных семей осталось недолго. Главное же, мало кто задумывается о том, что массовая однодетная семья - это не просто уменьшение населения от поколения к поколению. Это - целых четыре негативных социальных последствия - одно кошмарнее другого.

Во-первых, в однодетной семье ребенок изначально попадает в неестественное, можно даже сказать, противоестественное положение. Ему ни о ком и ни о чем не приходится заботиться - напротив, все вокруг заботятся о нем, мало того, фактически принимают за него все жизненные решения. Вы только подумайте, что произошло бы, если бы мы не давали ребенку вымолвить ни слова - сами бы наперебой говорили за него всю жизнь. Что получилось бы? Правильно: психически ущербная личность. Вот и в однодетной семье происходит примерно то же самое, причем в этом смысле все чаще даже двухдетную семью ухитряются сделать как бы “дважды однодетной”. С теми же последствиями. На языке психологов это называется “инфантилизация” - искусственное торможение процесса нормального взросления ребенка. Ему уже десять, а он ведет себя как пятилетний. Пятнадцать - а по сути десять. Двадцать - а по сути пятнадцать. И даже тридцать - а не отличишь от подростка. Этакое дитя до старости лет, причем нередко - с собственными детьми и внуками. Заметьте - не по своей, а целиком по нашей с вами вине. Ну, и какие они родители-воспитатели? Пока в семье папы-инфантила и мамы- инфантилки жива еще неинфантильная бабушка - все идет как бы по инерции. Но вот бабушки не стало - и семья инфантилов разом превращается в разновозрастный детсад. Напомним еще раз: массовая, подавляюще преобладающая семья! И что примечательно: дети в этой семье, как правило, еще более инфантильны, еще чаще стремятся не обзаводиться потомством, вообще семьей. А теперь представьте себе этот процесс поколение за поколением, обвал за обвалом. Поистине путь в никуда.

Во-вторых, коль скоро инфантил с детства органически неспособен заботиться о ком-либо (так он воспитан) - ему в голову не приходит такая абстракция, как “забота о стариках”. В результате пресловутый “разрыв поколений”, с молодежной “контркультурой” , воинствующе враждебной “культуре взрослых”, принимает дикие формы: миллионы стариков начинают страдать не только от нищей пенсии и нехватки лекарств, но и не менее жестоко - от чувства одиночества, ненужности, заброшенности. Примите во внимание: эта прискорбная участь в условиях депопуляции в той или иной мере ждет практически почти каждого из нас с вами!

В-третьих, в малодетной семье ненаглядное чадо ни за что не допустят к низко-оплачиваемой и тем более - к низкопрестижной работе. Предпочтут держать на родительской шее хоть до самой его, чада, пенсии в ожидании “приличного” места. Но с такими синекурами ныне, как известно, все труднее и труднее, а экономика страны, хозяйство крупного города рухнет без станочников и водителей, дворников и продавцов. Поэтому, как говорится, свято место пусто не бывает, и его заполняют выходцы из тех регионов, где многодетные семьи только еще начинают выходить из моды. Эта проблема становится все острее даже для Италии, где ситуация более или менее стабильна, и выходцам с юга гораздо труднее захватывать рынки и банки, заниматься рэкетом и пр. А уж для России - это сегодня острее острого. И если подумать о перспективах - это все та же старая история про последних могикан.

История тем более печальная, что процесс депопуляции не может продолжаться вечно. Совсем недавно демографы в порядке шутки пытались вычислять, сколько сотен лет пона-добится в условиях однодетной семьи, пока последние Марья с Иваном или Ромео с Юлией родят последнего Дениса или Дарью, Буратино или Мальвину. Сегодня уже не до шуток. Сегодня демографами досконально установлено, что при существующих тенденциях не через тысячу и даже не через сто, а всего через ДЕСЯТЬ лет за парты московских или миланских школ сядут ровно два школьника вместо нынешних трех, через двадцать лет - полтора, через тридцать - один с дробями и т.д. По питерским или римским улицам через десять лет станут разгуливать трое питерцев или римлян вместо нынешних четырех, потом - двое, потом - один ... На самом деле и за парты сядут и по улицам будут разгуливать столько же - но уже не коренных москвичей или римлян. Потому что нам никто не даст вымереть спокойно: слишком тесно сегодня на земном шаре, слишком безотрадны перспективы с работой у растущих сотен миллионов безработных в Азии, Африке, Латинской Америке.

Так что же, сидеть сложа руки и ждать, подобно древним римлянам, неизбежного и вполне заслуженного нами конца? Нет, пока еще есть реальная возможность стабилизировать положение в смысле нормального количественного и качественного воспроизводства поколений. Для этого вовсе не требуется гнать всех женщин огулом обратно на кухню с разнарядкой по три-четыре ребенка на каждую бабью физиономию. Вполне достаточно просто пойти навстечу желаниям самих женщин.

С учетом того, что женщины бывают разные. Намного “разнее” самых ярких мужчин.

Один социальный тип женщины - полностью вовлеченная а производственные дела особа, обычно незамужем или в бездетном браке. И даже если есть ребенок (очень редко - двое) - он целиком на попечении бабушки, мужа, няни. Наиболее яркие примеры - Галина Уланова или Джульетта Мазина, академики Милица Нечкина или Элеонора Мазини. Замужем они или незамужем, нет у них детей или целая куча - они все равно всю жизнь на сцене или в науке. И часто талантливее многих коллег-мужчин. Но таких женщин сравнительно мало: самое большее - одна из шести. Они, как говорится, не делают погоды в воспроизводстве поколений. Поэтому их - и только их! - можно приравнять по всем статьям всего лишь к мужчинам.

Второй тип составляет сегодня в развитых странах мира подавляющее большинство - почти две трети женщин, если верить социологическим опросам. Этим женщинам очень хочется сравняться по работе с мужчинами, но не ценою семейного, материнского счастья. Их можно уподобить двуглавым орлицам: одна голова заставляет ехать через весь город на служебную или рабочую каторгу, а другая все время оглядывается: что там дома, как там дети? Этим женщинам очень трудно в жизни, и было бы очень гуманно помочь им как следует справляться и с семейными, и с рабоче-служебными делами. Для этого необходим достаточно продолжительный дородовой и послеродовой хорошо оплаченный отпуск (согласно медицинским рекомендациям, с учетом прежде всего физического и психического здоровья ребенка - соответственно полгода и три года). А затем еще десять лет - возможность работать в режиме половинной рабочей недели, пока подросток не перейдет в категорию молодежи. С полным окладом или с половинным же окладом, но достаточно высоким пособием на ребенка, чтобы полностью сравняться хотя бы материально со своей бездетной подругой. А вторая половина недели должна проводиться в детсаду или школе в роли асссистента профессионального воспитателя-педагога, чтобы облегчить непомерную сегодня нагрузку последнего и, главное, - хоть немного уменьшить тот гибельный для общества “разрыв поколений”, о котором мы упоминали выше. Да, этим женщинам труднее будет достичь высот своих подруг предыдущего типа. Но они, по крайней мере, хоть материально будут жить не хуже. А то, что не выбьются в народные артистки или доктора наук, останутся кандидатами наук или “заслуженными” - с лихвой компенсируется материнским счастьем. Главное, чтобы жизнь была не хуже материально и духовно, чтобы общественное признание было одинаково высоким. Чтобы было право выбора - которого сегодня фактически нет.

Наконец, третий социальный тип женщин - это те, кто очень хотел бы полностью сосредоточиться в своей жизни на роли хозяйки дома - матери нескольких детей, но не видит реальной возможности для этого. Их немало: по тем же социологическим данным примерно каждая четвертая. На них вполне могла бы прийтись основная нагрузка в смысле нормального воспроизводства поколений. Но редко кто рискует выбрать такую стезю: всегда будешь выглядеть вроде бы ущербно (хотя, если вдуматься, в чем тут ущербность?) и что будешь делать, если муж прельстится представительницей первого или второго социального типа? Сегодня такие особы чаще встречаются только в высшем классе общества, в очень богатых семьях. Но много ли таких семей? Считанные проценты ...

Укоренилось мнение, что тут все дело - в деньгах. Дескать, дай женщине достаточно высокое пособие на ребенка - и она останется сидеть дома с кучей детей на руках. Жизнь опровергает это расхожее мнение. В Италии и других странах Запада такое пособие намного выше оклада российского профессора или артиста. Там, мягко говоря, не бедствуют - и тем не менее рождаемость сопоставима с российской.

Конечно, материальная сторона дела очень важна. Если бы мы осознали всю гибельность проблемной ситуации, складывающейся в сфере воспроизводства поколений - ситуации, на глазах перерастающей в критическую и катастрофическую, мы обязательно последовали бы примеру русских дворян ХУШ века. которые записывали своих детей в гвардейские полки прямо со дня рождения. Только те делали это для того, чтобы дети, став взрослыми, шли в гвардию прямо офицерами, “по выслуге лет”. А мы должны уподобить каждого ребенка защитнику отечества (каковым он и станет на самом деле), чтобы у него с рождения провиант, обмундирование, книжки-уставы и игрушки-автоматы были, как у солдата, бесплатными. Точнее, с учетом психологии людей, - платными чисто символически. Да и родителям хорошо бы квартиру в кредит с обстановкой, и многое другое, для нормального существования семьи необходимое.

Но не менее важна и так называемая полнота жизни. Чтобы культурная сторона была не хуже, чем у презренных холостяков. Скажем, очень привлекательный Клуб Матери и Отца Семейства, куда иным-прочим вход потруднее, чем в самый аристократический клуб, и где сложный досуг семейного человека проходит на зависть всем.

Действительно, главное - общественное признание, высокий социальный статус Родителя. Пусть отношение к женщине-матери будет похоже на отношение к боярыне-графине в былые времена. Напомним, далеко не все графини были богатыми. Но все богатые заискивали перед самой нищей графиней ...

Остаются считанные годы, чтобы попытаться приостановить жуткую колесницу депопуляции, грозящую раздавить своими колесами сначала народы развитых стран мира, а затем и все человечество в целом. К сожалению, сегодня эту угрозу осознал полностью только один-единственный ребенок, который грустно пропел: - Что же будет на земле через сто ближайших лет, если мода на детей совсем пройдет?!...

rfsa главная страница

© - RFSA